Chesnokova N. A. Shin Gyeongjun (1712–1781) and His The Description of Mountains (Sangyeongpyo). The First Korean Proto-Scientific Classification of the Mountains of the Korean Peninsula.

 
PIIS086919080005948-9-1
DOI10.31857/S086919080005948-9
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Senior Lecturer, Russian State University for Humanities
Affiliation: Higher School of Economics
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameVostok. Afro-Aziatskie obshchestva: istoriia i sovremennost
EditionIssue 4
Pages177-190
Abstract

The 17th–18th centuries in Korea are characterized by the notable increase in the number of works devoted to geography and history. The reason for this increase was in the emergence of new knowledge about the world, coming to the Korean peninsula through regular contacts with the Manchu empire of Qing. It is worth mentioning that the essence of these works was radically different: On the one hand, in the higher aristocratic Confucian circles there were popular mythical Maps of the Tianxia (Celestial Empire), called cheonhado, appealing to ancient history; on the other hand, a group of sirhak scholars who fought for the “real knowledge”, tried to find a compromise between the new methods of studying space and the traditional sinocentric worldview. 

This article focuses on one of the geographical writings of the second half of the 18th century, called The Description of Mountains (Sangyeongpyo) by the court official-censor Shin Gyeongjun (申景濬; 1712–1781). This work is the first proto-scientific attempt to classify all the Korean mountains according to their location and size. The work continues the study of the so-called The Great Paektu Trunk (Baektutaegan, or the Great Trunk), started earlier by the scholars of the second half of the 18th century – Yi Chung-hwan (李重煥; 1690–1756?) and Yi Ik (李瀷; 1681–1763). 

The article is also aimed at the reconstruction of the biography of Shin Gyeongjun: For the first time in Russian Korean Studies the research is based on the royal chronicles Joseon Wangjo Sillok (朝鮮王朝 實錄). The author analyzes the content of The Description of Mountains, also for the first time in Russian Koreology. According to Shin Gyeongjun, the Korean mountain range system should be correctly explained through the fifteen different mountain ranges. He believed it is possible to distinguish one “huge trunk” (大幹; daegan), one “main trunk” (正幹; jeonggan) and thirteen “main veins” (正脈; jeongmaek). Shin Gyeongjun was the first state council who presented the whole description of the Korean mountain ranges, and thus he influenced the development of Korean geography and cartography.

KeywordsKorean geography, Shin Gyeongjun, “Description of Mountains”, “Sangyeongpyo”, Baektu taegan.
Received22.07.2019
Publication date22.08.2019
Number of characters31599
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Вплоть до XVII в. представления корейцев о пространстве и положении страны относительно других держав базировались на плоской синоцентричной модели мира. Доказательство тому – «Общая хронологическая карта границ государств и столиц» 混一歷代國都[疆理]地圖 (Хониль ёктэ кукто [канни] чидо, 1402 г.), также сокращенно называемая «Карта земельных границ» 疆理圖 (Каннидо). Это самая старая из обнаруженных на данных момент корейских карт, более того – карт всего Дальневосточного региона. Она опиралась на китайские географические карты империи Мин (1368–1644) и не включала описания Европы, Африки и арабских стран, несмотря на то что об их существовании было известно. Япония и Окинава были представлены в виде небольших кругов, уступавших в размерах выполненному в виде треугольника Корейскому полуострову. Хан Ён-у, анализируя аналогичные карты, предполагает, что при помощи размера подчеркивался статус «близости» Чосона к «Срединному государству», его «цивилизованность» [Han Young-Woo et al., 2008, p. 22–23].
2 В Корее не осталось ни одного экземпляра «Карты земельных границ», но три известных ее поздних переиздания в настоящий момент хранятся в Японии, в Киото [Ledyard, 1994, p. 245–249]. Гэри Ледьярд, анализируя содержание корейских карт XVI–XVIII вв., обнаруживает значительное сходство между ними и «Картой земельных границ» [Ledyard, 1994, p. 249].
3 В XVII–XVIII вв. традиционное корейское представление о пространстве претерпевало значительные изменения: в частности, в 1603 г. в Корею была направлена «Карта множества стран мира» 坤輿萬國全圖 (Конё мангук чондо, 1603 г.) Маттео Риччи (1552–1610), знакомившая корейцев с новыми странами и народами. В 1631 г. корейское посольство вернулось из Китая с европейскими книгами и картами (среди которых были труды Маттео Риччи и Джулио Алени (1582–1649)), телескопом, чертежами оружия и др.
4 В 1637 г. после двух маньчжурских нашествий (1627, 1636–1637 гг.) Корея приняла вассальную зависимость от маньчжурского правительства, в 1644 г. сменившего в Китае правившую династию Мин и основавшего империю Цин (1644–1912). Синоцентризм, уходивший корнями в первые века нашей эры, впервые подвергся сомнению, а вместе с ним пошатнулась и вера корейцев в свое «привилегированное» положение, опиравшееся на близость к «Срединному государству», считавшемуся центром мироздания. Подчиняться «варварам»-маньчжурам корейцы считали ниже своего достоинства. Если к информации, приходящей из минского Китая, корейцы испытывали осторожный интерес, то писания Цин мыслились «варварскими» и опасными, как и их носители.
5 Подтверждением может служить внезапная смерть принца Сохёна 昭顯世子 (1612–1645), находившегося в Китае в качестве заложника с 1636 по 1644 г. В Пекине Сохён познакомился с главой миссии иезуитов в Китае Адамом Шаллем фон Беллом (1591–1666) и заинтересовался западными диковинами. Когда в 1644 г. принц вернулся в Корею и привез с собой европейские сочинения по математике, астрономии и христианству, переведенные на китайский язык, глобус и иные астрономические приборы, его отец, ван Инджо (仁祖; 1595–1649, правил в 1623–1649 гг.), не остался доволен сыном. Уже спустя два месяца принц скончался, и сопутствовавшие смерти симптомы были похожи на отравление. Супруге Сохёна было приказано принять яд, а обоих его сыновей выслали на отдаленный остров Чеджудо, где они были убиты [Симбирцева, 2012, с. 407–408]. Описанный эпизод недвусмысленно демонстрирует неприязнь королевского двора к новым знаниям – настолько сильную, что в качестве превентивной меры против их распространения был убит наследник престола.

