Rossiiskaia revoliutsiia 1917 goda: vlast', obshchestvo, kul'tura. 2 vol. Moscow, 2017

 
PIIS086956870002238-2-1
DOI10.31857/S086956870002238-2
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Professor
Affiliation: Moscow Region State University
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 6
Pages183-189
Abstract

 

 

Keywords
Received07.11.2018
Publication date12.11.2018
Number of characters28917
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

«Человечество частично вознаграждается за великие бедствия теми великими уроками, которые из них вытекают… бедствие подобно кузнечному молоту: сокрушая, куёт»1. Эти слова принадлежат американскому писателю-сатирику второй половины ХIХ в. К.Н. Боуви, очевидцу Гражданской войны в США 1861–1865 гг. (самого драматического и кровавого явления в послужном списке событий прошлого «безукоризненной» страны). Опыт мировой истории свидетельствует: эффективность модернизационных процессов в различные времена и у разных народов всегда зависела от их способности не только достигать свершений и побед, но и действенно реагировать на общенациональные поражения и катастрофы. Может быть, в том чтобы извлечь из хитросплетений прошлого не потерявшие сегодня значимости его уроки, более адекватно их осмыслить, сформулировать, представить на суд общества и заключается одна из важнейших социальных функций исторического знания.

1. Афоризмы. По иностранным источникам. Изд. 3, перераб., доп. М., 1985. С. 9, 316.
2 Крупнейший социолог XX столетия П.А. Сорокин назвал революцию «трагической школой жизни», добавив при этом, что она «содействует новаторству и обогащению в ряде областей бытия. Пройдя полный курс её суровых уроков, он полагал, что исключительность событий выводит из спячки самые ленивые умы и заставляет их «шевелить мозгами», пробуждает интерес, знакомит с массой новых явлений, расширяет умственный кругозор и ведёт к ”открытиям”»2. 2. Сорокин П.А. Социология революции. М., 2010. С. 241–242.
3 Целый век отечественная и мировая историческая наука с разной долей объективности, беспристрастности, искренности и успеха шла по пути освоения уроков Великой российской революции 1917 г. Для того чтобы подняться на качественно иной уровень их постижения, весомым поводом и аргументом послужил юбилей Октября.
4

Рецензируемое двухтомное издание, подготовленное сотрудниками Института российской истории РАН, стало достойным ответом отечественных исследователей на вызовы и запросы современности, относящиеся к переосмыслению тех событий нашего «непредсказуемого прошлого», жгучий интерес к которым не имеет срока давности. При этом актуальность труда заключается не только в плане поверхностной злободневности в идеологическом и политическом отношениях, но и прямого, глубинного воздействия на наше мировоззрение и миропонимание.

 

5

Функцию концептуального стержня, призванного «сцементировать» разделы многопланового изыскания и ориентировать их авторов на решение наиболее важных исследовательских задач, эффективно выполняют краткое обращение «К читателю» и глава 1 раздела I первого тома, подготовленные ответственным редактором труда Ю.А. Петровым. Констатируя возросшую потребность современного российского общества в переходе от «историографического мифотворчества революции» прошлых лет к объективному осмыслению её как «закономерного звена непрерывного исторического развития России» (т. 1, с. 8), автор фиксирует и анализирует наиболее важные тенденции последних лет. По одной из них предлагается рассматривать революцию не как событие, а как процесс, что ведёт к расширению хронологических границ изучаемого явления, с включением в него Гражданской войны. Принципиально важной в этой связи является постановка (на первый взгляд парадоксальная) вопроса о том, что «глубинные причины русских революций следует искать не в провалах правительственной экономической политики, а в успехах российской модернизации с сопутствующими им трудностями перехода от традиционного общества к индустриальному» (т. 1, с. 14). Такой ракурс нацеливает современного исследователя на переход от экономического детерминизма (в его вульгарных проявлениях) к многогранному анализу проблемы в русле теории модернизации, которая ориентирует на рассмотрение исторического прогресса в виде «комплексного многомерного смещения». Речь идёт об одновременном, внутренне скоординированном сдвиге, охватывавшем области экономики, социальной стратификации и политических отношений, а также сферы мировоззрения (светского и церковного), образования, духовной жизни в целом, семейно-брачных отношений в их широком – гендерном – звучании, включавшем положение женщины в обществе3.

3. См: Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996. С. 173–175; Smelser H.J. Processes of Social Change // Sociology: An Introduction. N.Y., 1973. P. 747–748; Eisenstadt Sh. The Dynamics of Modern Society. N.Y., 1972. P. 435.

Number of purchasers: 2, views: 1200

Readers community rating: votes 0

1. Sorokin P.A. Sotsiologiya revolyutsii. M., 2010. S. 241–242.

2. Shtompka P. Sotsiologiya sotsial'nykh izmenenij. M., 1996. S. 173–175;

3. Smelser H.J. Processes of Social Change // Sociology: An Introduction. N.Y., 1973. P. 747–748;

4. Eisenstadt Sh. The Dynamics of Modern Society. N.Y., 1972. P. 435.

5. Protasov L.G. Vserossijskoe Uchreditel'noe sobranie: istoriya rozhdeniya i gibeli. M., 1997. S. 164;

6. Vserossijskoe Uchreditel'noe sobranie: Ehntsiklopediya / Avt.-sost. L.G. Protasov. M., 2014.

7. Politicheskie partii Rossii. Konets KhIKh – pervaya tret' KhKh vv. Dokumental'noe nasledie / Otv. red. V.V. Shelokhaev. M., 1994–2018.

Система Orphus

Loading...
Up