Motives of N.M. Karamzin’s Prose in A. A. Dyakov’s Novella “From the Notes of a Social-Democrat”

 
PIIS241377150014553-1-1
DOI10.31857/S241377150014553-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameIzvestiia Rossiiskoi akademii nauk. Seriia literatury i iazyka
EditionVolume 80 Issue 2
Pages47-52
Abstract

The article examines the connections of the anti­nihilistic novella “From the Notes of a Social Democrat” (1875) by A. Dyakova (A. Nezlobin) with the novellas by N.M. Karamzin, and primarily, with his “Island of Bornholm” (1794). The chosen aspect of study will help to understand what particular influence the Sentimental, pre­Romantic (including the gothic) and Romantic literature had on anti­nihilistic prose of the 1860­1880s. The connection between the novella “From the Notes of a Social Democrat” and the work of Karamzin might be explained, on the one hand, by the continuity of tradition of writing travel notes (based on the European socio­political material), which initially was reflected in “The Letters of a Russian Traveler”. On the other hand, Dyakov's text explores the motives of exile, imprisonment, a terrible secret and an untold story, which are plot­forming in “Bornholm Island” and appear in other stories by Karamzin. The plot of penetrating a secret and of discovery of the female prisoner also receives special treatment in Dyakov’s work.

KeywordsAlexander Alexandrovich Dyakov, anti­nihilistic prose, “Kruzhkovshchina”, Nikolai Mikhailovich Karamzin, gothic prose, almanac “Aglaya”, “Russian Bulletin”
Publication date24.06.2021
Number of characters15798
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Александр Александрович Дьяков (1845–1895) остается одним из мало изученных писателей второй половины XIX века. История его жизни и творчества не написана. Известно, что в период 1869–1873 гг. он служил учителем, а затем нотариусом в Александровском уезде Екатеринославской губернии. Позже, в Харькове, сошелся с кружками революционеров, занимался пропагандой. В 1874 г. покинул Россию, опасаясь доноса. Жил в Цюрихе, Дрездене, Берлине, Праге, поддерживая отношения с кружками русских политических эмигрантов. В этот период писатель порвал с революционерами, разойдясь с ними во взглядах на будущее России. Оставаясь в эмиграции, он наладил связи с М.Н. Катковым и во время Русско-турецкой войны писал статьи в издававшиеся им “Московские ведомости” [1, c. 203]. Но литературную известность Дьякову принесли антинигилистические повести из цикла “Кружок”, опубликованные под псевдонимом “А. Незлобин” в журнале “Русский вестник” в 1875–1877 гг.: “Из записок социал-демократа” (1875), “Фатальная жертва” (1886), “В народ!” (1876) и “Weltschmerzer” <немецк. мировая боль> (1877). В консервативно-патриотическом лагере произведения Дьякова были восприняты сочувственно, а в кругах революционно-демократических, социалистических – негативно. По словам Дьякова, “первый очерк “Кружка” (Из записок социал-демократа) подвергся самому бесцеремонному искажению гг. рецензентов” [2, с. 119]. Позже вышло собрание его повестей [3].
2 В число литературных подтекстов этих повестей, как и в целом антинигилистической прозы 1860–1880-х годов, входит ряд памятников русской предромантической и в частности готической прозы второй половины XVIII – первой половины XIX в. (см.: [4]; [5]; [6]), в том числе несколько повестей Н.М. Карамзина. Напомним, что именно в его альманахе “Аглая” (1794–1795) впервые в отечественной литературе тема революции оказалась связана с “готическим ужасным”. С одной стороны, в повестях “Остров Борнгольм” (1794), “Сиерра-Морена” (1795), “Дремучий лес” (1795) обыгрывались мотивы и сюжеты гостической литературы “ужаса и тайны”, а с другой стороны, в письмах Филалета и Мелодора и в том же “Острове Борнгольме” выдвигалась тема французской революции как предвестия гибели европейской цивилизации. Ср.: “Свет наук распространяется более и более; но еще струится на земле кровь человеческая – льются слезы несчастных – хвалят имя добродетели и спорят о существе ее” [7, т. 1, c. 668].
3 В русской антинигилистической прозе доминирует представление о революции как о надвигающейся исторической катастрофе. Нигилистов обвиняют в беспринципности, бесчеловечности, безнравственности, а для оформления их образов привлекается целый комплекс приемов устрашения, разработанных в готической прозе. Нигилисты демонизируются, в романах появляются периферийные сюжеты тайн, а готические мотивы адаптируются к конкретному социально-политическому контексту. Например, сохраняется распространенный мотив приглашения в свой дом нечисти1, где место последней занимает нигилист – нечисть социальная. При этом последняя часто вызывает вызывает двойственное к себе отношение. “Оно <революционное движение> у нас комично по своему бессилию, по умственной ограниченности”, – заявляет Дьяков [1, c. 203]. В этом ключе он и описывает деятелей русской эмиграции. Но смех соседствует с ужасом от поступков революционеров. Изображается их беспринципность, глубокая порочность и нравственное разложение (см.: [8, с. 57–66]). 1. Мотив, связанный с демоном Матильдой из романа “Монах” (1796) М. Льюиса, героем рассказа “Вампир” (1819) Д. Полидори, Варфоломеем из повести “Уединенный домик на Васильевском” (1828) В.П. Титова и А.С. Пушкина и др., оказывается связанным со студентом Кедровым в романе “Тайны современного Петербурга” (1875) В.П. Мещерского, с Полояровым в “Панурговом стаде” (1869) В.В. Крестовского, Глафирой Бодростиной в “На ножах” (1870–1871) Н.С. Лескова и др.

