Structural changes in Russian inflation model

 
PIIS042473880008529-0-1
DOI10.31857/S042473880008529-0
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Head of Laboratory
Affiliation: Central Economics and Mathematics Institute, Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Russian Federation
Affiliation:
Central Economics and Mathematics Institute, Russian Academy of Sciences
Russia
Address: Russian Federation
Journal nameEkonomika i matematicheskie metody
EditionVolume 56 Issue 2
Pages90-100
Abstract

Hypothesis of structural changes in regression models of Russian inflation is tested in the paper. For testing this hypothesis and for estimation of instants of structural changes a new nonparametric method of the retrospective change-point detection in multivariate non-stationary econometric models is used. As initial data for this method we used official time series of consumer price index, indices of foodstuffs, non-food goods, paid services, and industrial production price index. Application of the nonparametric retrospective change-point detection method to regressions, calibrated for price indexes in Russia with period 1995–2018 gives some change points which can be classified by corresponding events in Russian economy at the time such as the Russian crisis of 1998, Tax Legislation reforms of 2000, world economic crises of 2008 and 2014 year.

Keywordsconsumer price index; producer price index; inflation; break-point; nonparametric; non-stationary
Received12.04.2020
Publication date11.06.2020
Number of characters27133
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

1. ВВЕДЕНИЕ

2 В 2014 г. в области макроэкономической политики в России произошло знаменательное событие: в результате геополитического и экономического кризиса, создавшего серьезное давление на экономику России, Банк России отказался от проводившейся ранее денежно-кредитной политики (управляемого валютного курса) и перешел к режиму таргетирования инфляции. В этот же период можно было наблюдать, как уровень инфляции в стране, выражаемый индексом потребительских цен, достиг максимума в 17% годовых к марту 2015 г., после чего произошло плавное снижение данного показателя до минимума в 2% в годовом выражении к февралю 2018 г.
3 Несмотря на то что ряд аналитиков приписывает достижение минимального уровня инфляции заслугам Банка России, существует несколько настораживающих моментов: минимум инфляции был достигнут на фоне резкого падения доходов населения, временных заморозок индексации тарифов естественных монополий. И все это — на фоне санкционной войны, следствием которой стало снижение доли импортных товаров в обороте розничной торговли в России. Очевидно, что указанный ряд обстоятельств не мог не сказаться благоприятно на динамике потребительских цен в стране. Более того, при анализе экономической ситуации в тот период возникает ощущение эффекта дежавю: в апреле 2012 г. в России был впервые достигнут минимальный уровень темпа роста цен в годовом выражении — 3,5%. И тогда, как и в феврале 2018 г., наблюдался схожий набор факторов: падение доходов населения в результате воздействия Мирового финансового кризиса на экономику страны, снижение влияния импортных товаров на динамику потребительских цен, заморозка/перенос индексации тарифов естественных монополий с начала года на середину.
4 Успехи борьбы с инфляцией привели к тому, что в научном сообществе интерес к данной тематике заметно снизился. На первый план вышли такие темы, как бюджетное правило, режимы денежно-кредитной политики, экономический рост... Однако, по мнению авторов, объективно говорить об успехе проводимой Банком России политики можно только после всестороннего анализа данных с использованием современных вероятностно-статистических методов и методов экономико-математического моделирования, что и является ключевой целью данного исследования.
5 Любопытно, что примерно с 2002 г. в публикациях, посвященных проблемам инфляции в России, начинают доминировать работы, в которых авторы анализируют роль валютного курса в формировании индексов цен (Вдовиченко, 2003; Вдовиченко и др., 2003; Кадыров, 2010; Катаранова, 2010). Появляются публикации с анализом эндогенности (в различных смыслах) денежного предложения в России (Трунин, Ващелюк, 2015). В работе (Пономаренко, 2016) прямо утверждается, что в условиях свободного формирования курса и отсутствия целей, связанных с накоплением золотовалютных резервов, у Центрального банка РФ операции с внешним сектором скорее всего не будут играть значительной роли в формировании денежного предложения (ситуация — обратная той, что доминировала в 2002–2015 гг. в России). В ряде работ отмечается асимметричность эффекта переноса валютного курса в России (Пономарев и др., 2014), что зачастую наблюдается при воздействии изменения объемов денежного предложения на динамику цен. В работе (Sosunov, Zamulin, 2007) описывался механизм поведения денежных властей при наличии в экономике страны симптомов «голландской болезни». В случае отсутствия специальных фондов для аккумулирования избытка валютной выручки действия центрального банка опираются на динамику реального обменного курса национальной валюты, — он осуществляет покупки и продажи на валютном рынке, при этом ориентиры по уровню инфляции будут для ЦБ вторичными.

