Экологическая модернизация в условиях глобализации: роль экоНПО

 
Код статьиS013122270006788-7-1
DOI10.20542/0131-2227-2019-63-8-64-71
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН
Адрес: РФ, 117997 Москва, ул. Профсоюзная, 23
Название журналаМировая экономика и международные отношения
ВыпускТом 63 Выпуск №8
Страницы64-71
Аннотация

В статье рассмотрена активность неправительственных экологических организаций как мировая политическая практика в рамках процесса экологической модернизации. Главное внимание уделено обусловленным их организационной структурой особенностям поведения в глобализирующейся политической окружающей среде. Внутренние закономерности их функционирования раскрываются через концепции экологических потоков и глобализированных интегрированных сетей. Раскрывается проблема восприятия данного рода политических акторов, в том числе общественностью. Затронуты проблемы российской экологической политики.

Ключевые словаэкологические неправительственные организации, экологическая модернизация, политическое поведение, политический актор, политические сети, глобализированные интегрированные сети
Получено24.09.2019
Дата публикации24.09.2019
Кол-во символов31016
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Деятельность экологических неправительственных организаций (экоНПО), которую в России некогда рассматривали в однозначно позитивном ключе, сегодня, порой, описывают совсем в другом тоне. Она подвергается ожесточенной критике, вызывает неприятие. Это касается, с одной стороны, псевдонеправительственных организаций (Government-Operated Non-Governmental Organizations, GONGO1), создаваемых крупными политическими игроками как инструмент защиты (продвижения, маскировки и т. д.) своих интересов, а с другой стороны, – экологических инициатив, которые GONGO не являются. Что такое экоНПО, как они существуют в мире политическом, что ими движет, каковы их цели – это не всегда знает не только рядовой гражданин, но даже хорошо осведомленный в политике профессионал2. 1. Речь идет о формально неправительственных организациях гражданского общества, созданных по инициативе государства (государственных организаций) для решения задач в сфере национальной безопасности (а не задач гражданского общества).

