Interaction of Main Islamic Mystical Centers in the 9th–10th Centuries

 
PIIS086919080005952-4-1
DOI10.31857/S086919080005952-4
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Research Assistant
Affiliation: Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Moscow, Russia
Journal nameVostok. Afro-Aziatskie obshchestva: istoriia i sovremennost
EditionIssue 4
Pages146-155
Abstract

The article examines eighty-three biographies of Muslim devotees of the 9th and 10th centuries from the classic Sufi treatise composed by Arabian Muslim theologian Abu l-Qasim al-Qushayri (986–1072) al-Risala al-Qushayriyya fi ‘Ilm al-Tasawwuf (Epistle on Sufi science) in order to analyze the early Sufi movement. As a comparative source the study uses the Revelation of the Veiled (Kashf al-mahjub) by the Persian Sufi ‘Ali Ibn ‘Uthman al-Hujwiri (1009–1072/77). Based on the analysis of the hagiographic material, the author identifies four early centers of the mystical Islam — Egypt, Iraq, Syria, Khorasan, and Transoxiana — and examines them separately, tracing their cultural interaction. According to the sources, the Baghdad Sufi school was the most active one, maintaining spiritual contacts with representatives of practically all areas of the early mystical Islam. Local Muslim ascetic traditions appeared also in Syria and Egypt with the development of Muslim “saints” notion. However, while the Egyptian and Syrian Sufi schools fell under the strong influence of Baghdad, the Khorasan and the Transoxianian ones were able to defend their spiritual independence and, as a result, became the main opponents of Iraq. The “drunken” Sufism, popularized by the mystics from these provinces, was sharply criticized by Baghdad devotees of a moderate (“sober”) school, defending the idea that after the “intoxication” of the Sufi, caused by his substance-induced unification with the Divine, the ascetic should return to the initial “sobriety”. Not only Sufi devotees but also Muslim legal scholars and representatives of power structures who fought against popular unrest and disintegration of the state, took part in this acute intellectual controversy. As a result, the “moderation” of the mystical Islam of the Baghdad school, its flexibility and its direct connection with the authorities formed the basis on which was built the entire building of classical Sufism.

KeywordsAbu-l-Qasim al-Qushayri, Islam, Muslim world, Sufism, Sufi path
Received23.07.2019
Publication date22.08.2019
Number of characters27601
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Исламский богослов арабского происхождения из Нишапура Абу-л-Касим ал-Кушайри (986–1072) является признанным классиком мусульманской средневековой мысли, перу которого принадлежат основополагающие работы по истории, теории и практике мистико-аскетического направления в исламе – суфизма (араб. тасаввуф). Самым значительным среди них еще средневековые авторы называли «Послание о суфийской науке» («ар-Рисала ал-кушайрийа фи ‘илм ат-тасаввуф») [Кушайри, 1989; Qushayri, 2007], написанное в 1046 г. От подобных работ предшественников, например от десятитомного «Хилйат ал-аулийа’» («Украшение праведников») Абу Ну‘айма ал-Асфахани (ум. в 1038 г.) [Asfahani, 2013], «Кушайриево послание» отличается более системным и лаконичным изложением истории и философии мистического ислама, благодаря чему оно практически сразу стало одним из базовых теоретических трудов в мире суфизма.
2 Популярность трактата сохранялась на протяжении последующих веков. Так, дамасский суфий ‘Абд ал-Гани ан-Наблуси (1641–1731) во время посещения могил ранних мусульманских подвижников Мансура б. Аммара (ум. в 839 г.) в Дамаске и Бишра ал-Хафи (ум. в 842 г.) в Наблусе не приводит их биографии, а отсылает читателя к «Посланию» ал-Кушайри [Наблуси, 1990, с. 41, 79]. В ливанском городе Триполи ан-Наблуси и другие мусульманские ученые с большим удовольствием изучили шарх (комментарий) египетского богослова Закарии ал-Ансари (1420–1520) на рассматриваемое произведение [Наблуси, 1986, с. 71].
3 Примерно в то же время, когда было написано «Кушайриево послание», на свет появилось одно из первых описаний суфийского учения на персидском языке – «Раскрытие скрытого за завесой» («Кашф ал-махджуб») [Худжвири, 2004]. Его авторство принадлежит персидскому суфию ‘Али б. ‘Усману ал-Джуллаби ал-Худжвири (ум. в 1073 г. или 1077 г.), родившемуся в Худжвире около Газны (современный Афганистан). Привлечение данного трактата в качестве компаративного источника позволяет дополнить и сравнить данные, полученные при анализе трактата ал-Кушайри.
4