Number of purchasers: 0, views: 45

Readers community rating: votes 0

1. Mayorova, O.E. Dyakov Alexander Alexandrovich. [Dyakov Alexander Alexandrovich]. Russkie pisateli. 1800–1917. Biograficheskij slovar [Russian Writers. 1800–1917. Biographical Dictionary]. Vol. 2: G–K. Moscow, 1992, pp. 203–204. (In Russ.)

2. Nezlobin, A. . Fatalnaya zhertva [Fatal Sacrifice]. Russkij Vestnik [Russian Bulletin]. 1876, No. 5, pp. 119–192. (In Russ.)

3. Nezlobin, A. . Kruzhkovshchina. Nashi luchshie lyudi – gordost nacii: rasskazy` A. Nezlobina [Kruzhkovshchina. Our Best People are the Pride of the Nation: A. Nezlobinʼs Stories.]. Odessa, 1879, Vol. 1–3. (In Russ.)

4. Efimov, A.S. Povest “Fatalnaya zhertva” A.A. Dyakova (A. Nezlobina) i motiv “nechestivogo sobraniya” [The Story “Fatal Sacrificeˮ by A.A. Dyakov (A. Nezlobin) and the Motive of the “Unholy Meeting”]. Litera. 2020, No. 3, pp. 34–40. (In Russ.)

5. Efimov, A.S. Russkij antinigilisticheskij roman 1860–1870 gg. i “goticheskij syuzhet” [The Russian Anti-Nihilistic Novel of 1860–1870 and “Gothic Plotˮ]. Filologicheskie nauki. Voprosy teorii i praktiki [Philological Sciences. Questions of Theory and Practice]. 2019, No. 12, pp. 18–22. (In Russ.)

6. Efimov, A.S. “Tajny sovremennogo Peterburga” V.P. Meshcherskogo i “Uedinyonnyj domik na Vasiljevskom” V.P. Titova i A.S. Pushkina [“Secrets of Modern Petersburg” by V.P. Meshchersky and “A Secluded House on Vasilievsky” by V.P. Titov and A.S. Pushkin]. Litera, 2020. No. 1, pp. 124–134. (In Russ.)

7. Karamzin, N.M.. Izbranny`e sochineniya v 2-kh t. [Selected Works in Two Volumes]. Moscow, Leningrad, 1964, Vol. 1–2. (In Russ.)

8. Tsejtlin, A.G. Syuzhetika antinigilisticheskogo romana [The Plot of the Anti-nihilistic Novel]. Literatura i marksizm [Literature and Marxism]. 1929, Vol. 2, pp. 33–74. (In Russ.)

9. Vatsuro, V.E. Goticheskij roman v Rossii [Gothic Romance in Russia]. Moscow, NLO Publ., 2002. 542 p. (In Russ.)

10. Ivinsky, D.P. Roman Dostoevskogo “Idiot” i almanah Karamzina “Aglaya” [Dostoevskyʼs Novel “The Idiotˮ and Karamzinʼs Almanac “Aglayaˮ]. Filologicheskij zhurnal [Philological Journal]. 2018, No. 3, pp. 161–184. (In Russ.)

Система Orphus

Loading...
Up