Philosophy as the Ultimate Hermeneutic Interpretation and Dialogue of Cultures

 
PIIS004287440006312-8-1
DOI10.31857/S004287440006312-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Dean,Head of Ontology and Epistemology Department, Faculty of Philosophy, M.V. Lomonosov Moscow State University
Address: Moscow, Lenin Hills, MSU, 119991, GSP-1,
Journal nameVoprosy filosofii
EditionIssue 9
Pages14-17
Abstract

The article considers the peculiarity of philosophy as a hermeneutic and interpretive activity, which is always engaged in a philosopher, regardless of the problems that he has to solve. In this sense, philosophy always deals with the «secondary reality», which is based on texts that have already been created and which are themselves interpretations. Philosophy represents the ultimate level of interpretation. This interpretation is always personal in nature, linked to the characteristics of a particular philosopher, which in turn are determined by the culture in which the philosopher is initially immersed. Thus, philosophical interpretation is realized as a «dialogue of cultures» penetrating into each other's meanings through language. This is the reason for the difficulties that arise when translating philosophical texts. In philosophical translation, as a special work, it is quite acceptable that the author's text, after the interpretive and adaptive work of the translator on it, may significantly differ from its original version, even if its external resemblance to it is preserved. The interpretation field of philosophy is infinite in time, which determines the semantic eternity of philosophical problems, which, regardless of the time of interpretation, may acquire a new meaning and significance for the contemporary, moving from epoch to epoch. Philosophical research is a conscious statement of the cognizing subject, at the same time, inside a concrete culture and at the same time outside its framework, which allows to carry out the cognition of one's own culture, through the prism of another culture.

Keywordsphilosophy, hermeneutics, semantic space, text, translation, interpretation, improvisation, M.M. Bakhtin, Y.M. Lotman
Received22.09.2019
Publication date24.09.2019
Number of characters8728
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Философская рефлексия выступает как результат обобщений, опирающихся на самые разнообразные формы постижения мира и, одновременно, как внутренняя саморефлексия, результатом чего становится создание своеобразной «вторичной» реальности, фиксируемой в тексте. В свою очередь, сам текст может по-разному пониматься или интерпретироваться, философ может сильно отдаляться от изначальных авторских идей. На это в свое время обращал внимание еще Сократ, указывая на опасности письменной речи как формы фиксации мыслей, которая дает «ученикам видимость мудрости, но не истину» [Платон 1989, 65]. Более того, в написанном тексте заметную роль может играть сама форма фиксации мыслей, оказывая вторичное влияние на их понимание. Это порождает возможности интерпретаций, уводящих от изначального смысла. «Всякое сочинение, однажды записанное, находится в обращении везде, и у людей понимающих, и, равным образом, у тех, кому это вовсе не подобает, и оно не знает, кому оно должно говорить, а кому нет. Если оно вызывает пренебрежение или его несправедливо ругают, то оно нуждается в помощи своего отца, а само не способно ни защищаться, ни помочь себе» [Платон 1989, 66].
2 Именно личностность философского текста, его связь с конкретной культурой проявляется в особой его «непереводимости». Это иногда порождает две противоположные позиции. Позицию «логического универсализма», то есть по сути игнорирования культурной заданности языка. И позицию «онтологического национализма», базирующуюся на невозможности «выскочить» из искомой культуры, а значит и невозможности осуществить адекватный перевод текстов. Действительно, философские тексты представляют собой огромную проблему для переводчиков. Перевод этой языковой системы насыщенной смыслами и значениями, связанными с данной культурой, всегда представляет его интерпретацию и адаптацию к воспринимающей культуре. Поэтому такой перевод всегда привносит в текст элементы собственной принадлежности переводчика к собственной культуре.
3 Определенная персонификация текстов происходит также и в естественных науках, но в меньшей степени, так как они предполагают «опредмеченную» трактовку бытия, которое выступает относительно общим для понимания. Это справедливо и во многих случаях для ряда гуманитарных наук, но одновременно степень общей опредмеченности здесь иная и, в конечном счете, сфера интерпретации расширяется. В этой двойственности, в частности, коренится феномен «переписывания» истории, что может быть связано как с уточнением научных данных, так, к сожалению и с идеологическими соображениями.
4 Более того, философ, если перед ним не стоит чисто историко-фактологическая задача, вполне может интерпретировать текст, исходя из нынешней актуальной социокультурной и пространственно-временной заданности. Это порождает «миграцию» проблем из истории в современность, наполняет их новым смыслом. Именно поэтому философию обозначают как самосознание культуры. Но вместе с тем, она есть часть общего смыслового пространства, что позволяет ей все время продуцировать и воспроизводить новые смыслы. «Воспроизводя эти смыслы культуры, она развивается как единая смысловая система и в этом значении, как пишет К. Маркс, становится “философией современного мира”» [Миронов 2018, 15].

Number of purchasers: 2, views: 1693

Readers community rating: votes 0

1. Kuznetsov, Valery G. (1991) Hermeneutics and humanitarian knowledge, Izdaniye Moskovskogo universiteta, Moscow (In Russian).

2. Mironov, Vladimir V. (2018) ‘On the Role of Philosophy in Society: Lessons of Karl Marx’, MSU Vestnik, Series 7, Philosophy, 5, pp. 12‒19 (In Russian).

Система Orphus

Loading...
Up