Paradoxes of Europeanization by Peter the Great

 
PIIS013038640001289-5-1
DOI10.31857/S013038640001289-5
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Professor
Affiliation: MGIMO University
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameNovaia i noveishaia istoriia
EditionIssue 5
Pages3-22
Abstract

The article is devoted to some aspects of Europeanization, in particular, to the analysis of social policy of Peter I. By Europeanization, the author understands the process of constant borrowing, mastering and using in Russia a diverse Western European experience.

KeywordsPeter the Great, patrimonial way of life, Western influence, social policy, szlachectwo, merchant class, peasantry
Received09.10.2018
Publication date10.10.2018
Number of characters67556
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 XVIII столетие вошло в русскую историю как время, яркое и оптимистическое с точки зрения положения России в контексте мирового расклада сил. Из свойственных эпохе раннего Нового времени многочисленных войн Россия выходит победителем, утверждая свой имперский статус и расширяя границы. На международной арене она выступает уже как великая европейская держава, а во внутренней жизни в течение всего XVIII в. присутствует тенденция к подъему. Причем эта тенденция доминирует как при отличавшихся государственными талантами монархах (Петр I, Екатерина II), так и при «слабых» правителях (Екатерина I, Петр II, Петр III). Процесс европеизации (вестернизации) увеличивает темп и расширяет свои формы все XVIII столетие. Европеизация стала одним из главных условий прорыва России в области науки, высокого искусства, быта и нравов элитарных социальных слоев. Успешность петровской европеизации выявила родство русской и общеевропейской культуры и ликвидировала стадиальный разрыв высокой культуры Западной Европы и высокой культуры России. Последняя стала одной из национальных форм общеевропейской культуры Нового времени.
2 Суть Нового времени определял процесс модернизации, в рамках которого средневековые социокультурные системы совершали переход к эпохе индустриальной цивилизации. Важно выяснить, что происходило в этой области в русской жизни XVIII в. Был ли совершен в отношениях государства и общества тот же модернизаторский переход, что случился с российской наукой и высокой культурой? Какую роль здесь играло западное влияние?
3

Особенности и значение допетровской европеизации России

 

Сам процесс европеизации (вестернизации) не был новшеством XVIII столетия. С середины XV в. начался новый период русской истории, которому В. О. Ключевский дал название московского. Закончились удельные века с их альтернативными возможностями будущего для многих средневековых русских земель, которые в начале XII — первой половине XV вв. создали различные социально-политические модели государственных объединений Южной, Юго-Западной, Западной, Северо-Западной и Северо-Восточной Руси. Московское княжество, утвердившись к концу XIV столетия в качестве главного политического центра великого княжения Владимирского, во второй половине XV в. превратилось в бесспорного государственного лидера всех частей Северо-Восточной и Северо-Западной «Ордынской» Руси. В 1480 г. Москва покончила с зависимостью от Большой Орды и постепенно в течении XV—XVII вв. лишила «другую Русь» — Русь Литовскую (западные, южные и юго-западные русские земли, входившие в великое княжество Литовское, с 1569 г. в Речь Посполитую) — каких-либо перспектив в деле консолидации «всей Руси». Хотя в XV—XVI вв. западноевропейские авторы, не говоря уже о польских и литовских, именно Литовскую Русь именовали «Русью», предпочитая называть северо-восточные русские земли «Московией». Впрочем, у Московской Руси по ходу становления единого государства появилось и новое название — «Россия». Эта калька с греческого вошла во внутренний оборот после второго брака Ивана III с византийской царевной Софьей Палеолог, но употреблялось до конца XVII в. редко по особо торжественным случаям.

Number of purchasers: 0, views: 1048

Readers community rating: votes 0

1. Sm. podrobnee: Chernikova T. V. Evropeizatsiya Rossii vo vtoroj polovine XV—XVII vv. M., 2012; ee zhe. Protsess evropeizatsii Rossii vo vtoroj polovine XV—XVII vv. Diss. … d.i.n. M., 2014.

2. Udivitel'no, no imenno tak okharakterizoval sebya v perepisi kontsa XIX v. dazhe poslednij rossijskij imperator Nikolaj II. Sm.: Kolpakidi A. I., Potapov G. V. Nikolaj II. Svyatoj ili krovavyj? Pravda o poslednem tsarstvovanii: za chto rasstrelyali Nikolaya Krovavogo. M., 2017, s. 5.

