Justice – Imperative of the Civilisation of Law

 
PIIS004287440004029-6-1
DOI10.31857/S004287440004029-6
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: professor
Affiliation: Constitutional Court of the Russian Federation
Address: Russian Federation, St.Petersburg
Journal nameVoprosy filosofii
EditionIssue 1
Pages5-14
Abstract

On the choice of an idea of justice (whether there will be any!), to be taken by the humankind as the main mind-set guideline for the foreseeable historical perspective, would depend to a great extent its ability to confront the challenges of the modern age with its globalisation, informatisation, explosive development of biotechnology and other processes. One of the key elements of this discussion – the question whether justice is a legal phenomenon resuming in itself a generally valid result of a rational and logical interpretation of social realities or justice – is a phenomenon of morality caused by the specific historical and sociocultural peculiarities of a particular society. The article elaborates the thesis that the rejection of a universally valid legal approach to the interpretation of justice as equality in freedom is fraught with imposing on the whole world (including the means of modern information technologies) one-sided notions of justice meeting the interests of the most influential actors of global relations system. Within the context of such an approach the author considers the notion of the European consensus aimed at European moral values, as well as the practice of realisation thereof in the activities of the European Court of Human Rights. The thesis is that overcoming of the emerging dangerous trend towards ideological unipolarity in the interpretation of justice should be sought on the path to the synthesis of the values of individualism and solidarity. 

Keywordsjustice, law, trust, human rights, moral universalities, European consensus, ideological unipolarity, individualism, solidarity values
Received13.02.2019
Publication date19.02.2019
Number of characters33291
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Современный1 мир находится сейчас в точке бифуркации, после которой развитие человечества может пойти по самым разным, в том числе и очень негативным сценариям. Предстоящий человечеству экзистенциальный выбор пути на обозримую перспективу в немалой степени зависит от того, какая идея справедливости будет взята в качестве главного мировоззренческого ориентира. Поэтому обсуждение проблемы справедливости в ее соотнесении с правом сейчас более чем актуально. Представление о том, что идеи справедливости и права, начертанные в свое время на знаменах идеологии Просвещения, навсегда вошли в нашу жизнь (вспомним недавнюю популярность тезиса о «конце Истории»), оказалось неверным: нужны большие усилия всего человечества, чтобы удержаться в русле соответствующих этим идеям ценностно-нормативных ориентаций. Отсюда и та необходимость нового Просвещения, о которой говорят авторы опубликованного в 2017 г. доклада Римского клуба Come On!, посвященного 50-летнему юбилею Клуба и выражающего консолидированную позицию его членов. В противном случае мы можем однажды проснуться и понять, что того мира, в котором мы жили, больше нет. А есть совершенно другой мир, отрицающий все то, в чём и чем мы жили. Мир, где народы, государства и отдельные люди выживают в волнах всеобъемлющего хаоса. 1. По материалам лекции, прочитанной на VIII Петербургском международном юридическом форуме 18.05.2018 г.
2

Проблема справедливости это правовая проблема.

