Learn and Live

 
PIIS013216250006182-3-1
DOI10.31857/S013216250006182-3
Publication type Review
Source material for review Коршунов И.А., Гапонова О.С., Пешкова В.М. Век живи - век учись: непрерывное образование в России / Под общ. ред.: И.А.
Status Published
Authors
Occupation: Head of Sociology of Education and Science Department of the Institute of Sociology of FCTAS RAS; Professor at the National Research University - Moscow Power Engineering Institute; Editor in Chief of the journal "Sociological studies"
Affiliation:
Institute of Sociology of FCTAS RAS
National Research University - Moscow Power Engineering Institute
journal "Sociological studies"
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameSotsiologicheskie issledovaniya
EditionIssue 8
Pages167-172
Abstract

The first, based on data from Russian government statistics, a book containing an analysis of the state of the system and practice of adult education, has been published. For the first time in Russian sociological literature, the general sample (adult population) is represented by three age cohorts: 16–24, 25–54, 55–65 years. Previously, there were works based on local and targeted sociological research, which did not differentiate in this way the adult population and did not provide a complete picture of the state of affairs in this important area of the country's social and economic development.

It is shown that adult education  (in the terminology of UNESCO, adult education, as a system and institution, on the one hand, and lifelong learning, as an educational practice, on the other)  is implemented in Russia in the form of additional vocational and leisure education. Unlike the higher and secondary education - it has a significant economic return on investment, contributing to the social sustainability of territories and regions.

The material of the book shows that adult learners achieve in professional and personal sense more than those who do not participate in training programs and learning. They are much less likely to get into difficult life situations and experience a higher degree of life satisfaction.

Keywordscontinuing education, adult education, lifelong learning, vocational training, returns to education, human capital, Russia
Received12.08.2019
Publication date12.08.2019
Number of characters16703
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Выход в свет этой фундаментальной монографии1, посвященной социальным, экономическим, политическим аспектам непрерывного образования взрослых, российский читатель ждал давно. Мой питерский коллега и соавтор Е.И. Огарев почти два десятилетия ранее отмечал, что «к сожалению, в нашем распоряжении нет государственной статистики по непрерывному образованию и образованию взрослых. Судя по официальным изданиям Госкомстата, такая статистика просто отсутствует. Между тем, в докладе ЮНЕСКО о положении дел с образованием в мире (1994) и в других международных документах, в строке «Российская Федерация» вместо цифр стоят прочерки. Отечественные исследователи рассматривают такую закрытость, как информацию к размышлению, а зарубежные связывают данный феномен с нежеланием развития регионов и невозможностью контроля снизу за развитием образования трудоспособного и экономически активного населения» [Огарев, 2002]. Рецензируемая работа восполняет этот пробел. 1. Коршунов И.А., Гапонова О.С., Пешкова В.М. Век живи - век учись: непрерывное образование в России / Под общ. ред.: И.А. Коршунов, И.Д. Фрумин; науч. ред.: И.А. Коршунов, И.Д. Фрумин. М.: НИУ ВШЭ, 2019. 312 с. Doi: 10.17323/978-5-1779-6
2 Концепт непрерывного образования разрабатывался в его современном виде в 1970–1990 гг. при поддержке ЮНЕСКО (гуманистические аспекты), Всемирным Банком и OECD (экономические аспекты). По данной проблематике были опубликованы получившие высокое цитирование специальные аналитические доклады [Faure, 1972; Delor, 1996], вышли в свет десятки обстоятельных монографий, проведены несколько международных конференций самого высокого уровня2. А дальше на первый план вышла региональная и страновая специфика – непрерывное образование стало реализовываться в различных формах в зависимости от страны, ее культурно-исторических и экономических особенностей. 2. CONFINTEA. 2006. URL: >>>> (дата обращения: 14.06.19).
3 В США, например, основными провайдерами непрерывного образования стали корпорации и компании, в странах Северной Европы и Великобритании – НКО и муниципалитеты, в Южной и Центральной Европе – университеты. В странах Африки и Индии – преимущественно федеральные правительства. Россия (а тогда еще СССР) искала свой путь развития непрерывного образования. Сложились два направления – образование взрослых, связанное с профессиональной деятельностью, и досуговое (в том числе, самообразование), с профессиональной деятельностью не связанное. Первое осуществлялось системой переподготовки и повышения квалификации (ИПК), второе – сферой культуры (клубы, музеи, библиотеки, любительские кружки) и спорта (секции). Значительную роль в этом сыграло общество "Знание", которое в отсутствие современных средств коммуникации распространяло научные и политические знания через личный контакт лектора и слушателей.
4 Собственно, за время новейшей истории нашей страны (после распада СССР) непрерывное образование прошло путь от преодоления безграмотности и политической пропаганды к фактору экономического роста и накопления человеческого капитала. На этом пути возникло понятие компетентность, которое является сочетанием знаний и навыков для решения конкретной жизненной или производственной задачи. Набор компетенций и становится целью учебного процесса. Речь идет не только о «жестких» (функциональных) компетенциях, которые востребованы, как правило, в сфере оплачиваемого труда. Особое значение имеют «мягкие» формы, получившие аббревиатуру 4К – кооперация, коммуникация, критическое мышление и креативное решение задач.

Price publication: 100

Number of purchasers: 2, views: 898

Readers community rating: votes 0

1. Korsgard O. Bor'ba za prosveschenie. Obrazovanie vzroslykh v Danii. Opyt pyati stoletij (perevod na russkij). M.: RNISiNP, 2000. [Korsgard O. (2000) The Struggle for Enlightment. Adult Education in Denmark. The History of 500 – years. Moscow: Russian Independent Institute of Social and Political Problems. (In Russ.)]

2. Korshunov I.A., Gaponova O.S., Peshkova V.M. Vek zhivi – vek uchis': nepreryvnoe obrazovanie v Rossii / Pod obsch. red.: I.A. Korshunov, I.D. Frumin; nauch. red.: I.A. Korshunov, I.D. Frumin. M.: NIU VShEh, 2019. 312 s. [Korshunov I.A., Gaponova O.S., Peshkova V.M. (2019) Live and Learn: adult continuing education in Russia / Eds. Korshunov I.A., Frumin I.D. Moscow: High School of Economics. (In Russ.)]

3. Ogarev E.I. i dr. Nepreryvnoe obrazovanie v usloviyakh transformatsii. M., RNISiNP, 2002. [Ogarev E.I. et al. (2002) Adult Continuing Education Under in Transforming Society. Moscow: Russian Independent Institute of Social and Political Problems. (In Russ.)]

4. Delor J. et al. (1996) Lifelong Learning for All. Paris: OECD.

5. Faure E. et al. (1972) Learning to Be. The World of Education Today and Tomorrow. Paris, UNESCO.

6. Foley G. (1999) Learning in Social Action. A Contribution to Understanding Informal Education. ZED-books. London, New York.

7. Grundtvig N.F.S. (1997) An Introduction to his Life and Works. Ed. by A.M. Allchin. Aarhus University Press.

8. Lindeman E.C. (1925) The meaning of adult education. New York: New Republic.

Система Orphus

Loading...
Up