Justice: Virtue or Principles?

 
PIIS023620070010035-5-1
DOI10.31857/S023620070010035-5
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Leading Research Fellow
Affiliation: RAS Institute of Philosophy
Address: 12/1 Goncharnaya Str., Moscow 109240, Russian Federation
Journal nameChelovek
EditionVolume 31 Issue №3
Pages25-44
Abstract

The paper deals with the collision of two approaches to discovering and expressing the normative content of justice. The first one takes as a starting point the character of a just person or rather a person who has the virtue of justice. It is classically represented by Aristotle’s conception of particular justice. For Aristotle, a just person is a person who successfully overcomes the desire to have more (pleonexia). The second approach considers the virtue of justice a secondary phenomenon which is dependent on the principles of justice. The latter are formed due to a projection of the equal moral respect to every person onto relationships between cooperating and concurring individuals. To evaluate the relevance of the approaches, the author draws on the experience of the polemics on the meaning and theoretical value of the Aristotelian conception of particular justice. Its critics claim that: particular justice appears to be a highly contradictory virtue and doesn’t fit into the frameworks of the individual quest for the perfect and flourishing life; Aristotle distorts the structure of the value of justice because he prioritizes personal qualities of a distributor over methods and results of distribution. The advocates of the Aristotelian conception suppose that these criticisms don’t take into account the relation of the virtue of justice and communities with shared conceptions of the flourishing and perfect life (conceptions of good). The virtue of justice is a capacity to support a community and to identify the right order of the components in the shared conception of good. The author believes that the priority of virtue over principles in the sphere of justice marginalize the universal fairness and ignores the common usage of the moral vocabulary. So he concludes that the reverse order of priorities is more justified.

Keywordsmorality, ethics, justice, virtue, principles, virtue ethics, virtue of justice
Received23.03.2020
Publication date30.06.2020
Number of characters35096
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Справедливость является одной из основных ценностей, которые ориентируют человеческую деятельность. Если вести речь о такой ценностной сфере, как мораль, то словом «справедливость» принято обозначать существенную часть ее содержания, которая не без трудностей и противоречий совмещается с другой ее частью, обозначаемой словом «милосердие» (в более современных теоретических описаниях морали используются понятия «благожелательность», «гуманность» или «забота»). В моральных оценках общественных отношений ценность справедливости явно доминирует. Она выступает в качестве основы моральной легитимации общественного порядка и источника частных критериев, применяющихся для определения морального качества отдельных институтов, традиционных практик и социально значимых решений. В этой связи американский политический философ Дж. Ролз, сыгравший важнейшую роль в развитии современной теории справедливости, назвал последнюю «первой добродетелью институтов» [4, с. 19]. Однако отсюда не следует, что за пределами институционально организованной общественной практики ценность справедливости теряет свое значение. Она выступает неустранимым ценностным ориентиром межличностных отношений. Стремление к справедливости не менее уместно в соседском споре или родительском распределении подарков, чем при обсуждении системы налогообложения или военной доктрины государства. Даже тот факт, что в некоторых языках справедливость и юстиция обозначаются одним и тем же словом, не приводит к тому, что говорящие на них люди воздерживаются от использования термина за пределами публичной сферы. В русском же языке связь слова «справедливость» с правом и институциональными структурами общества и вовсе не прямая и непосредственная.
2

[Рис. 1.] Джотто ди Бондоне. Аллегория справедливости (цикл «Аллегории добродетелей и пороков»). Фреска. 1304–1306. Капелла дель Арена (капелла Скровеньи), Падуя, Италия

3
1

Справедливость является единственной из семи добродетелей цикла, увенчанной короной. Она облачена в одеяние, напоминающее одеяние Девы Марии с других фресок Джотто. На ее весах — символы войны и мира, а у подножия трона — картина мирной жизни: охотящиеся дворяне, поющий и танцующий народ, путешествующие торговцы.

4

[Рис. 2.] Джотто ди Бондоне. Аллегория несправедливости (цикл «Аллегории добродетелей и пороков»). Фреска. 1304–1306. Капелла дель Арена (капелла Скровеньи), Падуя, Италия

5
2

Несправедливость аллегорически представлена в виде порочного правителя — мужчины с дьявольскими когтями и клыками, сидящего на троне. Трон стоит на поросшей лесом земле, у подножья трона идет война, бесчинствуют разбойники и насильники.

