Siberian Old Believers: outside state support and custody

 
PIIS086956870004239-3-1
DOI10.31857/S086956870004239-3
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Senior Researcher
Affiliation: Ural Federal University
Address: Russian Federation, Ekaterinburg
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 1
Pages221-224
Abstract

          

Keywords
Received04.03.2019
Publication date14.03.2019
Number of characters11923
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Белокриницкое согласие (современная Русская православная старообрядческая церковь, РПСЦ) появилось достаточно поздно – в конце 1840-х гг., но быстро распространилось на территории Российской империи и заняло ведущие позиции в поповском течении старообрядчества. После ужесточения репрессивной политики правительства Николая I и разгрома крупнейшего поповского центра в Поволжье на р. Иргиз, откуда прежде старообрядческие общества получали «исправленных» беглых священников, часть старообрядцев перешла к беспоповской практике (как это сделали на Тюменском соборе 1840 г. староверы Зауралья, признававшие, однако, необходимость священства), а другие, следуя решению собора на Рогожском кладбище в 1823 г., продолжали искать епископа за пределами Российской империи. Их усилия увенчались успехом 28 октября 1846 г., когда в с. Белая Криница (на территории австрийской Буковины) к старообрядцам присоединился удалённый константинопольским патриархом со своей кафедры из-за конфликта с турецкой администрацией и бедствовавший в Константинополе на покое митрополит Босно-Сараевский Амвросий (Папа-Георгополи), вскоре рукоположивший двух епископов и восемь иереев. За ними последовали прежде всего общества бывших беглопоповцев, «по нужде» окормляемые наставниками. К стремительно развивавшемуся согласию «австрийцев» исследователи проявляли устойчивый интерес с последней четверти XIX в.1, активно изучается оно и в настоящее время2. Однако процесс возникновения белокриницких общин в провинции, их региональная специфика, особенности мировоззрения и полемическое творчество местных лидеров остаются ещё малоизученными. Труд сотрудника сектора археографии Сибирского отделения Института истории РАН Н.А. Старухина, подготовленный под научным руководством академика Н.Н. Покровского (1930–2013), заполняет многие лакуны и существенно расширяет круг источников, позволяющих лучше понять как обстоятельства становления согласия в целом, так и эволюцию урало-сибирских общин в имперский период. 1. См., в частности: Субботин Н.И. Происхождение ныне существующей у старообрядцев так называемой австрийской и белокриницкой иерархии. М., 1874; Субботин Н.И. Материалы для истории так называемой австрийской или белокриницкой, иерархии. М., 1897; Субботин Н.И. История так называемого австрийского, или белокриницкого, священства. М., 1899; Смирнов П.С. Исторический очерк поповщины // Миссионерский сборник. 1893. № 1–3, 5; Беликов Д.Н. Старообрядческий раскол в Томской губернии по судебным данным. Томск, 1894; Беликов Д.Н. Томский раскол: исторический очерк от 1834 по 1880-е годы. Томск, 1901.

2. Крахмальников А.П. Сочинения староверов белокриницкого согласия (1846–1862 гг.). М., 2012; Юхименко Е.М. Старообрядческий центр за Рогожской заставою. Изд. 2. М., 2012.
2 Работа состоит из введения с обзором исследований и источников, шести глав и заключения. Первую главу открывает подробный экскурс в историю становления Белокриницкой иерархии в России. Автор освещает создание и развитие структуры управления и административно-территориального деления Московской архиепископии, а также основные дискуссии в среде староверов второй половины XIX – начале XX в. (прежде всего вокруг «Окружного послания»). В книге подробно показана организация Духовного совета – совещательного органа при московском архиепископе, в 1863–1898 гг. игравшего ведущую роль в руководстве общинами по всей России. Анализируя проект образования Духовного совета и текст его устава, исследователь приходит к выводу, что инициатива создания этого органа принадлежала группе, связанной с московским купечеством. Более того, в Уставе изначально содержались положения, предоставлявшие исключительно широкие полномочия столичным попечителям и старейшинам, что впоследствии привело к противостоянию между руководством согласия и провинциальными общинами (в том числе сибирскими), которые стали поддерживать оппозиционную Духовному совету общественную организацию старообрядческих полемистов – Братство Честного и Животворящего Креста. Как отмечается в книге, другие противоречия были вызваны неоднородностью общин как в центре, так и в провинции. В них не всегда совпадали взгляды даже внутри отдельных групп (духовных лидеров, священников, попечителей, рядовых членов).

Number of purchasers: 2, views: 1185

Readers community rating: votes 0

1. См., в частности: Субботин Н.И. Происхождение ныне существующей у старообрядцев так называемой австрийской и белокриницкой иерархии. М., 1874; Субботин Н.И. Материалы для истории так называемой австрийской или белокриницкой, иерархии. М., 1897; Субботин Н.И. История так называемого австрийского, или белокриницкого, священства. М., 1899; Смирнов П.С. Исторический очерк поповщины // Миссионерский сборник. 1893. № 1–3, 5; Беликов Д.Н. Старообрядческий раскол в Томской губернии по судебным данным. Томск, 1894; Беликов Д.Н. Томский раскол: исторический очерк от 1834 по 1880-е годы. Томск, 1901.

2. Крахмальников А.П. Сочинения староверов белокриницкого согласия (1846–1862 гг.). М., 2012; Юхименко Е.М. Старообрядческий центр за Рогожской заставою. Изд. 2. М., 2012.

3. Белобородов С.А. «Австрийцы» на Урале и в Западной Сибири (из истории Русской православной старообрядческой церкви – белокриницкого согласия) // Очерки истории старообрядчества Урала и сопредельных территорий. Екатеринбург, 2000. С. 157–158.

Система Orphus

Loading...
Up