2. ЭкоНПО, авангард экологического движения в мире, – самодеятельные, самоорганизующиеся, независимые социальные субъекты, действия которых направлены на участие в регулировании экономики и организации политического процесса на основе экологических императивов. Их стратегии и тактики неизменно определяются не политическими целями, а экологическими ценностями. В некоторых развитых странах экоНПО существуют более 100 лет (например, в Великобритании и США). С конца 1960-х годов они вовлечены в принятие политических решений. С начала 1990-х годов – пребывают в фазе “демократии участия”, являя собой канал коммуникации бизнеса, населения, властей при принятии общественно значимых решений экологического профиля и значительно влияя на их эффективность.
2 Новейшие процессы глобализации порождают массу феноменов в политике, и, быть может, важнейший из них – подчинение суверенитета национальных государств властным возможностям транснациональных акторов. Глобализация порождает многомерные мировые политические пространства, которые “населяют” такие новые игроки, как экоНПО. При этом из национальных сегментов политики и гражданского общества формируется единое глобальное пространство, воспринимаемое некоторыми как трибуна, с которой слышен голос активистов grassroot “с мест”, из самых недр местных сообществ.
3 В силу нынешних особенностей глобализации, в том числе связанных с характером миропорядка, экоНПО объективно противостоят на политической арене системообразующим игрокам – национальным государствам, крупным субъектам бизнеса и их организациям, транснациональным корпорациям (ТНК), то есть тем, кто в основном принимает сегодня политические решения в области охраны окружающей среды и природопользования (эколого-политические решения), необходимые в условиях вынужденной адаптации мира политического к глобальному кризису окружающей среды3 [1]. 3. С усложнением целостного мира в русле происходящих в нем нелинейных процессов Земля образует подчиненную законам индустриально-рыночной цивилизации закрытую систему с техносферой, измеряемой масштабами планеты. Антропогенные нагрузки в ней вышли за допустимые пределы, и началась необратимая деградация среды. Настал глобальный экологический кризис.
4 По традиции, идущей со времен новых социальных движений 1960-х годов, экоНПО были антипозитивистски и технопессимистически настроены и, как правило, имели антикапиталистическую направленность. Но сегодня их деятельность осуществляется в рамках новой парадигмы экологической политики экологической модернизации. Речь идет о версии трансформации социальной системы в русле экологических требований, при сохранении рыночной экономики и демократической политической системы и без радикальной перестройки общества. Теория экологической модернизации (ТЭМ) возникла в середине 1980-х годов в среде исследователей из Свободного университета Берлина. ТЭМ связывают с концепцией “общества риска” Ульриха Бека и интерпретируют как инструмент минимизации риска. Принимается за аксиому, что в недрах капитализма заложены механизмы, которые ведут к экологически дружественной деятельности, а ущерб окружающей среде наносят сверхэксплуатация природы, злоупотребления со стороны частного сектора. Теория экологической модернизации – модель менеджмента экологических рисков и политическая практика, сочетающая прямое административное управление и саморегулирование, самоограничения в потреблении и экономическую реформу, добровольно осуществляемую бизнесом. Поощряется интенсивное развитие экологической сферы экономики, экономический рост в постиндустриальных сегментах и структурные сдвиги в направлении “зеленого развития”. Механизмы реализации ТЭМ – это не сложный набор прямых и косвенных природоохранных мер, а свободный рынок и частный интерес. Бизнес может быть сам заинтересован в экологически дружественном хозяйственном и политическом поведении, имеет потенциал осуществления экологической политики, в которую вовлекается в кооперации с экологическими НПО. Теория экологической модернизации предусматривает совместное принятие эколого-политических решений силами гражданского общества в лице, чаще всего, экоНПО, бизнеса и государства [2]. В современном политическом мире ТЭМ находит свое полноценное практическое воплощение, в отличие от концепции устойчивого развития, с которой они не вполне парадигмально совместимы. На практике теория экологической модернизации провозглашает главным политическим игроком и агентом реформы экоНПО, обладающие для этого набором всевозможных инструментов.

Всего подписок: 3, всего просмотров: 604

Оценка читателей: голосов 0

1. Глушенкова Е.И. Экополитология. Курс лекций. Москва, МНЭПУ, 2010. 210 c. [Glushenkova E.I. Ekopolitologiya. Kurs lektsii [Environmental Politics. Lections]. Moscow, MNEPU, 2010. 210 p.]

2. Кулясова А., Кулясов И. Локальные социально-экологические конфликты в контексте глобального процесса лесной сертификации. [Kulyasova A., Kulyasov I. Lokal'nye sotsial'no-ekologicheskie konflikty v kontekste global'nogo protsessa lesnoi sertifikatsii [Local Socio-Environmental Conflicts in Global Forest Certification Process]] Аvailable at: http://pandia.ru/text/80/240/21399.php (accessed 25.10.2018).

3. Рюэгг-Штюрм Й., Янг М. Значение новых сетеобразных организационно-управленческих форм для динамики предприятий. Проблемы теории и практики управления, 2001, № 6, сc. 106-111. [Ruegg-Sturm J., Young M. Znachenie novykh seteobraznykh organizatsionno-upravlencheskikh form dlya dinamiki predpriyatii [The Role of New Organizationally-Managerial Forms for Companies’ Dynamics]. Problemy teorii i praktiki upravleniya, 2001, no. 6, pp. 106-111.]

4. Кастельс М. Становление общества сетевых структур. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. Иноземцев В.Л., ред. Москва, Academia, 1999, сc. 494-505. [Castels M. Stanovlenie obshchestva setevykh struktur [The Rise of the Network Society]. Novaya postindustrial'naya volna na Zapade [New Post-Industrial Wave in the West]. Inozemtsev V.L., ed. Moscow, Academia, 1999, pp. 494-505.]