Number of purchasers: 0, views: 406

Readers community rating: votes 0

1. Aivazian S. A., Bereznyatskiy A. N., Brodsky B.E. (2016). Econometric models of regional consumer price indices. Economics and Mathematical Methods, 52 (4), 24–46.

2. Aivazian S.A., Brodsky B.E. (2019). Retrospective analysis of structural changes in SSE models with varying structure. Economics and Mathematical Methods, part 2, v.55, issue 2

3. Aivazian S.A., Brodsky B.E. (2018). Retrospective analysis of structural changes in SSE models with varying structure, part 1, v. 54, issue.2, pp.62-70.

4. Aivazian S. A., Bereznyatskiy A. N., Brodsky B.E. (2019).Non-equilibrium structural models of the real sector of the Russian economy. Economics and mathematical methosm v.55, is.2, pp.88-103.

5. Bai J., Lumsdaine R., Stock J. (1998). Testing for and dating common breaks in multivariate time series. Review of Economic Studies, 65 (3), 395–432

6. Bereznytsky A.N., Brodsky B.E. (2012). Structural breaks analysis in the Russian inflation model. In: Multivariate statistical analysis and econometrics. / Proceedings of VIII-th International School-Seminar. By ed. S.A. Aivazian. / Town of Tsakhadzor, The Republic of Armenia – M.: CEMI RAS (in Russian).

7. Brodsky B. E. (2006). Retrospective change-point detection and estimation in multivariate linear models. Economics and Mathematical Methods, 42 (4), 96–119.

8. Brodsky B.E. (2005). Lectures on macroeconomics of transition. M: HSE.

9. Brodsky B., Darkhovsky B. (2011). Retrospective change-point detection and estimation in multivariate linear models. Cornell University Library, US, arXiv:1110.5731.

10. Brown M., Haas R. de, Sokolov V. (2013). Regional Inflation and Financial Dollarisation. European Bank for Reconstruction and Development. Working papers 163.

11. Danilova I.V., Rezepin A.V. (2009). Implementation of inflation targeting policy in Russia: regional conditions differentiations // Bulletin of the South Ural State University. Series “Economics and Management”. 7(183), 11–19 (in Russian).

12. Kadyrov Ì.Ò. (2010). Impact of Exchange Rate on Prices in the Presence of Structural breaks. Applied Econometrics 3(19), 9–22 (in Russian).

13. Kataranova Ì. (2010). Relationship between Exchange Rate and Inflation in Russia. Voprosy Economiki 1, 44–62 (in Russian).

14. Nikolic M. (2006). Monetary Policy in Transition. Inflation Nexus Money Supply in Postcommunist Russia. (London): Palgrave Macmillan.

15. Oomes N., Ohnsorge F. (2005). Money Demand and Inflation in Dollarized Economies: the Case of Russia. IMF Working Paper. WP/05/144.

16. Petrov V.V. (1975). Sums of independent random variables. New York. Springer. Berlin. Akademie-Verlag.

17. Ponomarenko A. (2016). A note on money creation in emerging market economies. Bank of Russia Working Paper Series 10, 5–18.

18. Ponomarev Y., Trunin P., Ulyukayev A. (2014). Exchange Rate Pass-through in Russia. Voprosy Economiki 3, 21–35 (in Russian).

19. Sosunov K., Zamulin O. (2007). Monetary Policy in an Economy Sick with Dutch Disease. CEFIR/NES. Working Paper series 101.

20. Vdovichenko A.G. (2003). Inflation or ruble appreciation: which worse less // Banking. ¹ 10. pp. 4–6

21. Vdovichenko A., Voronina V., Dynnikova O., Subbotin V., Ustinov A. (2003). Inflation and exchange rate policy // Voprocy ekonomiki ¹ 12. Ñ. 39–55.

Система Orphus

Loading...
Up