Number of purchasers: 2, views: 1110

Readers community rating: votes 0

1. Истинные записи (правления) династии Чосон 朝鮮王朝實錄 (Чосон ванджо силлок) [The Joseon Wangjo Sillok Annals]. URL: http://sillok.history.go.kr/ (accessed: September 18, 2018).

2. Пэ Усон. Токсо-ва чисик-ый пхункён [Атмосфера знаний и книг]. Пхаджу: Токпегэ хангукхакчонсо, 2015 [Bae U-seon. Dogseo-wa jisig-ui punggyeong [Atmosphere of knowledge and books]. Paju: Tokpaegae hangukhakjeonseo, 2015 (in Korean)].

3. Симбирцева Т. М. Владыки старой Кореи. М.: РГГУ, 2012 (Orientalia et Classica. Труды Института восточных культур и античности, вып. 35) [Simbirtseva T. M. Rulers of the Old Korea. Moscow: RSUH, 2012 (Orientalia et Classica. Transactions of the Institute of Oriental and Classical Studies, issue 35) (in Russian)].

4. Син Гёнджун. Описание гор (Сангёнпхё). Пер. на кор. яз. Пак Ёнсо. Сеул: Чопхан инсве, 1990 [Shin Gyeongjun. Description of the Mountains (Sangyeongpyo). Trans. by Park Yeonseo. Seoul: Chopkhan Printing House, 1990 (in Korean)].

5. Син Гёнджун. Описание гор (Сангёнпхё). Ред. Чхве Намсон. Сеул: Чосон Кванмунхве, 1913 [Shin Gyeongjun. Description of the Mountains (Sangyeongpyo). Ed. Choe Namseon. Seoul: Joseon Gwangmunhoe, 1913 (in Hanmun)].

6. Тихонов В. М., Кан Мангиль. История Кореи (в 2 т.). Т. 1: С древнейших времен до 1904 г. Ред., сост. хрон. табл., сост. указателя Т. М. Симбирцева. (Orientalia et Classica: Труды Института восточных культур и античности. Вып. 41). М.: Наталис, 2011 [Tikhonov V. M., Kan Mangil. The History of Korea: In 2 Vols. Vol. 1: From the Ancient Times to 1904. Ed. T. M. Simbirtseva. (Orientalia et Classica: Works of the Institute of Oriental Cultures: Issue 41.). Moscow: Natalis, 2011 (in Russian)].

7. Bae U-seon. Dogseo-wa jisig-ui punggyeong. Paju, Tokpaegae hangukhakjeonseo, 2015 Пэ Усон. Атмосфера знаний и книг (Токсо-ва чисик-ый пхункён). Пхаджу: Токпегэ хангукхакчонсо, 2015 (in Korean).

8. Choi Chang-jo. Study of How Koreans View and Utilize Nature. Anthology of Korean Studies. Volume III. Korean Anthropology: Contemporary Korean Culture in Flux. Seoul: Hollym Corp., 2003. Pp. 69–95.

9. Han Young-Woo, Ahn Hwi-Joon, Bae Woo Sung. The Artistry of Early Korean Cartography. Trans. Choi Byonghyon. Tamal Vista Publications, 2008.

10. Koto B. An Orographic Sketch of Korea. Journal of the College of Science. Tokyo: Imperial University, Vol. XIX. Article 1, 1903. Pp. 1–86.

11. Ledyard G. Cartography in Korea. Cartography in the Traditional East and Southeast Asian Societies: The History of Cartography. Vol. 2, Book 2. Ed. by Harley J. B., Woodward D. Chicago, Chicago Press, 1994. Pp. 235–344.

12. The Joseon Wangjo Sillok Annals (Истинные записи [правления] династии Чосон; 朝鮮王朝實錄 (Чосон ванджо силлок). – URL: http://sillok.history.go.kr/ (дата обращения – 10. 09. 2018)

13. Yoon Inshil Choe. Early-Period T’aengniji Manuscripts. Korean Studies, Vol. 37. Hawaii: University of Hawaii Press, 2013. Pp. 225–249.

Система Orphus

Loading...
Up