ИСТОКИ И ОСНОВНЫЕ ЦЕНТРЫ РАННЕГО СУФИЗМА

5 Несмотря на то что «ар-Рисала» и «Кашф ал-махджуб» были написаны в XI в. под сильным влиянием идейных установок сложившейся к тому времени в основных чертах багдадской суфийской школы, для исследователей суфизма эти трактаты остаются основными источниками по начальной эпохе формирования мистического ислама, до сих пор порождающей многочисленные догадки и споры. Определение истоков и особенностей раннего суфизма, начавшего складываться уже при династии Умаййадов (661–750), представляется достаточно сложной задачей. Ни ал-Кушайри, ни ал-Худжвири не называли имя общепризнанного первого суфия, а возводили духовную родословную (силсила) мусульманских подвижников к пророку Мухаммаду (ум. в 632 г.) и его сподвижникам из числа ахл ас-суффа1 [Qushayri, 2007, p. 289; Худжвири, 2004, с. 81–82]. При этом обнаруживается явная связь начальной фазы развития суфизма с шиитским мистицизмом. Так, по мнению А. Шиммель, шестого шиитского имама Джа‘фара ас-Садика (ум. в 765 г.) можно одновременно назвать и одним из представителей раннего тасаввуфа, поскольку именно он, обозначая духовный опыт в мистических терминах, определил его как «божественный огонь, снедающий человека целиком» [Шиммель, 2012, с. 55; Корбен, 2013, с. 189–190]. 1. Ахл ас-суффа (араб. «обитатели навеса») – бедные сподвижники пророка Мухаммада, которые не имели в Медине пристанища и были вынуждены жить под навесом мединской мечети – дома Пророка [Кныш, 2004, с. 10; Шиммель, 2012, с. 41]. Заставляет задуматься, почему ал-Кушайри не приводит в трактате биографию проповедника из Басры по имени ал-Хасан ал-Басри (ум. в 768 г.), которого многие исследователи часто характеризуют как одного из «отцов-основателей суфийского движения». В Послании рассказ о суфийских учителях начинается с современника ал-Басри, легендарного подвижника из Балха Абу Исхака б. Мансура (ум. ок. 778 г.). Напротив, у ал-Худжвири ал-Басри занимает место одного из четырех ранних мусульманских учителей, которых «суфии высоко чтят» [Qushayri, 2007, p. 18–19; Худжвири, 2004, с. 83–87].

Number of purchasers: 2, views: 975

Readers community rating: votes 0

1. Арберри А. Дж. Суфизм. Мистики ислама. М.: Сфера, 2002 [Arberri A. Sufism: An Account of the Mystics of Islam. M.: Sfera, 2002 (in Russian)].

2. Большаков О. Г. Очерки истории арабской культуры V–XV вв. М.: Наука, 1982 [Bol'shakov O. G. Essays on the History of Arab Culture in the 5th–15th centuries. M.: Nauka, 1982 (in Russian)].

3. Ислам: энциклопедический словарь. М.: Наука, 1991 [Islam: Encyclopedic Dictionary. Moscow: Nauka, 1991].