3. Bumagi imperatora Petra I. SPb., 1873, s. 304, № CVIII.

4. PSZ, t. V, № 2789.

5. Sluzhba tsarskaya soldatskaya. — Istoricheskie pesni. L., 1956, s. 234.

6. Prusskaya I. Ya. Teoriya zakreposcheniya i raskreposcheniya soslovij. — Ehkonomika, sotsiologiya i pravo: zhurnal nauchnykh publikatsij, 2013, № 1, s. 114. Takzhe sm. Nedyak A. V. Teoriya zakreposcheniya-raskreposcheniya soslovij v gosudarstvennoj shkole: Pozitsiya S. M. Solov'eva. — Istoriya gosudarstva i prava, 2008, № 13, s. 4—7.

7. Skrynnikov R. G. Ivan Groznyj. M., 2005, s. 53.

8. Chicherin B .N. Kurs gosudarstvennoj nauki, ch. 1. M., 1994, s. 60—62.

9. Chicherin B. N. Oblastnye uchrezhdeniya Rossii v XVII veke. M., 2012, s. 339.

10. Romanovich-Slavatinskij A. V. Dvoryanstvo v Rossii (XVIII—XIX vv.). Kiev, 1912, s. 151.

11. Sobornoe ulozhenie 1649 goda. M., 1961, s. 170.

12. Poluchivshij khoroshee obrazovanie za granitsej Stefan Yavorskij prinadlezhal k «partii latinistov» vnutri rossijskogo dukhovenstva. Vo vremena Fedora Alekseevicha i regentstva Sof'i «latynschiki» Simeon Polotskij, Sil'vestr Medvedev ratovali za razvitie prosvescheniya, ne chuzhdy byli ponimaniyu tsennosti svetskikh nauk v otlichii ot konservativnykh «grekofilov», k kotorym otnosilos' bol'shinstvo otechestvennogo dukhovnogo china. Odnako nadezhda Petra I uvidet' v Stefane Yavorskom deyatel'nogo storonnika tserkovnoj reformy ne opravdalas'.

13. Bumagi imperatora Petra I, s. 304, № CCIX.

14. Istoriya Rossii s drevnejshikh vremen do 1861 g. Pod red. N. I. Pavlenko. M., 1996, s. 265.

15. Anisimov E. V. Petr Pervyj: rozhdenie imperii. — Istoriya Otechestva: lyudi, idei, resheniya. Ocherki istorii Rossii IX — nachala KhKh v. M., 1991, s. 190.

16. Pavlenko N. I. Istoriya Petra Velikogo. M., 2006, s. 483.

17. Pavlenko N. I. Torgovo-promyshlennaya politika pravitel'stva Rossii v pervoj chetverti XVIII v. — Istoriya Rossii, 1978, № 3, s. 56.

18. Materialy dlya istorii Gangutskoj operatsii, vyp. 1, ch. 1: Gramoty, ukazy i pis'ma Petra Velikogo 1713 g. Pg., 1914, s. 11, 51.

19. Klyuchevskij V. O. Ukaz. soch., s. 109.

20. PSZ, t. VIII, № 4378.

21. Tam zhe, t. VI, № 3711.

22. Tam zhe, t. V, s. 137.

23. Klyuchevskij V. O. Soch. v 9 t., t. 9. M., 1990, s. 397.

24. Anisimov E. V. Ukaz. soch., s. 214.

25. Istoriya Rossii s drevnejshikh vremen do 1861 g., s. 263.

26. Nabor v armiyu. — Istoricheskie pesni. Ballady, s. 464—465.

27. Istoriya Rossii s drevnejshikh vremen do 1861 g., s. 249.

28. Anisimov E. V. Ukaz. soch., s. 213.

29. Pavlenko N. I. Petr Pervyj i ego vremya. M., 1983, s. 67.

30. Bezoglyadnoe begstvo v Troitse-Sergiev monastyr' po poluchenii 8 avgusta 1689 g. lozhnogo slukha o dvizhenii vojsk Sof'i na Preobrazhenskoe i ostavlenie v noyabre 1700 g. armii pod Narvoj na proizvol sud'by pri vesti o vysadke shvedskogo desanta.

31. Klyuchevskij V. O. Kurs russkoj istorii. — Soch. v devyati tomakh, t. VI. M., 1989, s. 203.

32. Milyukov P. N. Ukaz. soch., s. 179.

33. Klyuchevskij V. O. Ukaz. soch., s. 108.

34. Pushkin A. S. O russkoj istorii XVIII veka. — Sobranie sochinenij v desyati tomakh, t. VII. M., 1962, s. 192.

Система Orphus

Loading...
Up