3 Справедливость – это ключевая категория социальной философии и особенно философии права. Поэтому, не претендуя даже на краткий обзор данной темы, хочу лишь в самом общем виде сказать, что подавляющее большинство исследователей сходятся на том, что в рамках любого политически организованного сообщества справедливость представляет собой ценностно-нормативную основу социального порядка и, как верно заметил Дж. Ролз, важнейшую добродетель социальных институтов. Есть, конечно, и иные оценки. Так, сторонники экономического неолиберализма считают, что для экономической сферы важнее эффективность, которая способствует увеличению «общего пирога», и в итоге выигрывают все – и богатые, и бедные. С другой стороны, некоторые коммунитаристы полагают, что справедливость подавляет более высокие ценности братства, солидарности и т.п., на которых должно строиться человеческое сообщество. Оставляя в стороне эти крайности, хотел бы выделить лишь один, наиболее актуальный, как представляется, аспект дискуссий о справедливости, связанный с вопросом о том, является ли справедливость правовым феноменом, который резюмирует общезначимый итог рационально-логического осмысления социальных реалий, или справедливость – это явление морального порядка, обусловленное конкретно-историческими и социокультурными особенностями того или иного социума. Такая, на первый взгляд, сугубо теоретическая постановка вопроса имеет очень важные выходы на практику, которые в сложившемся политическом контексте заслуживают особого внимания. Нынешний ценностный релятивизм приводит современный мир постмодерна к возникновению все более различающихся партикулярных представлений о справедливости. И все более актуальным становится вопрос: возможно ли совместить эти разные «справедливости» в едином и общеобязательном международном праве? Мне представляется, что это будет возможно только в том случае, если все субъекты взаимодействия в своих представлениях о справедливости сумеют удержаться в границах правового принципа равенства. А между тем в последние десятилетия этот принцип все чаще изымается из международного права, что подрывает его основы. Изучая труды великих представителей западной философии, мы видели в Западе носителя рациональной трактовки справедливости как равенства, восходящей к идеям античного рационализма. В отличие от морально-религиозного осмысления справедливости, доминировавшего в русской философии, западное понимание справедливости в значительной мере носило рациональный, правовой характер и претендовало на универсальное, общечеловеческое значение. Отказываясь в конце 80-х гг. прошлого века от коммунистической идеологии, мы исходили из того, что понимание справедливости как равенства, как соответствия между деянием и воздаянием, как предсказуемой и понятной каждому разумному человеку связи между трудом и вознаграждением, между виной и ответственностью и т.д., обеспечивает максимальную свободу человека. Нас убеждали, что современный Запад живет по этим принципам и считает их универсальными. Однако целая серия политических событий последней четверти века свидетельствует о том, что западные политические лидеры и западное общественное мнение очень далеко ушли от исходного античного понимания справедливости как юстиции. Ведь древние римляне, чьи идеи лежат в основе западной философии права, как известно, обозначали справедливость термином «justitia», который одновременно означал и правосудие с присущими ему атрибутами равносправедливого подхода: презумпцией невиновности, состязательностью и равноправием сторон, беспристрастностью при вынесении суждений, правом на защиту, невозможностью прямых обвинений при наличии лишь косвенных улик, фейковых новостей и даже банальных фальсификаций (вспомним сомнительный «ораторский прием» Колина Пауэлла, потрясавшего пробиркой с белым порошком перед вторжением в Ирак). Как получилось, что мы вдруг оказались в мире, который все дальше уходит от справедливости и права? Я не буду даже пытаться ответить на этот исключительно сложный вопрос – это дело, скорее, философов и социологов. Хочу лишь, оставаясь в рамках проблематики, тяготеющей к практической юриспруденции, поделиться некоторыми соображениями по поводу современных мировых и прежде всего европейских политико-правовых реалий.

Number of purchasers: 3, views: 2794

Readers community rating: votes 0

1. Bauman, Zygmunt (2004) The European Way to the World Order, http: https://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Article/baum_evr.php (Russian translation).

2. Gulyga, Arseny V. (2006) Creators of the Russian Idea, Molodaya Gvardiya, Moscow (in Russian).

3. Habermas, Jurgen (2004) Der gespaltene Westen. Kleine politische Schriften, Suhrkamp Verlag, Frankfurt an Main (Russian translation).

4. Nersesyants, Vladik S. (2000) “Constitutionalism as a National Ideology”, Constitutional and Legal Reform in the Russian Federation, pp. 6–8.

5. Primakov, Yevgeny (2009) A World without Russia? Where political myopia leads, Rossiyskaya Gazeta, Moscow (in Russian).

6. Rawls, John (1993) “The Law of Peoples”, Critical Inquiry, No 20, pp. 36–68 (Russian translation).

7. von Weizsaeceker, Ernst, Wijkman, Anders (2017) Come On! Capitalism, Short-termism, Population and Destruction of the Planet. A Report to the Club of Rome, Springer (Russian translation).

8. “Working Poor in Russia and Abroad”, Social Bulletin, 10 (2017), pp. 5–20 (in Russian).

Система Orphus

Loading...
Up