Merezhkovsky, or Actualization of Religious and Philosophical Meanings of European Culture

 
PIIS004287440006049-8-1
DOI10.31857/S004287440006049-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: National Research University "Higher School of Economics"
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameVoprosy filosofii
EditionIssue 8
Pages124-133
Abstract

The article deals with the fate of one of the greatest thinkers and writers of the late 19th – mid 20th centuries Dmitry Merezhkovsky, creator of the novel trilogy “Christ and the Antichrist”, a treatise that shook the whole of Europe, “L. Tolstoy and Dostoevsky”, the creator of the meanings of the Silver age. The author’s interest is focused on the idea of the Second, Christian Revival, which, according to Merezhkovsky, should take into account the experience of the Renaissance; it “will find the Holy Flesh”, turning conscious efforts not in the previous, pagan era, but directly into Christianity itself. Merezhkovsky saw The Second Revival in the possibilities of new imagery of Russian literature, imbued with the new trends of the mysterious “John’s Christianity”. He outlined Russian literature, earlier than L. Shestov, as a Russian philosophy of the cultures in a series of philosophical articles – “The Forthcoming Ham”, “Sick Russia”, “The Prophet of the Russian revolution” perceived by contemporaries as a revelation of a new era. After Joachim of Fiore Merezhkovsky actualized the idea of the Third Testament. This actualization had a huge impact on the society and culture of European countries. The author shows that Merezhkovsky seems to be testing Christianity for the possibility of preserving and realizing human freedom. The thinker argues that Christianity has lost the very idea of freedom, so Nietzsche is right to speak with his “Antichrist” against the Christian Church. The article shows that the Joachim of Fiore’s idea of the Third Testament, accepted by Merezhkovsky, would facilitate the return of freedom to Christianity when the way for the Second Revival will be opened. Every idea is changing in the minds its of supporters. The article notes that instead of freedom in the idea of the Third Testament, the Nazis saw the idea of the Third Reich. The fate of Merezhkovsky in the era of Nazism and Bolshevik totalitarianism was an endless flight. The author comes to the conclusion that the idea of freedom, which was to be realized in the Third Testament of Merezhkosky, was the answer of the intellectual and writer to the practice of totalitarian structures of the ideocracy of the 20th century.

KeywordsSilver Age, revolution, war, Zinaida Hippius and Dmitry Merezhkovsky, bolshevism, nazism, poetry, spirit and flesh, Third Testament, Apocalypse
AcknowledgmentThe study has been funded by the Russian Academic Excellence Project '5-100'
Received08.09.2019
Publication date24.09.2019
Number of characters27609
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Странная судьба у этого классика. Он был невероятно знаменит при жизни, в юности общался с Достоевским, приятельствовал с Чеховым, при его жизни несколько раз выходили собрания сочинений, переведен был на все европейские языки, соперничал с Буниным за Нобелевскую премию. И почти сразу после смерти не то, что забыт, но как-то отошел на второй план. Как писатель оказался менее востребован чем Чехов, Бунин, т.е. те, с кем он входил в литературу. Как философ менее философичен, чем С.Л. Франк, С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев и т.д. Как религиозно-политический деятель не имел желаемого им влияния. Увы, прав Марк Алданов, написавший, что, несмотря на всю его известность, Мережковского в России во все времена ругали гораздо больше, чем хвалили. И все же он важная составляющая русской литературы и мысли. Поэтому нельзя забывать о Мережковском, одном из крупнейших русских мыслителей и писателей, положившем, строго говоря, начало Серебряному веку своей книгой «О причинах упадка и новых течениях современной русской литературы» (1892) и отпечатавшем на этом веке свой мощный оттиск. В том же году вышел второй поэтический сборник Мережковского с программным для зарождавшегося модернизма названием «Символы. Песни и поэмы». Далее пошли русские символисты, Брюсов и т.д. Степун писал в своей последней книге: «Родоначальниками духовного движения, которое получило название Серебряного века, надо назвать прежде всего Дмитрия Мережковского и Владимира Соловьева. Мережковский не был значительным поэтом, исторические романы его также не высокого класса. Большое имя и сильное влияние он приобрел как критик культуры, культурполитик, создатель определенного умонастроения, как “общественный деятель” – так принято в России называть людей подобного типа» [Stepun 1964, 7]. Эти слова своего рода итог, подведенный последним представителем Серебряного века. Сформулированные Мережковским идеи Второго Возрождения и Третьего Завета стали для него решением мировых противоречий.
2 Дмитрий Сергеевич Мережковский родился 2 августа 1866 г. в Санкт-Петербурге, умер 9 декабря 1941 г. в Париже. Отец его был чиновником, не чуждым литературе, интересовавшимся разными религиозными проблемами. И в юные годы, когда молодой Мережковский уже стал писать стихи, отец, человек фундаментальный, решил проверить: есть ли дар, или нет, есть ли, на что ставку делать, или это просто обыкновенное бумагомарание. Он берет юного Дмитрия и отправляется не к кому иному, как к Федору Михайловичу Достоевскому. Это было незадолго до смерти Федора Михайловича. Дмитрию едва исполнилось пятнадцать лет. Они пришли в квартиру Достоевского, коридор был завален экземплярами не распроданных книг писателя. Выходит бледный, с воспаленными глазами, Федор Михайлович, дрожащий мальчик смущенно читал перед ним свои детские стихи. «“Слабо, плохо, никуда не годится, – сказал Достоевский, – Чтобы хорошо писать, страдать надо, страдать!” “Нет, пусть уж лучше не пишет, только не страдает”, – возразил отец» [Николюкин 2001, 9–10]. Но пришлось Дмитрию Сергеевичу и писать много, и страдать немало.

