«With a Russian scope and American efficiency»: collective and individual forms of research organization at the Institute of History of the USSR, Soviet Academy of Sciences

 
PIIS086956870016624-7-1
DOI10.31857/S086956870016624-7
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Russian History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 5
Pages144-154
Abstract

        

Keywords
Received23.08.2021
Publication date19.10.2021
Number of characters34170
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Исследование институциональной истории советской исторической науки во многом только начинается1. Относительно недавно в рамках этого подхода началось полноценное изучение Института истории АН СССР2. Но чаще всего «институциональность» оказывается лишь предметной рамкой для исследования истории науки через призму жизни и творчества историков, работавших в том или ином учреждении. Впрочем, ряд учёных достаточно плодотворно применили элементы неоинституционального подхода: анализа неформальных институтов и практик3. Между тем именно особенности организационных форм науки напрямую влияли на процесс производства исторического знания, его содержание и качественные характеристики. 1. Из недавних публикаций следует отметить: Груздинская В.С., Клюев А.И., Метель О.В. Очерки истории институциональной структуры советской исторической науки 1920–1930-х гг. Омск, 2018. Интересно, что больше всего из исторических институтов «повезло» Институту Маркса–Энгельса–Ленина (ИМЭЛ), которому посвящены две монографии: Мосолов В.Г. ИМЭЛ – цитадель партийной ортодоксии. Из истории Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. 1921–1956. М., 2010; Мухамеджанов М.М. От власти идеи к идее власти. Из истории Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. М.; СПб., 2018. Возможно, это связано с тем, что Институт давно стал историей, что создало для исследователей необходимую хронологическую, идеологическую и социальную дистанцию.

2. См.: Шарова А.В. Историк и время. Маленькие радости большого террора: первые годы Института истории АН СССР // Одиссей: Человек в истории. 2004. М., 2004. С. 318–350; Вовина-Лебедева В.Г. Историко-археографический институт и Ленинградское отделение Института истории в 1930-х гг. // Из истории ЛОИИ. СПб., 2015. С. 6–67; Бухарин М.Д., Карпюк С.Г. Как создавался Институт всеобщей истории АН СССР // Вестник Российской академии наук. 2019. Т. 89. № 11. С. 1162–1168; Зинич М.С. Институт истории Академии наук СССР в 1941–1942 гг.: эвакуация и работа в новых условиях // Архивный поиск. Сборник научных статей и публикаций. Вып. 3. М., 2020. С. 14–30; Базанов М.А. Отложенная реорганизация: первая попытка разделения Института истории АН СССР (1955–1957) // Magistra Vitae: электронный журнал по историческим наукам и археологии. 2019. № 1. С. 39–48; Пивоваров Н.Ю., Тихонов В.В. «Штатов – изобилье, порядка снова нет»: к истории разделения Института истории АН СССР в 1968 г. // Российская история. 2020. № 3. С. 173–184; Бухарин М.Д., Карпюк С.Г. Институт всеобщей истории АН СССР в эпоху перемен // Вестник Российской академии наук. Т. 90. 2020. № 7. С. 647–652; и др.

3. Сидорова Л.А. Советская историческая наука середины XX века: синтез трёх поколений историков. М., 2008; Тихонов В.В. Идеологические кампании «позднего сталинизма» и советская историческая наука (середина 1940-х – 1953 г.). М.; СПб., 2016; Дубровский А.М. Власть и историческая мысль в СССР (1930–1950-е гг.). М., 2017; Крих С.Б. Другая история: «периферийная» советская наука о древности. М., 2020.
2 Одной из главных проблем истории академических институтов обществоведческого профиля является непрекращающийся поиск оптимальных форм организации исследовательской деятельности. Что должно превалировать в работе научного сотрудника: индивидуальное творчество или совместная работа, авторская монография или коллективный труд? В определённом смысле этот вопрос пронизывает всю историю Института истории / Института истории СССР АН СССР / Института российской истории РАН.
3 В дореволюционное время исторические исследования проводились в университетах, научных обществах и Академии наук, где доминировал индивидуальный труд. Впрочем, существовали и коллективные формы наукотворчества: без них невозможно обойтись в археологии (достаточно вспомнить Русский археологический институт в Константинополе, открытый в 1894 г.) и археографии (например, Археографическая комиссия). Большими коллективами готовились обобщающие юбилейные труды. Но нормой являлось именно авторское исследование. Пришедшие к власти большевики смотрели на старые учреждения как на центры засилья «буржуазной» интеллигенции, поэтому на протяжении 1920-х гг. развернулась череда реформ образования и академической науки. На первый план выходили научно-исследовательские институты (НИИ).
4 Стимулом к их развитию послужила Первая мировая война, потребовавшая мобилизации ресурсов на наиболее важных участках науки и производства, в той или иной мере связанных с военными нуждами4. Большевики рассматривали НИИ как главную форму организации исследований. Отчасти это обусловливалось опытом Французской революции5, на которую они регулярно оглядывались, отчасти – собственным опытом, приобретенным в годы Гражданской войны, когда пришлось в короткий срок мобилизовать ограниченные ресурсы. Ставка на этот тип организации научных исследований объяснялась и общей эволюцией мировой науки от индивидуального к коллективному исследованию. Эксперименты и аппаратура стали настолько сложны, что с ними мог справиться только коллектив высококлассных специалистов. Совместное научное творчество хорошо вписывались и в идейные установки новой власти. Многим казалось, что время учёного-одиночки безвозвратно ушло в прошлое. 4. Подробнее см.: Колчинский Э.И., Зенкевич С.И., Ермолаев А.И., Ретунская С.В., Самокиш А.В. Мобилизация и реорганизация российской науки и образования в годы Первой мировой войны. СПб., 2018. Гл. 9.

