Ecological Modernization in an Age of Globalization: the Role of Environmental NGOs

 
PIIS013122270006788-7-1
DOI10.20542/0131-2227-2019-63-8-64-71
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Senior Researcher at the Center for Development and Modernization Studies
Affiliation: Primakov National Research Institute of World Economy and International Relations, Russian Academy of Sciences (IMEMO)
Address: 23, Profsoyuznaya Str., Moscow, 117997, Russian Federation
Journal nameMirovaia ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniia
EditionVolume 63 Issue 8
Pages64-71
Abstract

The article studies ecological modernization as a political practice of environmental non-governmental organizations (ENGOs) in Russia and abroad. The attention is paid to the political behavior of ENGOs as political actors in the contemporary environment of globalization era. ENGOs are described within the framework of organization theory. Displaying their performance in the modern politics, the article focuses on the concept of ecological flows and the theory of globalized integrated networks. It also raises the question of interrelations between ENGOs and population, civil society activists. In addition, the paper addresses environmental politics and policy-making problem in modern Russia. Being ecological modernization agents as well as world politics actors, ENGOs function in a brand new manner. However, much depends on their profile. One of the main differences between ENGOs is an attitude to ecological and conservation science. On the other hand, their routines are not always directly based on science. This is true even for “collaboratives” – the most outstanding actors in the contemporary political arena, playing a crucial part in ecological modernization. Values, beliefs, even personal tastes and preferences form the basis of decision-making here. This results in overestimation of the so called charismatic species and landscapes (their concept is presented here, too). The specifics of ENGOs, namely, a wide independence from a nation state and an unpredictable mode of behavior, combined with irrationality of decisions (sometimes imaginary) based on beliefs and wisdoms not obvious to others makes them inconvenient to many participants of a political process, particularly to nation states and their institutes. Thus incapable to predict their activities and react correctly to their routines, Governments make efforts to neutralize them opposing their performance, but fail. This is true for Russia.

Keywordsenvironmental non-governmental organizations, ecological modernization, political behavior, political actor, political networks, Globalized Integrated Networks
Received24.09.2019
Publication date24.09.2019
Number of characters31016
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Деятельность экологических неправительственных организаций (экоНПО), которую в России некогда рассматривали в однозначно позитивном ключе, сегодня, порой, описывают совсем в другом тоне. Она подвергается ожесточенной критике, вызывает неприятие. Это касается, с одной стороны, псевдонеправительственных организаций (Government-Operated Non-Governmental Organizations, GONGO1), создаваемых крупными политическими игроками как инструмент защиты (продвижения, маскировки и т. д.) своих интересов, а с другой стороны, – экологических инициатив, которые GONGO не являются. Что такое экоНПО, как они существуют в мире политическом, что ими движет, каковы их цели – это не всегда знает не только рядовой гражданин, но даже хорошо осведомленный в политике профессионал2. 1. Речь идет о формально неправительственных организациях гражданского общества, созданных по инициативе государства (государственных организаций) для решения задач в сфере национальной безопасности (а не задач гражданского общества).

