N.Ya. Marr and S.F. Oldenburg: half a century of friendship and cooperation (to the 100th anniversary of the Russian Academy of the history of material culture)

 
PIIS086960630009077-3-1
DOI10.31857/S086960630009077-3
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Senior Lecturer of the Department of Museum and Monument Protection of the Saint Petersburg State University
Affiliation: St. Petersburg State University
Address: Russian Federation, St. Petersburg
Affiliation: Senior Research Fellow of the Institute of World History RAS
Address: Russian Federation
Journal nameRossiiskaia arkheologiia
EditionIssue 2
Pages120-129
Abstract

The founder of the Russian Academy for the History of Material Culture (RAIMK (GAIMK)) N.Ya. Marr and the Permanent Secretary the Academy of Sciences (St.-Petersburg Academy, Russian Academy of Sciences, Academy of Sciences of the USSR) S.F. Oldenburg were connected by almost half a century of close cooperation within the two academies. In The St. Petersburg branch of Archive of Russian Academy of Sciences and the State Archive of the Russian Federation keep plentiful records on close cooperation of Marr and Oldenburg which makes it possible to reconstruct the history of the Soviet science and culture in general and the history of the academic archaeology in particular. The documents reflect Marr and Oldenburg’s fight against transferring of historical and cultural heritage of Georgia in 1922–1923. Correspondence of Marr are and Oldenburg is an important element for the reconstruction of scientific and private biographies of both scientists, moreover, it considerably corrects stereotypic ideas of Marr’s personality. His early letters to Oldenburg show him as an archaeologist who is desperately fighting for development of science in the country, later letters are filled with doubts in the fidelity of the way he had chosen. Oldenburg’s letters to Marr prove the traditional image of the former as an academic scientist and administrator, advocating the interests of science under any circumstances.

Keywordsthe Soviet science, the history of archaeology, historic and cultural heritage, the State Academy for the History of Materi
AcknowledgmentThis work was supported by the Russian Science Foundation: grant No. 18-18-00367 "General history in Soviet science, culture and education in 1917-1947."
Publication date29.06.2020
Number of characters36346
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 У истоков советской академической археологии стоял Николай Яковлевич Марр (1864–1934) – яркая личность, ученый, оставивший неоднозначный след в истории науки. С 1919 г. Н.Я. Марр возглавлял Российскую (с 1926 г. – Государственную) академию истории материальной культуры. Более четырех десятилетий Марра связывали дружба и сотрудничество с непременным секретарем академии наук (ПАН, с 1917 г. – РАН, с 1925 г. – АН СССР) Сергеем Федоровичем Ольденбургом (1863–1934). Их судьбы оказались тесно переплетены уже в студенческое время – оба были учениками академика В.Р. Розена (1849–1908). Оба быстро достигли вершин в академической иерархии, оба были ведущими администраторами науки в ранге председателя. При этом Марр и Ольденбург были коллегами-академиками не только по Российской академии наук, но и по РАИМК (ГАИМК), в которой Ольденбург возглавлял разряд археологии и искусства Индии и Дальнего Востока Археологического отделения, в 1920 и 1923–1925 гг. был товарищем председателя академии, а в 1920–1923 гг. председателем Совета академии и ее Археологического отделения (Носов, 2013. С. 372). На протяжении всей своей жизни поддерживали очень тесные связи – научные, административные, человеческие.
2 Б.С. Каганович в этой связи пишет: «С течением времени отношения между Ольденбургом и Марром стали вполне дружественными» (Каганович, 2015. С. 4). Неспроста в биографии Ольденбурга Марр занимает из всех представителей научного мира едва ли не наибольшее место (Каганович, 2013. С. 243). Их отношения ранее рассматривались очень кратко (Каганович, 2015. С. 3–15; 2016. С. 136–151), однако письма целиком не издавались, а наиболее драматичный период их совместной деятельности – совместная борьба за сохранение историко-культурного наследия в первой половине 1920-х годов – не рассматривался вовсе.
3 Письма Н.Я. Марра С.Ф. Ольденбургу (всего 40 документов) охватывают ровно четверть века: датированные документы покрывают период с 1906 по 1931 гг. В них поднимаются различные вопросы научной деятельности Марра: раскопки в Ани, работа с рукописями по исследованию грузинской и армянской литератур, разработка яфетической теории. Неоднократно Марр обращался к вопросам научно-организационным, прежде всего, к основанию Анийского археологического и Кавказского историко-археологического институтов (КИАИ). С.Ф. Ольденбург принимал активное участие в судьбе сына Н.Я. Марра, Юрия, его жизнь и научная деятельность в этой связи часто обсуждаются в переписке. Марр не только излагает те или иные факты, в Ольденбурге он определенно стремился найти чисто человеческое понимание своих переживаний, и многие его письма наполнены психологическим драматизмом.
4 С самого первого письма, отправленного в 1906 г. С.Ф. Ольденбургу – непременному секретарю Императорской академии наук – Марр не стесняется говорить о том, что академия недостаточно поддерживает исследования на Кавказе. Частные и общественные пожертвования на раскопки Ани значительно превосходили поддержку Археологической комиссии. Академия наук от поддержки работ самоустранилась. И в дальнейшем Марр не мог найти поддержку своей научной и научно-организационной деятельности на Кавказе со стороны Академии наук. Бюджет Кавказского историко-археологического института был очень скромным, при громадном запросе на развитие науки на Кавказе ассигнований на иные предприятия также не хватало. Не находил Марр понимания в вопросах развития историко-археологических изысканий не только в академической сфере, но и у гражданских властей. Раскопки на Кавказе продолжали оставаться в основном его личной инициативой, которую поддерживали частные лица или общественные организации.

Number of purchasers: 0, views: 1610

Readers community rating: votes 0

1. Alpatov V.M., 2004. The history of one myth. Marr and Marrism. 2nd edition. Moscow: USSR.

2. Vasil’kov Ya.V., 1999. Academician S.F. Oldenburg: the last years (Director of the Institute of Oriental Studies of the USSR Academy of Sciences). Science and technology, XV. Issues of history and theory. Proceed. of the XX Conference of the St. Petersburg Branch of the Russian National Committee of the History and Philosophy of Science and Technology (November 22–25, 1999). St.Petersburg, pp. 156–157.

3. Kaganovich B.S., 2013. Sergey Fedorovich Oldenburg. An experience of biography. St.Petersburg: Nestor-Istoriya.

4. Kaganovich B.S., 2015. S.F. Oldenburg and N.Ya. Marr: A view from the 21st century. Armenological Issues (Yerevan), 2(5), pp. 3–15.

5. Kaganovich B.S., 2016. S.F. Oldenburg and N.Ya. Marr: A view from the 21st century. Sergey Fedorovich Oldenburg – a scientist and an organizer of science. Moscow: Nauka, pp. 136–151.

6. Academic archaeology on the Neva banks (from RAIMK to IIMK RAS, 1919–2014). E.N. Nosov, ed., comp. St.Petersburg: Dmitriy Bulanin, 2013.

7. The Hermitage from February to October. 1917. Archival documents. M.B. Piotrovskuiy, ed., E.Yu. Solomakha, comp. St.Petersburg: Gosudarstvennyy Ermitazh, 2017.

Система Orphus

Loading...
Up