The history of Samarkand branch of the Azov-Don commercial bank

 
PIIS086919080005958-0-1
DOI10.31857/S086919080005958-0
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Independent Researcher
Address: Uzbekistan,
Journal nameVostok. Afro-Aziatskie obshchestva: istoriia i sovremennost
EditionIssue 4
Pages85-94
Abstract

The article deals with the basic activity and functions of the Samarkand branch of the Azov-Don Commercial Bank. In Soviet historiography banks were seen as an instrument of “colonialism”, both Western and Russian. Unfortunately, historians paid little attention to the quantitative data concerning banks, focusing on the general characteristics of industrial and financial relations in Central Asia. Basing on the archival sources, the author argues that the financial institutions of the Russian Empire took into account local specifics and encouraged the production of export-oriented products. The author uses interbank correspondence, annual reports of the branch director, as well as audit materials of the Samarkand branch. The article researches both active and passive operations of the bank, its expenses and profits, as well as correspondence related to the bank's staff. Unlike most Soviet and post-Soviet researchers, the author believes that banks have not become “monopolies” in Central Asian economy. Though Azov-Don Bank possessed four branches in the Central Asian region and strived to control all the export of cotton and fruits, in the end it failed to become the monopolist in the economic life of Turkestan. The main reason for this “failure”, according to the author, was the bank’s adaptation to real economic relations in Turkestan and khanates. The “modernization” of Central Asian economy in the banks’ management point of view meant to finance the cultivation of export-oriented crops and to mediate between the metropolis and the periphery. Thus, the “colonial” economy had a specific character, aimed not at the destruction of the local industry, but in the development of agriculture. As a result, the economic “modernization” of Central Asia was dragged out and assumed peculiar forms of agrarian “colonialism”. At first glance, the “colonial” periphery seemed an attractive area for investments and future super-profits, but speculative nature of Turkestan economy prevented the standard development of the local banks. World War I hindered the development of banking operations of the Samarkand Branch, which were limited to a role of an intermediary in the cotton sales at the Moscow Exchange. Finally, at the end of 1917 all the branches of the Azov-Don bank were nationalized by the Soviet State.

KeywordsSamarkand, Azov-Don bank commercial bank, Turkestan, empire, capitalism, modernization
Received23.07.2019
Publication date22.08.2019
Number of characters23001
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 История банков и банковского дела в Туркестане и среднеазиатских ханствах фактически не изучена и освещена фрагментарно в свете концепции «монополистического капитализма» [Аминов, 1959; Вексельман, 1987]. Архивные документы показывают, что банки не смогли установить монополию на местном рынке. Местный капитализм больше напоминал не монополистический, а свободные рыночные отношения. Частично исследована учеными деятельность Госбанка, Русско-Азиатского [Лаврентьев, 1930; Бовыкин, Петров, 1994; Гиндин, 1997; Китанина, 1969] и Волжско-Камского банков [Роднов, 2017] в Туркестанском генерал-губернаторстве. Я не совсем согласен с характеристикой деятельности и функционирования банков, данной советскими [Юлдашев, 1970; Садыков, 1965; Кастельская, 1980, Хотамов, 1990] и постсоветскими историками [Махкамова, 2009; Потапова, 2011], и считаю, что нужно пересмотреть деятельность финансовых институтов с точки зрения свободного развития местного рынка по собственным местным законам экономического развития. К сожалению, историки мало обращали внимания на количественные показатели банков, делая упор на общую характеристику производственных и финансовых отношений в Средней Азии.
2 Самым крупным банком в регионе, который имел разветвленную сеть филиалов (13 филиалов) по всей Центральной Азии, считался Русско-Азиатский коммерческий банк (до 1910 г. Русско-Китайский банк) [Беляев, 1993, 1995; Петров, 2005; Саломатина, Френкель, 2016; Яго, 2012; Crisp, 1974; Quested, 1977]. Нужно отметить, что Русско-Азиатский банк старался взять в свои руки хлопководство и промышленное производство, но в итоге не сумел стать локомотивом экономического развития региона. Основной причиной, по нашему мнению, является приспособление имперских финансовых институтов к реально существующим экономическим отношениям в Туркестане и ханствах. «Модернизация» экономики Центральной Азии в понимании банков состояла в финансировании производства экспортных культур и в посредничестве между метрополией и периферией. «Колониальная» периферия на первый взгляд казалась привлекательной сферой для инвестирования и получения сверхприбылей, но спекулятивный характер туркестанской экономики мешал «нормальному» развитию банков. Я считаю, что «колониальная» экономика имела специфический характер, который выражался не в уничтожении местной «индустрии», а в развитии сельского хозяйства. В результате экономическая «модернизация» Центральной Азии затянулась и приняла своеобразные формы аграрного «колониализма».
3

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В САМАРКАНДЕ

4 В начале XX в. Самаркандская область Туркестанского генерал-губернаторства считалась производителем пшеницы и фруктов для внутреннего и потребления и вывоза. В административном центре области, городе Самарканде, проживало почти 90 тыс. человек (1910). «Фрукты, чай, хлопок, мануфактура – вот товары, с которыми приходится оперировать здешним банкам», – писал об экономике региона инспектор банка в 1916 г. [Российский государственный исторический архив (далее РГИА). Ф. 630. Оп. 1. Д. 537. Л. 1–2 об.]. Быстрыми темпами развивалось местное виноделие. Здесь успешно работали несколько фирм (Филатовы, Шмидт, Гладышев, Шустов, Агриев, Алишоев). Хлопковое производство не было развито в Самарканде, как в Ферганской долине. Под хлопок в 1916 г. было отведено всего лишь 68 880 дес. (6.78% всей посевной площади). Под пшеницей и рожью находилось 59.04% засеваемой площади, под рисом – 11.45% и виноградом – 1,31%. «Самаркандский хлопок, – писал ревизор, – качеством ниже ферганского; в официальной котировке он расценивается на 50 копеек дешевле ферганского» [РГИА. Ф. 630. Оп. 1. Д. 537. Л. 1–2об.]. Промышленность в регионе была слабо развита. Хлопкоочистительных заводов в Самарканде было восемь, маслобойных – три. Несмотря на то что по экономическим показателям Самарканд отставал от Коканда, по торговле чаем Самарканд являлся главным центром Туркестана. В 1915 г. здесь чайными фирмами (Вогау, Ризаевых, Тагиевых, Кузнецова, Хасановых, Кин-Чонга и др.) было упаковано 11 млн фунтов чая [РГИА. Ф. 630. Оп. 1. Д. 537. Л. 7 об.–8 об.]. «Если не считать стоящие особняком такие фирмы, как Вогау и Кузнецов, в кредите не нуждающиеся, – писал инспектор банка, то окажется, что все чайное дело находится в руках персов, народа большей частью пришлого, не имеющего права владеть здесь недвижимостью» [РГИА. Ф.  630. Оп. 1. Д. 537. Л. 7 об.–8 об.].

Number of purchasers: 2, views: 1169

Readers community rating: votes 0

1. Аминов A. M. Экономическое развитие Средней Азии (Колониальный период). Ташкент: Госиздат УзССР, 1959 [Aminov A. M. Economic development of Central Asia (Colonial period). Tashkent: Gosizdat UzSSR Publ., 1959 (in Russian)].

2. Беляев С. Г. Французский капитал и образование Русско-Азиатского банка. Отечественная история. 1993. № 5. С. 165–173 [Beljaev S. G. French capital and the formation of the Russian-Asian Bank. Otechestvennaja istorija. No 5. Pp. 165–173 (in Russian)].

3. Беляев С. Г. Русско-французские банковские группы в период экономического подъема 1909–1914 гг. СПб.: eN-PI, 1995 [Beljaev S. G. Russian-French banking groups during the economic recovery of 1909–1914. Saint-Petersburg: eN-PI Publ., 1995 (in Russian)].

4. Бовыкин В. И., Петров Ю. А. Коммерческие банки Российской империи. М.: Перспектива, 1994 [Bovykin V. I., Petrov Iu. A. Commercial banks of the Russian Empire. Moscow: Perspektiva, 1994 (in Russian)].

5. Вексельман М. И. Российский монополистический и иностранный капитал в Средней Азии (конец XIX – начало XX в.). Ташкент: Фан, 1987 [Veksel'man M. I. Russian monopoly and foreign capital in Central Asia (late XIX – early XX century). Tashkent: Fan Publ., 1987 (in Russian)].

6. Гиндин И. Ф. Банки и экономическая политика в России (XIX – начало XX в.). М.: Наука, 1997 [Gindin I. F. Banks and economic policy in Russia (XIX – early XX century). Moscow: Nauka Publ., 1997 (in Russian)].

7. Кастельская З. Д. Из истории Туркестанского края (1865–1917). М.: Наука, 1980 [Kastel'skaia Z. D. From the history of the Turkestan Territory (1865–1917). Moscow: Nauka Publ., 1980 (in Russian)].