2. ЭкоНПО, авангард экологического движения в мире, – самодеятельные, самоорганизующиеся, независимые социальные субъекты, действия которых направлены на участие в регулировании экономики и организации политического процесса на основе экологических императивов. Их стратегии и тактики неизменно определяются не политическими целями, а экологическими ценностями. В некоторых развитых странах экоНПО существуют более 100 лет (например, в Великобритании и США). С конца 1960-х годов они вовлечены в принятие политических решений. С начала 1990-х годов – пребывают в фазе “демократии участия”, являя собой канал коммуникации бизнеса, населения, властей при принятии общественно значимых решений экологического профиля и значительно влияя на их эффективность.
2 Новейшие процессы глобализации порождают массу феноменов в политике, и, быть может, важнейший из них – подчинение суверенитета национальных государств властным возможностям транснациональных акторов. Глобализация порождает многомерные мировые политические пространства, которые “населяют” такие новые игроки, как экоНПО. При этом из национальных сегментов политики и гражданского общества формируется единое глобальное пространство, воспринимаемое некоторыми как трибуна, с которой слышен голос активистов grassroot “с мест”, из самых недр местных сообществ.
3 В силу нынешних особенностей глобализации, в том числе связанных с характером миропорядка, экоНПО объективно противостоят на политической арене системообразующим игрокам – национальным государствам, крупным субъектам бизнеса и их организациям, транснациональным корпорациям (ТНК), то есть тем, кто в основном принимает сегодня политические решения в области охраны окружающей среды и природопользования (эколого-политические решения), необходимые в условиях вынужденной адаптации мира политического к глобальному кризису окружающей среды3 [1]. 3. С усложнением целостного мира в русле происходящих в нем нелинейных процессов Земля образует подчиненную законам индустриально-рыночной цивилизации закрытую систему с техносферой, измеряемой масштабами планеты. Антропогенные нагрузки в ней вышли за допустимые пределы, и началась необратимая деградация среды. Настал глобальный экологический кризис.
4 По традиции, идущей со времен новых социальных движений 1960-х годов, экоНПО были антипозитивистски и технопессимистически настроены и, как правило, имели антикапиталистическую направленность. Но сегодня их деятельность осуществляется в рамках новой парадигмы экологической политики экологической модернизации. Речь идет о версии трансформации социальной системы в русле экологических требований, при сохранении рыночной экономики и демократической политической системы и без радикальной перестройки общества. Теория экологической модернизации (ТЭМ) возникла в середине 1980-х годов в среде исследователей из Свободного университета Берлина. ТЭМ связывают с концепцией “общества риска” Ульриха Бека и интерпретируют как инструмент минимизации риска. Принимается за аксиому, что в недрах капитализма заложены механизмы, которые ведут к экологически дружественной деятельности, а ущерб окружающей среде наносят сверхэксплуатация природы, злоупотребления со стороны частного сектора. Теория экологической модернизации – модель менеджмента экологических рисков и политическая практика, сочетающая прямое административное управление и саморегулирование, самоограничения в потреблении и экономическую реформу, добровольно осуществляемую бизнесом. Поощряется интенсивное развитие экологической сферы экономики, экономический рост в постиндустриальных сегментах и структурные сдвиги в направлении “зеленого развития”. Механизмы реализации ТЭМ – это не сложный набор прямых и косвенных природоохранных мер, а свободный рынок и частный интерес. Бизнес может быть сам заинтересован в экологически дружественном хозяйственном и политическом поведении, имеет потенциал осуществления экологической политики, в которую вовлекается в кооперации с экологическими НПО. Теория экологической модернизации предусматривает совместное принятие эколого-политических решений силами гражданского общества в лице, чаще всего, экоНПО, бизнеса и государства [2]. В современном политическом мире ТЭМ находит свое полноценное практическое воплощение, в отличие от концепции устойчивого развития, с которой они не вполне парадигмально совместимы. На практике теория экологической модернизации провозглашает главным политическим игроком и агентом реформы экоНПО, обладающие для этого набором всевозможных инструментов.

Number of purchasers: 3, views: 1224

Readers community rating: votes 0

1. Glushenkova E.I. Ehkopolitologiya. Kurs lektsij. Moskva, MNEhPU, 2010. 210 c. [Glushenkova E.I. Ekopolitologiya. Kurs lektsii [Environmental Politics. Lections]. Moscow, MNEPU, 2010. 210 p.]

2. Kulyasova A., Kulyasov I. Lokal'nye sotsial'no-ehkologicheskie konflikty v kontekste global'nogo protsessa lesnoj sertifikatsii. [Kulyasova A., Kulyasov I. Lokal'nye sotsial'no-ekologicheskie konflikty v kontekste global'nogo protsessa lesnoi sertifikatsii [Local Socio-Environmental Conflicts in Global Forest Certification Process]] Available at: http://pandia.ru/text/80/240/21399.php (accessed 25.10.2018).

3. Ryuehgg-Shtyurm J., Yang M. Znachenie novykh seteobraznykh organizatsionno-upravlencheskikh form dlya dinamiki predpriyatij. Problemy teorii i praktiki upravleniya, 2001, № 6, sc. 106-111. [Ruegg-Sturm J., Young M. Znachenie novykh seteobraznykh organizatsionno-upravlencheskikh form dlya dinamiki predpriyatii [The Role of New Organizationally-Managerial Forms for Companies’ Dynamics]. Problemy teorii i praktiki upravleniya, 2001, no. 6, pp. 106-111.]

