Eclectic Phenomenology of Religion: The Case of G. van der Leeuw

 
PIIS004287440003867-8-1
DOI10.31857/S004287440003867-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Philosophy RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameVoprosy filosofii
EditionIssue 3
Pages77-85
Abstract

The purpose of the article is to describe main features of the phenomenology of religion of G. van der Leeuw. To do this, first discusses the possible origins of Leeuw phenomenology, in particular, the influence on him of his teacher Dutch religious scholar W.B. Kristensen and the Swedish theologian N. Söderblom. Further author analyses the hermeneutic method which Leeuw was considered as a key to the science of religion; for him understanding always involves the structuring and disclosure of the nature of the religious phenomena, at the core of the understanding must lie sympathy to foreign religion which based on the sympathy to one’s own religion. Declaring the study of consciousness, Leeuw still postulates the existence of an objective reality of religious phenomena. The article proves that Leeuw tries to solve the problem of understanding the world of another by means of attracting contemporary psychological theories. In the works of Leeuw are the influences of the theories of Karl Jaspers, Sigmund Freud, the existential psychology of Ludwig Binswanger, the typological theory of Ernst Kretschmer revealed. On the examples of the cults of the father, mother, the appearance of demons, author reveals the religious evolutionism hidden in Leeuw’s phenomenology (which sometimes reaching reductionism).

KeywordsPhenomenology of religion, Psychology of religion G. van der Leeuw, W.B. Kristensen, S. Freud, Hermeneutics, Epoche
Received23.03.2019
Publication date28.03.2019
Number of characters25909
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Герардус ван дер Леу является самым известным представителем голландского религиоведения и одним из авторитетнейших феноменологов религии. Как заметил Э. Шарп, «…в период между 1925 и 1950 гг. феноменология религии ассоциировалась почти исключительно с именем голландского ученого Герардуса ван дер Леу и с его книгой Phänomenologie der Religion» [Sharpe 1975, 229–230]. Важнейшие труды Леу очень рано были переведены на английский язык и выдержали несколько переизданий, последнее из которых вышло совсем недавно [Leeuw 2016]. Даже исследователи, настроенные по отношению к феноменологии религии критично, видят в трудах Леу философский багаж, выделяя его на фоне других представителей этого направления1. 1. Например, И.В. Кирсберг замечает, что труд Леу в «расширительно-эпистемологическом смысле концептуальнее» работ других феноменологов, хотя он все же грешит смешением феномена и акта [Кирсберг 2016б, 222].
2 Леу, в отличие от множества его коллег, не стеснял себя в методологической рефлексии над собственными трудами, поэтому снабжал их содержательными предисловиями и послесловиями, в которых пояснял суть и специфику феноменологического метода2. Широкую известность обрело послесловие к последней редакции «Религии в ее сущности и проявлениях» [Leeuw 1933], названное «Эпилегомены». Именно в этом тексте Леу многократно использует философский тезаурус и делает определенные намеки на то, что его теория имеет солидную философскую базу, что позволило некоторым исследователям заключить, что Леу «инкорпорировал философские идеи в свою интерпретацию феноменологии религии» [Cox 2006, 115]. Такая серьезная философская фундированность выделяла труд Леу на общем фоне феноменологов религии, анархически относящихся к описанию методологий и в целом к философской традиции3. Далее мы предлагаем рассмотреть феноменологию религии Леу на предмет ее цельности. На наш взгляд, теория Леу имеет двойное дно: за декларацией определенных философских и религиоведческих принципов стоит эклектичная картина, организованная по принципу «anything goes». 2. Этого мы не найдем в работах У.Б. Кристенсена или Ф. Хайлера.