5. О французском опыте мобилизации науки в революционных условиях и создании специализированных институтов см.: Наука и кризисы: историко-сравнительные очерки. СПб., 2003. Гл. 3.

Number of purchasers: 0, views: 489

Readers community rating: votes 0

1. «…I muchilas', i rabotala neveroyatno». Dnevniki M.V. Nechkinoj. M., 2013. S. 563.

2. Kotkin S. Modern times: the Soviet Union and the Interwar conjuncture // Kritika. 2000. Vol. 2. № 1. P. 111–164.

3. Markwick R.D. Rewriting history in Soviet Russia: the politics of Revisionist historiography 1956–74. Macmillan, 2001. P. 219–233.

4. Bazanov M.A. Otlozhennaya reorganizatsiya: pervaya popytka razdeleniya Instituta istorii AN SSSR (1955–1957) // Magistra Vitae: ehlektronnyj zhurnal po istoricheskim naukam i arkheologii. 2019. № 1. S. 39–48.

5. Buldakov V.P. «My uzhe vse byli ottayavshimi, prichyom naproch'»: interv'yu (URL: http://oralhistory.ru/talks/orh-2044.pdf).

6. Bukharin M.D., Karpyuk S.G. Institut vseobschej istorii AN SSSR v ehpokhu peremen // Vestnik Rossijskoj akademii nauk. T. 90. 2020. № 7. S. 647–652; i dr.

7. Bukharin M.D., Karpyuk S.G. Kak sozdavalsya Institut vseobschej istorii AN SSSR // Vestnik Rossijskoj akademii nauk. 2019. T. 89. № 11. S. 1162–1168.

8. Bukharin N.I. O planirovanii nauchno-issledovatel'skoj raboty // Bukharin N.I. Izbrannye trudy: istoriya i organizatsiya nauki i tekhniki. L., 1988. S. 327.

9. Vovina-Lebedeva V.G. Istoriko-arkheograficheskij institut i Leningradskoe otdelenie Instituta istorii v 1930-kh gg. // Iz istorii LOII. SPb., 2015. S. 6–67.

10. Gil'mintinov R.R. Istprof i osobennosti profsoyuznogo istoriopisaniya v SSSR v 1920-e gg. Dis. … kand. ist. nauk. Tomsk, 2019. S. 65.

11. Gruzdinskaya V.S., Klyuev A.I., Metel' O.V. Ocherki istorii institutsional'noj struktury sovetskoj istoricheskoj nauki 1920–1930-kh gg. Omsk, 2018.

12. Grehkhehm L. Ocherki istorii rossijskoj i sovetskoj nauki. M., 1998. S. 198–200.

13. Dolgova E.A. Rozhdenie sovetskoj nauki: uchyonye v 1920–1930-e gg. M., 2020.

14. Dubrovskij A.M. Vlast' i istoricheskaya mysl' v SSSR (1930–1950-e gg.). M., 2017.

15. Dehvid-Foks M. Peresekaya granitsy: modernost', ideologiya i kul'tura v Rossii i Sovetskom Soyuze. M., 2020. Gl. 1.

16. Zhuravlyov S.V. Fenomen «Istorii fabrik i zavodov»: Gor'kovskoe nachinanie v kontekste ehpokhi 1930-kh godov. M., 1997.

17. Zimin A.A. Khram nauki // Sud'by tvorcheskogo naslediya otechestvennykh istorikov vtoroj poloviny XX veka / Sost. A.L. Khoroshkevich. M., 2015. S. 91.