4. Kastel's M. Stanovlenie obschestva setevykh struktur. Novaya postindustrial'naya volna na Zapade. Antologiya. Inozemtsev V.L., red. Moskva, Academia, 1999, sc. 494-505. [Castels M. Stanovlenie obshchestva setevykh struktur [The Rise of the Network Society]. Novaya postindustrial'naya volna na Zapade [New Post-Industrial Wave in the West]. Inozemtsev V.L., ed. Moscow, Academia, 1999, pp. 494-505.]

5. Mol A.P.J., Spaargaren G. Global Environmental Politics and Governance: a Networks and Flows Perspective. Handbook of Global Environmental Politics, Second Edition. Dauvergue P., ed. Edward Elgar Publishing, 2012, pp. 194-210.

6. Sonnenfeld D.A. Social Movements and Ecological Modernization: the Transformation of Pulp and Paper Manufacturing. Development and Change, 2002, vol. 33, no. 1 (January), pp. 1-27. DOI:10.1111/1467-7660.00238

7. Ruysschaert D., Salles D. The Strategies and Effectiveness of Conservation NGOs in the Global Voluntary Standards: The Case of the Roundtable on Sustainable Palm Oil. The Anthropology of Conservation NGOs. Rethinking the Boundaries. Larsen P.B., Brockington D., eds. London, Palgrave Macmillan, 2018, pp. 121-149. DOI:10.1007/978-3-319-60579-1_5

8. Shvarts E., Kulikova E., Shmatkov N. Lesnaya politika Rossii: videnie obschestvennykh organizatsij. Ustojchivoe lesopol'zovanie, 2013, №2 (35), cc. 2-7. [Shvarts E., Kulikova E., Shmatkov N. Lesnaya politika Rossii: videnie obshchestvennykh organizatsii [Forest Policy of Russia: the Vision of Nongovernmental Organizations]. Ustoichivoe lesopol'zovanie [Sustainable Forestry], 2013, no. 2 (35), pp. 2-7.]

9. Yanitskaya T. Prakticheskoe rukovodstvo po opredeleniyu lesov vysokoj prirodookhrannoj tsennosti v Rossii. Moskva, WWF Rossii, 2008. 136 c. [Yanitskaya T. Prakticheskoe rukovodstvo po opredeleniyu lesov vysokoi prirodookhrannoi tsennosti v Rossii [High Environmental Value Forests Handbook]. Moscow, WWF Russia, 2008. 136 p.]

10. Larin V., Mnatsakanyan R., Chestin I., Shvarts E. Okhrana prirody Rossii: ot Gorbacheva do Putina. Moskva, WWF Rossii, 2003. 416 c. [Larin V., Mnatsakanyan R., Chestin I., Shvarts E. Okhrana prirody Rossii: ot Gorbacheva do Putina [The Environmental Protection in Russia: from Gorbachev to Putin]. Moscow, WWF Russia, 2003. 416 p.]

11. Wapner P. After Nature: Environmental Politics in a Postmodern Age. Handbook of Global Environmental Politics, Second Edition. Dauvergue P., ed. Edward Elgar Publishing, 2012, pp. 131-443.

12. Ecological Citizenship Revisited. Handbook of Global Environmental Politics, Second Edition. Dauvergue P, ed. Edward Elgar Publishing, 2012, pp. 520-531.

13. Krause M., Robinson K. Charismatic Species and Beyond: How Cultural Schemes and Organizational Routines Shape Conservation. Conservation and Society, 2016, vol. 14, no. 2, pp. 313-321. DOI:10.4103/cs.cs_16_63.

14. Lukashevich V.M., Lukashevich M.V. Uchet sotsial'nykh aspektov pri lesopol'zovanii. Nauchnyj zhurnal NovaUm.Ru. Sotsiologicheskie nauki, 2017, № 10 (16.12.2017), ss. 360-362. [Lukashevich V.M., Lukashevich M.V. Uchet sotsial'nykh aspektov pri lesopol'zovanii [Social Aspects of Forest Management]. Nauchnyi zhurnal NovaUm.Ru. Sotsiologicheskie nauki, 2017, no. 10 (16.12.2017), pp. 360-362.] Available at: http://novaum.ru/wp-content/uploads/2018/01/%D0%92%D1%8B%D0%BF%D1%83%D1%81%D0%BA-10.pdf (accessed 25.10. 2018).

15. Abramson P.R., Inglehart R. Value Change in Global Perspective. Ann Arbor (Michigan), 1995. 180 p.

Система Orphus

Loading...
Up