S.L. Frank on Vladimir Soloviev’s prophetic calling

 
PIIS023620070000321-0-1
DOI10.31857/S023620070000321-0
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Saratov Chernyshevsky State University
Journal nameChelovek
EditionIssue №4
Pages138-150
Abstract

The article is based on the new publications (2017) related to the reception of Vl.S. Soloviev’s the legacy by S.L. Frank, especially on the materials for “Soloviev Anthology” compiled by Frank (1950) and on Frank’s “Three Conversations on Vladimir Soloviev” on the BBC radio (1949). Frank comes to the conclusion that Soloviev was endowed with a vision of a prophet that enabled him to predict the events of a near and distant future (Soloviev’s “Three Conversations”). Soloviev’s eschatological leitmotifs that developed in the last years of his life resonated strongly with Frank in the postwar years and are quite relevant today. The prophet is the messenger of God carrying the news of the world catastrophe, of the end of the history and “The Second Rising”. These were the “religious conclusions” from Solovyov’s foresight that Frank was primarily interested in

Keywords Vl.S. Soloviev, S.L. Frank, Russian religious philosophy, reception, prophetic calling, eschatology.
Received29.09.2018
Publication date03.10.2018
Number of characters33924
Cite   Download pdf To download PDF you should sign in
1 Тема “С.Л. Франк и Вл. С. Соловьев” многоаспектна и нуждается в кропотливом обнаружении и исследовании новых источников, не исключая традиционного сопоставления философских систем и мотивов (как в работах В.В. Зеньковского, П.П. Гайденко, И.И. Евлампиева, В.К. Кантора, Н.В. Мотрошиловой, Г.Е. Аляева, Т. Оболевич, Е.Н. Долгих). Франк в разные годы то проявлял поразительную солидарность с идеями Соловьева, то расходился с ними, но всегда особенно пристально вникал в его философские интуиции. Под конец жизни это сложное “сродство” было отмечено Франком в “Предисловии” к книге “Реальность и человек. Метафизика человеческого бытия” (1949) в «оправдании идеи “Богочеловечности”» [18], христианского гуманизма, неразрывной связи веры в Иисуса Христа с верой в человека. “Бессознательность” “влияния”, подмеченная философом, на самом деле парадоксально определялась систематическим изучением соловьевского творческого наследия в разные периоды жизни Франка, критическим настроем.
2 Явление самостоятельной русской философии относится к 1880-м годам, когда Вл.C. Соловьев, братья С.Н. и Е.Н. Трубецкие, Л.М. Лопатин и другие мыслители занялись философским оформлением сложившейся в России религиозно-общественной мысли, богословских и философско9исторических идей, духовного содержания русской литературы. Соловьев в этом наметившемся философском синтезе накопленных учений и интуиций был фигурой универсальной, соединив прошлое и настоящее русской мысли. Для Франка важно, что Соловьев не может быть назван чистым философом: в его натуре сочетались религиозно-мистические элементы, способность творить поэтические образы, общественные устремления и только лишь отчасти присутствовала теоретическая философская мысль. Соловьев пытался систематически осмыслить религиозное мировоззрение, “догматы веры”, но в полной мере сделать всего не успел, оставив после себя множество идей, прозрений, которые еще предстояло теоретически развить и систематизировать. Франк, как и другие русские философы первой половины ХХ века, взялся за эту работу, стремясь преодолеть образовавшийся зазор между исповеданием веры и философским достоинством человеческого разума.
3 Первый период увлечения Франка Соловьевым прошел, как известно, под знаком работы над магистерской диссертацией “Предмет знания” (1915): “Говоря словами самого Соловьева: быть философом — значит иметь систему цельного знания, т.е. обладать своей собственной верой и уметь оправдать ее как знание” [19, с. 387].
4 Франк идет, казалось бы, соловьевской дорогой, соединяя мистику, религию, науку, искусство в религиозную философию и признавая живое знание (традиция “живознания” славянофилов), “конкретное всеединство”. Он выбирает самый трудный и почти неосуществимый путь философствования, объединяющий философское умозрение и религиозную веру. Продолжая традицию платонизма в философии, мыслитель все больше занимается апологетикой христианства.