18. Zinich M.S. Institut istorii Akademii nauk SSSR v 1941–1942 gg.: ehvakuatsiya i rabota v novykh usloviyakh // Arkhivnyj poisk. Sbornik nauchnykh statej i publikatsij. Vyp. 3. M., 2020. S. 14–30.

19. Karpyuk S.G., Krikh S.B. Rabota nad «Vsemirnoj istoriej» v dovoennyj period: poiski upravlencheskoj modeli // Vestnik drevnej istorii. 2018. T. 78. № 4. S. 1015.

20. Karpyuk S.G., Krikh S.B. Rabota nad «Vsemirnoj istoriej» v dovoennyj period: plody usilij // Vestnik drevnej istorii. T. 79. 2019. № 1. S. 136–151.

21. Kolchinskij Eh.I., Zenkevich S.I., Ermolaev A.I., Retunskaya S.V., Samokish A.V. Mobilizatsiya i reorganizatsiya rossijskoj nauki i obrazovaniya v gody Pervoj mirovoj vojny. SPb., 2018. Gl. 9.

22. Krikh S.B. Drugaya istoriya: «periferijnaya» sovetskaya nauka o drevnosti. M., 2020.

23. Krikh S.B., Metel' O.V. Sovetskaya istoriografiya drevnosti: struktury, lyudi, idei. Putevoditel' po sovetskoj nauke o Drevnej istorii. M., 2019. S. 57–58.

24. Metel' O.V. Ot «rassadnika sotsialisticheskikh idej» k «orudiyu sotsialisticheskoj rekonstruktsii»: osnovnye ehtapy ehvolyutsii Kommunisticheskoj akademii // Vestnik Permskogo universiteta. Ser. Istoriya. 2018. № 2. S. 140.

25. Metel' O.V. Sektor novoj istorii Instituta istorii AN SSSR na rubezhe 30–40-kh godov XX veka // Uchyonye zapiski Kazanskogo universiteta. Ser. Gumanitarnye nauki. T. 162. 2020. Kn. 3. S. 199.

26. Mosolov V.G. IMEhL – tsitadel' partijnoj ortodoksii. Iz istorii Instituta marksizma-leninizma pri TsK KPSS. 1921–1956. M., 2010.

27. Mukhamedzhanov M.M. Ot vlasti idei k idee vlasti. Iz istorii Instituta marksizma-leninizma pri TsK KPSS. M.; SPb., 2018.

28. Pavlenko N.I. Vospominaniya istorika. M., 2016. S. 115.

29. Pivovarov N.Yu., Tikhonov V.V. «Shtatov – izobil'e, poryadka snova net»: k istorii razdeleniya Instituta istorii AN SSSR v 1968 g. // Rossijskaya istoriya. 2020. № 3. S. 173–184.

30. Polikarpov V.V. «Novoe napravlenie» 50–70-kh gg.: poslednyaya diskussiya sovetskikh istorikov // Sovetskaya istoriografiya. M., 1996. S. 349–400.

31. Polyakov Yu.A. Minuvshee. Fragmenty (Vospominaniya istorika). Kn. 2. M., 2011. S. 64.

32. Sidorova L.A. Sovetskaya istoricheskaya nauka serediny XX veka: sintez tryokh pokolenij istorikov. M., 2008.

33. Skhema pyatitomnika po istorii SSSR // Istorik-marksist. 1937. Kn. 1. S. 174–204.

34. Tikhonov V.V. Ideologicheskie kampanii «pozdnego stalinizma» i sovetskaya istoricheskaya nauka (seredina 1940-kh – 1953 g.). M.; SPb., 2016.

35. Khronika raboty sektora «Istoriya SSSR» Instituta istorii Akademii nauk SSSR, [ne pozdnee dekabrya 1937 g.] // Institut istorii Akademii nauk SSSR v dokumentakh i materialakh. Vyp. 1. M., 2016. S. 39–47.

36. Chernyaev A.S. Sovmestnyj iskhod. Dnevnik dvukh ehpokh. 1972–1991 gody. M., 2008. S. 358.

37. Sharova A.V. Distsiplinirovannye uchyonye: Institut istorii AN SSSR v 1939–1940 gg. // Sovetskaya gumanitaristika: mechty i pragmatika v 1920–1950-e gg. M., 2020. S. 234–243.

38. Sharova A.V. Istorik i vremya. Malen'kie radosti bol'shogo terrora: pervye gody Instituta istorii AN SSSR // Odissej: Chelovek v istorii. 2004. M., 2004. S. 318–350.

39. Shelokhaev V.V. Dnevnik istorika. M., 2013. S. 33.

40. Shepeleva V.B. Istoriograficheskaya sud'ba «novogo napravleniya» // Mir istorika. XX vek. M., 2002. S. 219–256.

Система Orphus

Loading...
Up