Sex-Related Invectives in the Arabic Language

 
PIIS086919080021540-1-1
DOI10.31857/S086919080021540-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: St. Petersburg State University
Address: 7-9 Universitetskaya Embankment, St Petersburg, Russia, 199034
Journal nameVostok. Afro-Aziatskie obshchestva: istoriia i sovremennost
EditionIssue 5
Pages181-196
Abstract

The article is focused on words and expressions of the Arabic language, semantically related to the sexual sphere, in the context of their use as a means of verbal aggression. The author examines the prerequisites for acquiring invectiveness by copulatory vocabulary in both the Christian and Islamic worldviews, relying on the works of K. Allen and K. Burridge, J. Feinberg, G. Hughes, devoted to swear words in English-speaking culture, as well as the works of V.I. Zelvis on the means of verbal aggression in Russian language. In addition, this paper pays special attention to Arabic references, including the Quran, the writings of religious figures Abu Daoud, Ibn Qudama, Sayyid Hasan and the linguists Al-Razi and Al-Manshawi, particularly, their view on the problems of tabooing and invectivization of the sphere of sexual relations is analyzed.Discovery of the origins of the ban on mentioning of the copulatory topic in Arab society made it possible to determine the range of invective means related to this topic, which the author divides into three groups: sexual intercourse and its various forms, genitals and other private body parts, deviations in the sexual sphere. An important feature of the approach used in this article is that lexical units are considered primarily as means of delivering invective meaning to the addressee, associated with concepts that directly encapsulate that meaning. Implementing this approach, the author identifies the main invective concepts presented in the Arabic linguistic culture, and also makes out a list of lexemes associated with each concept. In order to study this vocabulary in detail and determine its role in the modern Arabic language, the author analyzes its etymology and functioning in invective speech constructions that actually exist in various Arabic idioms.

KeywordsArabic language, invective, verbal aggression, taboo, obscene language, invective typology
Received30.10.2022
Publication date30.10.2022
Number of characters44503
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

ВВЕДЕНИЕ

2 Темы, связанные со сферой бытования лексических средств выражения секса, являются одними из самых чувствительных во многих языках мира. Обычно они входят в состав самых строгих табу, как культурных, так и лингвистических. И чем сильнее запрет, тем больший всплеск эмоций вызывает его нарушение. Использование в речи запретных слов и смыслов, осознанное попрание табу чаще всего продиктовано интенцией говорящего воздействовать на психоэмоциональное состояние адресата. Уязвить, унизить, ошеломить – вот наиболее частые коммуникативные цели, в рамках которых можно обнаружить слова, которые общество считает недопустимыми к употреблению. Иначе говоря, основной сферой функционирования лексических табу является речевая агрессия или инвектива. Строгий же запрет сексуальной тематики делает оскорбления, связанные с этой сферой, особенно сильными и выразительными, ярким подтверждением чему служат копулятивные инвективы в арабском языке.
3

ТАБУ НА СЕКС КАК ЯЗЫКОВОЙ ФЕНОМЕН

4 Для начала стоит разобраться, в чем особенность феномена языкового табу на секс. Одним из вариантов объяснения такого отношения к данной сфере можно считать догматические установки некоторых религий, например, христианства. Очевидно, являясь способом реализации естественной потребности человека в размножении, секс не мог быть запрещен полностью как явление, однако половое поведение членов общества подверглось строгой регламентации. В частности, недопустимыми оказались связи вне признанного церковью и государством брачного союза, а также секс, не имеющий целью деторождение. Этот запрет обрел такую силу, что практически во всей полноте отразился на языке – говорить о недопустимом недопустимо. И хотя отношение к сексу несколько трансформировалось в последнее время в западной культуре, табу еще продолжает оказывать влияние на язык [Allen, Burridge, 2006].
5 Это происходит в том числе из-за глубоко укоренившихся представлений о порочности секса – его природа настолько «грязна», что может «испачкать» и язык, особенно чувствительно это для женщин. Так, Джоэль Файнберг допускает существование идеи о том, что произнесение даже одного обсценного и тем более связанного с сексуальной сферой слова в присутствии дамы могло осквернить ее. Простое восприятие звуков такого слова лишало даже случайного слушателя духовной чистоты. Неудивительно, что отцы семейств перед лицом такой опасности были озабочены сохранением своих женщин непорочными и невинными [Feinberg, 1983].
6 Что касается использования копулятивных инвектив (т.е. средств речевой агрессии, связанных с сексуальной сферой), например, в современном английском, то можно отметить, что в определенный период они значительно потеснили богохульства и профанизмы (т.е. ругательства, так или иначе связанные со священными символами – напр., goddamn, Jesus Christ) и стали одной из основных тем для непристойной брани. Этой популярностью можно во многом объяснить богатейшее разнообразие смыслов и оттенков, передающихся с помощью копулятивных инвектив. При этом зачастую наиболее грубые их варианты употребляются не в прямом, а в переносном значении, в котором их связь с сексуальной сферой становится достаточно условной или же вовсе теряется, но сами слова и выражения сохраняют способность оскорблять, демонстрируя наибольшее расхождение буквального и переносного смысла среди всех типов брани [Hughes, 1998].

Number of purchasers: 0, views: 253

Readers community rating: votes 0

1. Zhelvis V. I. Field of Battle: Profanity as a Social Problem in the Languages and Cultures of the World. 2nd edition. Moscow: Ladomir, 2001 (in Russian).

2. Abu Dāwud. Sunan [Sunnah. Jeddah: Dār Al-minhāǧ, 2010 (in Arab.)].

3. Al-Khatib M. A. A sociolinguistic view of linguistic taboo in Jordanian Arabic. Journal of Multilingual and Multicultural Development. 1995. Vol. 16:6. Pp. 443–457.

4. Allen K., Burridge K. Forbidden words: Taboo and the Censoring of Language. Cambridge: Cambridge University Press, 2006.

5. Al-Manšāwī ‘Amrū. Qāmūs Aš-šatāʾim Al-miṣriyya [Dictionary of Egyptian Swearing. Cairo: Muʾassassat Ibdā‘ Lit-tarǧama wa An-našr wa At-tawzī‘, 2017 (in Arab.)].

6. Al-Rāzī Muḥammad. Muḫtār Aṣ-ṣiḥāḥ [Arabic Dictionary. Beirut: Al-maktaba al-‘aṣriyya – Ad-dār al-namūḏaǧiyya, 1999 (in Arab.)].

7. Feinberg J. Obscene Words and the Law. Law and Philosophy. 1983. Vol. 2. No. 2 (Aug., 1983). Pp. 139–161.

8. Ḥasan ‘Abd Al-Mun‘im Sayyid. Ṭabī ‘at al-mar’a fī l-kitāb wa as-sunna [Nature of a Woman in the Quran and Sunnah. Cairo: Maktabat an-nahḍa al- miṣriyya, 1985 (in Arab.)].

9. Hughes G. An Encyclopedia of Swearing. The Social History of Oaths, Profanity, Foul Language and Ethnic Slurs in English. London: Penguin Books, 1998.

10. Ibn Qudāma Muwaffaq ad-Dīn al-Maqdisī. Al-Muġni [The Persuader. Riyadh: Dār ‘ālam al-kutub, 2010 (in Arab.)].

11. Militarev A., Kogan L. Semitic etymological dictionary. Vol. 1. Anatomy of man and animals. Munster: Ugarit-Verlag, 2000.

12. Riding A. A Muslim Woman, a Story of Sex https://www.nytimes.com/2005/06/20/books/a-muslim-woman-a-story-of-sex.html (accessed: 27.02.2022).

Система Orphus

Loading...
Up