Price publication: 0

Number of purchasers: 0, views: 1658

Readers community rating: votes 0

1. Belyj A. Simvolizm kak miroponimanie. M.: Respublika, 1994.

2. Vl. Solov'ev: pro et contra: Lichnost' i tvorchestvo Vladimira Solov'eva v otsenke russkikh myslitelej i issledovanij: antologiya: v 2 t. SPb.: RKhGI, 2000. T. 1; 2002. T. 2. (Ssylki na tom privedeny v tekste stat'i.)

3. Gaponenkov A.A. Arkhiv Vl. S. Solov'eva v Saratove // N.G. Chernyshevskij. Stat'i, issledovaniya i materialy: sb. nauch. tr. Saratov: Tekhno-Dekor, 2015. Vyp. 20. S. 109.

4. Gaponenkov A.A. Religioznaya filosofiya Vl.S. Solov'eva v retseptsii S.L. Franka. Frank S.L. // Vopr. filosofii. 2017. № 6. S. 105–121.

5. Evlampiev I.I. Zhiznennaya drama Vladimira Solov'eva // Vopr. filosofii. 2011. № 2. S. 138.

6. Kantor V.K. Sankt-Peterburg: Rossijskaya imperiya protiv rossijskogo khaosa. K probleme imperskogo soznaniya v Rossii. M.: ROSSPEhN, 2009. S. 397.

7. Kotrelev N.V. Ehskhatologiya u Vladimira Solov'eva (K istorii “Trekh razgovorov”) // Ehskhatologicheskij sbornik. SPb.: Aletejya, 2006. URL : www.intelros.ru/subject/eshatalog/185nikolajj_kotreljov_jeskhatologija_u_vladimira_soloveva.html

8. Lob'e P. de. Ehskhatologiya / per. s fr. N. Zubkova. M.: Astrel'; Ast, 2004. S. 133.

9. Rodnyanskaya I. Konets istorii i “okonchatel'nyj vzglyad na tserkovnyj vopros”: K stroeniyu “Trekh razgovorov” // Gal'tseva R., Rodnyanskaya I. K portretam russkikh myslitelej. M.: Petroglif; Patriarshee podvor'e khrama-domovogo mts. Tatiany pri MGU, 2012. S. 193.

10. Solov'ev Vl. Panmongolizm // Vopr. Zhizni. 1905. № 8. S. 27–28.

11. Solov'ev Vl. Pod pal'mami: Tri razgovora o mirnykh i voennykh delakh // Knizhki Nedeli. 1899. № 10–11; 1900. № 1–2.

12. Solov'ev V.S. Tri razgovora. SPb.: Trud, 1900.

13. Solov'ev V.S. Tri razgovora o vojne, progresse i kontse vsemirnoj istorii // Solov'ev V.S. Soch.: v 2 t. M.: Mysl', 1990. T. 2.

14. Stepanov A.N. “Tri razgovora” Vl. Solov'eva: voprosy publikatsii, zhanrovogo svoeobraziya i kompozitsionnoj tselostnosti // Minuvshee i neprekhodyaschee v zhizni i tvorchestve V.S. Solov'eva: Materialy mezhdunar. konf. 14–15 fevr. 2003 g. Ser. “Symposium”. Vyp. 32. SPb.: Sankt-Peterb. filos. o9vo, 2003. S. 378–383.

15. Florovskij G. Puti russkogo bogosloviya. P.: Ymca9press, 1983. S. 466.

16. Frank S.L. Iz istorii russkoj filosofskoj mysli kontsa XIX i nachala KhKh veka: Antologiya / posmert. red. V.S. Franka. Wash.: Inter-Language Literary Associates, 1965. S. 65.

17. Frank S.L. [Materialy o Vl. Solov'eve, napisannye v svyazi s podgotovkoj “Antologii Solov'eva”] / podg. teksta i primech. G.A. Alyaeva // Solov'evskie issledovaniya. Ivanovo, 2017. Vyp. 1(53).

18. Frank S.L. Real'nost' i chelovek. M.: Respublika, 1997. S. 208.

19. Frank S.L. Russkoe mirovozzrenie / sost. i otv. red. A.A. Ermichev. SPb.: Nauka, 1996.

20. Frank S.L. Sochineniya. M.: Pravda, 1990.

21. Shestov L. Sochineniya. M.: Raritet, 1995. S. 383.

Система Orphus

Loading...
Up