3. Об отношении феноменологов религии к философской феноменологии см.: [Самарина 2017].
3

Истоки феноменологии Леу

4 Феноменология Леу вписывается в голландскую традицию исследования религии, следовательно, Уильям Бреде Кристенсен, учитель Леу, не мог не оказать на него определенного влияния, и оно хорошо заметно в общей структуре построения системы Леу. Трехчастная композиция работы Кристенсена «Смысл религии» [Kristensen 1960], состоящей из рассмотрения космологии, антропологии и культовых действий, служит прообразом структуры первых частей главной работы Леу «Религии в ее сущности…», где сначала описывается объект религии со значительной, как и у Кристенсена, опорой на архаические религии, затем разбирается субъект, который, опять же как и у Кристенсена, рассматривается с привлечением материала из монотеистических и восточных религий. Данное за этим описание субъекта и объекта в их взаимоотношении фактически является описанием культа. Правда, система Леу производит более цельное и продуманное впечатление, чем теория Кристенсена, к тому же тройную структуру Леу сильно расширил, введя туда типологию религий, формы религиозных деятелей, описание религиозного мира и т.д. При этом сам Кристенсен неоднозначно и в каком-то смысле негативно отреагировал на феноменологическую теорию Леу, сочтя ее эссенциалистской из-за введения системообразующей категории Силы. Он, в частности, писал: «Все думают, что понимают идею “силы” этих народов (негров и индейцев. – Т.С.), но разве это не иллюзия? Разве мы не ограничиваемся лишь общими терминами и словами?»4 4. Дж. Кокс цитирует эти слова по воспоминаниям коллег Кристенсена; см.: [Cox 2006, 115].

Number of purchasers: 2, views: 1904

Readers community rating: votes 0

1. Frejd 1991 – Frejd Z. Vvedenie v psikhoanaliz: Lektsii. M.: Nauka, 1991 (Freud, Sigmund, Einfuhrung in die Psychoanalyse in Russian Translation, 1991).

2. Chantepie de la Saussaye, Pierre D. (1887) Lehrbuch der Religionsgeschichte, J.C.B. Mohr, Freiburg.

3. Kristensen, William Brede (1960) The Meaning of Religion, M. Nijhoff, The Hague.

4. van der Leeuw, Gerard (1925) Einfuhrung in die Phanomenologie der Religion, Ernst Reinhardt, Munchen.

5. van der Leeuw, Gerard (1926) “Uber einige neuere Ergebnisse der psychologischen Forschung und ihre Anwendung auf die Geschichte, insonderheit die Religionsgeschichte“, Studi e Materiali di Storia delle Religioni, Vol. II, Anonima Romana Editoriale, Roma, pp. 1–43.

6. van der Leeuw, Gerard (1933) Religion in Essence & Manifestation: A Study in Phenomenology, Macmillan, New York.

7. van der Leeuw, Gerard (1959) Sakramentales Denken: Erscheinungsformen und Wesen der au?erchristlichen und christlichen Sakramente, Johannes Stauda, Kassel.

8. van der Leeuw, Gerard (2016) Religion in Essence and Manifestation, Princeton University Press, Princeton.

9. Soderblom, Nathan (1913) Naturliche Theologie und Allgemeine Religionsgeschichte, J.C. Hinrichs Buchhandlung, Leipzig.

10. Soderblom, Nathan (1926) Das Werden des Gottesglaubens: Untersuchungen uber die Anfange der Religion, J.C. Hinrichsche Buchhandlung, Leipzig.

11. Zenkin 2012 – Zenkin S.N. Nebozhestvennoe sakral'noe. M.: RGGU, 2012.

12. Kirsberg 2016a – Kirsberg I.V. Fenomenologiya religii G. van der Leuva kak nefenomenologicheskij obrazets? // Voprosy filosofii. 2016. № 12. S. 208–213.

13. Kirsberg 2016b – Kirsberg I.V. Fenomenologiya v religiovedenii: Kakoj ona mozhet byt'? M.: Progress-Traditsiya, 2016.

14. Pettatstsioni 2014 – Pettatstsioni R. Sravnitel'nyj metod // Religiovedcheskie issledovaniya. № 1–2 (9–10), 2014. S. 24–40.

15. Samarina 2017 – Samarina T.S. Fenomenologiya religii i filosofskaya fenomenologiya // Voprosy filosofii. 2017. № 4. S. 61–71.

Система Orphus

Loading...
Up