Number of purchasers: 2, views: 1811

Readers community rating: votes 0

1. Aldanov 2006 – Aldanov M. D.S. Merezhkovskij // Aldanov M. Armageddon. Zapisnye knizhki. Vospominaniya. Portrety sovremennikov. M.: NPK «INTELVAK», 2006 [Aldanov, Mark Armageddon. Notebooks. Memories. Portraits of Contemporaries (In Russian)].

2. Belinskij 1982 – Belinskij V.G. Sobranie sochinenij. V 9 t. T. 9. M.: Khudozhestvennaya literatura, 1982 [Belinsky, Vissarion G. Collected Works (In Russian)].

3. Belyj 1994 – Belyj Andrej. Simvolizm kak miroponimanie. M.: Respublika, 1994. [Bely, Andrei Symbolism as a World View (In Russian)].

4. Belyj 2012 web – Belyj Andrej. Sobranie sochinenij. Arabeski. Kniga statej. Lug zelenyj. Kniga statej. M.: Respublika; Dmitrij Sechin, 2012. URL: http://az.lib.ru/b/belyj_a/text_18_1908_arabesky.shtml [Bely, Andrei Arabesques (In Russian)].

5. Gippius 2016 – Gippius Z. Laskovaya kobra. Svoya i Bozh'ya. M.; Berlin: Direkt-Media, 2016 [ Gippius, Zinaida. Affectionate Cobra (In Russian)].

6. Gippius-Merezhkovskaya 1990 – Gippius-Merezhkovskaya Z.N. Dmitrij Merezhkovskij. M.: Moskovskij rabochij, 1990 [Gippius-Merezhkovskaya, Zinaida N. Dmitry Merezhkovsky (In Russian)].

7. Zlobin 2004 – Zlobin V.A. Tyazhelaya dusha. Literaturnyj dnevnik. Vospominaniya. Stat'i. Stikhotvoreniya. M.: NPO «INTELVAK», 2004 [Zlobin, Vladimir A. (2004) Heavy Soul. Literary Diary. Memories. Articles. Poems (In Russian)].

8. Mann 2008 – Mann T. Russkaya antologiya. M.: Vagrius, 2008 [Mann, Thomas. Russische Anthologie (Russian Translation)].

9. Merezhkovskij 2004 – Merezhkovskij D.S. Gryaduschij kham. M. : Respublika, 2004 [Merezhkovsky, Dmitry The Forthcoming Ham (In Russian)].

10. Merezhkovskij 2000 – Merezhkovskij D.S. L. Tolstoj i Dostoevskij. M.: Nauka, 2000 [Merezhkovsky, Dmitry L. Tolstoy and Dostoevsky (In Russian)].

11. Rozanov 2000 – Rozanov V.V. Apokalipsis nashego vremeni. M.: Respublika, 2000. [Rozanov, Vasily V. The Apocalypse of Our Time (In Russian)].

12. Stepun 1964 – Stepun, Fedor. Mystische Weltschau. Funf Gestalten des Russischen Symbolismus. Munchen: Carl Hanser Verlag, 1964.

Система Orphus

Loading...
Up