8. Китанина Т. М. Военно-инфляционные концерны в России 1914–1917 гг. Концерн Путилова–Стахеева–Батолина. Л.: Наука, 1969 [Kitanina T. M. Military-inflationary concerns in Russia in 1914–1917. Concern Putilov–Stakheev–Batolin. Leningrad: Nauka Publ., 1969 (in Russian)].

9. Лаврентьев В. А. Капитализм в Туркестане. М.: Коммун. акад., 1930 [Lavrent'ev V. A. Kapitalism in Turkestan. Moscow: Kommun. akad. Publ., 1930 (in Russian)].

10. Махкамова Н. Р. Социальная структура общества на территории Узбекистана: традиции и трансформации (конец XIX в. – 30-е годы XX в.). Ташкент: Aloqachi, 2009 [Makhkamova N. R. Social structure of society on the territory of Uzbekistan: traditions and transformations (the end of the XIX century – 30th years of the XX century). Tashkent: Aloqachi Publ., 2009 (in Russian)].

11. Петров Ю. А. Алексей Путилов и Русско-Азиатский банк. Вестник Банка России. 2005. № 13. C 46–49 [Petrov Iu. A. Alexey Putilov and Russian-Asian Bank. Vestnik Banka Rossii. 2005. No 13. Pp. 46–49 (in Russian)].

12. Потапова Н. Ю. История предпринимательства в Туркестане (вторая половина XIX – начало XX в.). Ташкент: УМЭД, 2011 [Potapova N. Iu. The history of entrepreneurship in Turkestan (second half of the XIX – beginning of the XX century). Tashkent, UMED Publ., 2011 (in Russian)].

13. Роднов М. И. Экономические связи Уфы в 1870-е годы (по материалам Волжско-Камского банка). Magistra Vitae: электронный журнал по историческим наукам и археологии. 2017. № 2. С. 17–23 [Rodnov M. I. Economic ties of Ufa in the 1870s (based on the materials of the Volga-Kama Bank). Magistra Vitae: electronic journal of historical sciences and archeology. 2017. No 2. Pp. 17–23 (in Russian)].

14. Садыков А. С. Экономические связи Хивы с Россией во второй половине XIX – начале XX в. Ташкент: Изд. Наука УзССР, 1965 [Sadykov A. S. Economic ties of Khiva with Russia in the second half of the XIX early XX centuries. Tashkent: Nauka UzSSR Publ., 1965 (in Russian)].

15. Саломатина С. А., Френкель О. И. Региональное развитие российских акционерных коммерческих банков во второй половине XIX в.: статистика и геоинформационные технологии. Электронный научно-образовательный журнал. История. 2016. Т. 7. № 7(51) [Salomatina S. A., Frenkel' O. I. Regional development of Russian joint-stock commercial banks in the second half of the XIX century: statistics and geoinformation technologies. Electronic Scientific Educational Journal. Istoriia. 2016. Vol. 7. No. 7(51). (in Russian)].

16. Хотамов Н. Б. Роль банковского капитала в социально-экономическом развитии Средней Азии (начало 90-х гг. XIX в. – 1917 г.). Душанбе: Дониш, 1990 [Khotamov N. B. The role of bank capital in the socio-economic development of Central Asia (early 90's of the XIX century – 1917). Dushanbe, Donish Publ., 1990 (in Russian)].

17. Юлдашев А. М. Аграрные отношения в Туркестане (конец XIX – начало XX вв.). Ташкент: Узбекистан, 1970 [Iuldashev A. M. Agrarian relations in Turkestan (late XIX – early XX centuries). Tashkent, Uzbekistan Publ., 1970 (in Russian)].

18. Яго К. Русско-Китайский банк в 1896–1910 гг.: международный финансовый посредник в России и Азии. Экономическая история: Ежегодник. М.: Институт Российской истории РАН, 2011/2012. С. 293–314 [Yago K. Russian-Chinese Bank (1896–1910): international financial intermediary in Russia and Asia. Ekonomicheskaia istoriia: Yearbook. Moscow: Institute of Russian History of the RAS, 2011/2012. Pp. 293–314 (in Russian)].

19. Crisp O. The Russo-Chinese Bank: An Episode in Franco-Russian Relation. The Slavonic and East European Review. Vol. 52. 1974. Pp. 197–212.

20. Quested R. The Russo-Chinese Bank: a Multinational Financial Base of Tsarism in China. Birmingham, 1977.

21. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 616, 630 [Russian state historical archive. Fund 616, 630].

Система Orphus

Loading...
Up