6 Фундаментальное значение ценности справедливости для человеческих дел заставляет философов сосредотачивать свои усилия на выявлении и корректном оформлении ее содержания. В ходе решения поставленной задачи они сталкиваются с дополнительным, даже в каком-то смысле предварительным вопросом о том, в каком виде или каким способом это содержание должно быть выражено. Один из ответов на данный вопрос предполагает, что контуры справедливого поведения можно выявить на основе анализа черт характера того человека, который является справедливым или, рассуждая от противного, несправедливым. Подобный способ выражения нормативного содержания справедливости образцово представлен в аристотелевской концепции частной справедливости. Здесь справедливость фигурирует именно как специфическая индивидуальная добродетель. Если использовать не свойственные Аристотелю категории современной этики, то можно было бы утверждать, что для древнегреческого философа ценность справедливости приоритетно раскрывается через добродетель справедливости либо добродетель справедливости логически предшествует требованиям или принципам справедливости.

Number of purchasers: 0, views: 298

Readers community rating: votes 0

1. Aristotle. Nikomakhova etika [Nicomachean Ethics]. Aristotle. Sobranie sochinenii: v 4 t. [Collected Works: in 4 vol.]. Vol. 4. Moscow: Mysl’ Publ., 1983. P. 54–294.

2. Artem'eva O.V. Transformatsiya ponyatiya dobrodeteli v britanskoi moral'noi filosofii XVIII v. [Transformation of the Concept of Virtue in the British Moral Philosophy of 18th Century]. Filosofskie nauki. 2019. Vol. 62, N 11. P. 67–83.

3. Macintyre A. Posle dobrodeteli: Issledovaniya teorii morali [After Virtue: A Study in Moral Theory]. Moscow: Akademicheskii Proekt; Ekaterinburg: Delovaya kniga Publ., 2000.

4. Rawls J. Teoriya spravedlivosti [A Theory of Justice]. Novosibirsk: Izdatel’stvo Novosibirskogo universitetata Publ., 1995.

5. Williams B. Moral': spetsificheskii institut [Morality, the Peculiar Institution]. Logos. Vol. 64, N 1. P. 149–173.

6. Annas J. The Morality of Happiness. New York: Oxford Univ. Press, 1995.

7. Broadie S. Aristotle Through Lenses from Bernard Williams. History of Philosophy: Twentieth-Century Perspectives, ed. by A. O’Hear. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 2016. P. 23–35;

8. Curzer H.J. Aristotle and the Virtues. Oxford: Oxford Univ. Press, 2012.

9. Nussbaum M.C. Aristotle on Human Nature and the Foundations of Ethics. Mind, World and Ethics: Essays on the Philosophy of Bernard Williams, ed. by J.E.J. Altham and R. Harrison. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1995. P. 86–131.

10. O’Connor D.K. Aristotelian Justice as a Personal Virtue. Midwest Studies in Philosophy. 1988. Vol. 13. P. 417–427.

11. O’Connor D.K. The Aetiology of Justice. Essays on the Foundations of Aristotelian Political Science, ed. by C. Lord, D.K. O’Connor. Los Angeles: California Univ. Press, 1999. P. 136–164.

12. Price A.W. The Good Life and the Unity of the Virtues: Some Reflections upon Williams on Aristotle. Ethics Beyond the Limits: New Essays on Bernard Williams’ Ethics and the Limits of Philosophy, ed. by S.G. Chappell, M. van Ackeren. L.: Routledge, 2018. P. 72–83.

13. Schneewind J.B. The Misfortunes of Virtue. Schneewind J.B. Essays on the History of Moral Philosophy. Oxford: Oxford Univ. Press, 2010. 176–201.

14. Williams B. Ethics and the Limits of Philosophy. London: Fontana Press, 1985.

15. Williams B.A.O. Justice as a Virtue. Essays on Aristotle’s Ethics, ed. by A.O. Rorty. Los Angeles: California Univ. Press, 1980. P. 189–200.

Система Orphus

Loading...
Up