4. Кныш А. Д. Мусульманский мистицизм. М.: Диля, 2004 [Knysh A. D. The Brief History of Islamic Mysticism. Moscow, Saint Petersburg: Dilja, 2004 (in Russian)].

5. Корбен А. История исламской философии. М.: Академический проект; Садра, 2013 [Corbin H. History of Islamic Philosophy. M.: Akademicheskii Proekt; Sadra, 2013 (in Russian)].

6. Ал-Кушайри Абу-л-Касим. Ар-рисала ал-кушайриййа фи ‘илм ат-тасаввуф (Послание о суфийской науке). Ал-Кахира: Матабаʻ му’ассасат Дар аш-шаʻаб ли-с-сихафа ва-т-тибаʻа ва-н-нашр, 1989 [Al-Qushayri Aby-l-Qasim. Al-Risala al-Qushayriya fi ‘Ilm al-Tasawwuf (Al-Qushayri's Epistle on Sufism). al-Qahira: Matabiʻ Muassasa Dar al-Shaʻb li-l-Sihafa wa-l-Tibaʻa wa-l-Nashr, 1989 (in Arab.)].

7. Ан-Наблуси ‘Абд ал-Гани. Ал-хакика ва-л-маджаз фи-р-рихла ила билад аш-Шам ва-Миср ва-л-Хиджаз (Достоверное и образное описание путешествия по Великой Сирии, Египту и Хиджазу). Ал-Кахира: Марказ таусик ат-турас, ал-хай’а ал-мисриййа ал-‘амма ли-л-китаб, 1986 [Al-Nablusi ‘Abd al-Ghani. Al-Haqiqa wa-l-majaz fi-l-rihla ila bilad al-Sham wa Misr wa-l-Hijaz (Accurate and Imaginative Description of the Trip to Greater Syria, Egypt and Hijaz). Al-Kahira: Markaz Tausik at-Turas, al-Haja al-Misrija al-‘Amma li-l-Kitab, 1986 (in Arab.)].

8. Ан-Наблуси ‘Абд ал-Гани. Ал-хадра ал-унсиййа фи-р-рихла ал-кудсиййа (Дружеское сообщение о Иерусалимском путешествии). Бейрут: ал-Масадер. 1990 [Al-Nablusi ‘Abd al-Ghani. Al-Hadra al-unsijja fi-l-rihla al-kudsijja (A Friendly Message on the Jerusalem Journey). Bejrut: al-Masadir, 1990 (in Arab.)].

9. Стародуб Т. Х. Средневековая архитектура, связанная с суфизмом: ханака, завия, такия. Суфизм в контексте мусульманской культуры. М.: Наука, 1989. С. 268–279 [Starodub T. Kh. Medieval Sufi Architecture: Khanqah, Zawiya, Takiya. Sufism in the Context of Muslim Culture. M.: Nauka, 1989. Pp. 268–269 (in Russian)].

10. Ал-Худжвири ‘Али ибн ‘Усман. Раскрытие скрытого за завесой. Старейший персидский трактат по суфизму. М.: Единство, 2004 [Al-Hujwiri ‘Ali ibn ‘Uthman. Revelation of the Veiled. The Oldest Persian Treatise on Sufism. M.: Edinstvo, 2004 (in Russian)].

11. Шиммель А. Мир исламского мистицизма. М.: Садра, 2012 [Schimmel A. Mystical Dimensions of Islam. Moscow: Sadra, 2012 (in Russian)].

12. Al-Asfahani Abu Nu‘aym. The Beauty of the Righteous and Ranks of the Elite. Philadelphia: Pearl Publishing House, 2013.

13. Al-Qushayri Abu l-Qasim. Al-Qushayri's Epistle on Sufism: Al-Risala al-Qushayriyya fi 'Ilm al-Tasawwuf. Reading: Garnet Publishing, 2007.

14. Massignon L. Essai sur les origines du lexique technique de la mystique musulmane. Paris: Geuthner, 1922.

Система Orphus

Loading...
Up