5. Mol A.P.J., Spaargaren G. Global Environmental Politics and Governance: a Networks and Flows Perspective. Handbook of Global Environmental Politics, Second Edition. Dauvergue P., ed. Edward Elgar Publishing, 2012, pp. 194-210.

6. Sonnenfeld D.A. Social Movements and Ecological Modernization: the Transformation of Pulp and Paper Manufacturing. Development and Change, 2002, vol. 33, no. 1 (January), pp. 1-27. DOI:10.1111/1467-7660.00238

7. Ruysschaert D., Salles D. The Strategies and Effectiveness of Conservation NGOs in the Global Voluntary Standards: The Case of the Roundtable on Sustainable Palm Oil. The Anthropology of Conservation NGOs. Rethinking the Boundaries. Larsen P.B., Brockington D., eds. London, Palgrave Macmillan, 2018, pp. 121-149. DOI:10.1007/978-3-319-60579-1_5

8. Шварц Е., Куликова Е., Шматков Н. Лесная политика России: видение общественных организаций. Устойчивое лесопользование, 2013, №2 (35), cc. 2-7. [Shvarts E., Kulikova E., Shmatkov N. Lesnaya politika Rossii: videnie obshchestvennykh organizatsii [Forest Policy of Russia: the Vision of Nongovernmental Organizations]. Ustoichivoe lesopol'zovanie [Sustainable Forestry], 2013, no. 2 (35), pp. 2-7.]

9. Яницкая Т. Практическое руководство по определению лесов высокой природоохранной ценности в России. Москва, WWF России, 2008. 136 c. [Yanitskaya T. Prakticheskoe rukovodstvo po opredeleniyu lesov vysokoi prirodookhrannoi tsennosti v Rossii [High Environmental Value Forests Handbook]. Moscow, WWF Russia, 2008. 136 p.]

10. Ларин В., Мнацаканян Р., Честин И., Шварц Е. Охрана природы России: от Горбачева до Путина. Москва, WWF России, 2003. 416 c. [Larin V., Mnatsakanyan R., Chestin I., Shvarts E. Okhrana prirody Rossii: ot Gorbacheva do Putina [The Environmental Protection in Russia: from Gorbachev to Putin]. Мoscow, WWF Russia, 2003. 416 p.]

11. Wapner P. After Nature: Environmental Politics in a Postmodern Age. Handbook of Global Environmental Politics, Second Edition. Dauvergue P., ed. Edward Elgar Publishing, 2012, pp. 131-443.

12. Ecological Citizenship Revisited. Handbook of Global Environmental Politics, Second Edition. Dauvergue P, ed. Edward Elgar Publishing, 2012, pp. 520-531.

13. Krause M., Robinson K. Charismatic Species and Beyond: How Cultural Schemes and Organizational Routines Shape Conservation. Conservation and Society, 2016, vol. 14, no. 2, pp. 313-321. DOI:10.4103/cs.cs_16_63.

14. Лукашевич В.М., Лукашевич М.В. Учет социальных аспектов при лесопользовании. Научный журнал NovaUm.Ru. Социологические науки, 2017, № 10 (16.12.2017), сс. 360-362. [Lukashevich V.M., Lukashevich M.V. Uchet sotsial'nykh aspektov pri lesopol'zovanii [Social Aspects of Forest Management]. Nauchnyi zhurnal NovaUm.Ru. Sotsiologicheskie nauki, 2017, no. 10 (16.12.2017), pp. 360-362.] Аvailable at: http://novaum.ru/wp-content/uploads/2018/01/%D0%92%D1%8B%D0%BF%D1%83%D1%81%D0%BA-10.pdf (accessed 25.10. 2018).

15. Abramson P.R., Inglehart R. Value Change in Global Perspective. Ann Arbor (Michigan), 1995. 180 p.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх