Science as a Profession: In Search of Self-Determination

 
PIIS004287440006028-5-1
DOI10.31857/S004287440006028-5
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameVoprosy filosofii
EditionIssue 8
Pages24-28
Abstract

In the article, based on Max Weber’s definition of a scientist, we historically follow the transformations of the concept “scientist” in the philosophy and history of science. In the context of the development and complication of science as a social institution of a certain type, we will try to trace the formation of the requirements for a scientist in the professionalization of scientific knowledge. The main objective of the article is to show how with the development of science, the number of requirements for a scientist within his professional competencies increases. If at the initial stage of the professionalization of science, the basic requirement for a scientist is a conscientious scientific search, then with the development of the profession, not so much “scientific” competencies were added (which can be attributed with teaching), but also a wider range of social and communication skills (popularization of knowledge, communication with government agencies, sponsoring funds, etc.)

Keywordsscientist, science as a profession, Max Weber, William Whewell, Alphonse de Candolle
AcknowledgmentThe study was prepared under the support of the Russian Foundation for Basic Research, Project No. 17-29-09178 Language Analysis and Interdisciplinarity
Received08.09.2019
Publication date24.09.2019
Number of characters11667
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 В докладе, известном в русском переводе как «Наука как призвание и профессия», Макс Вебер попытался сформулировать те требования, которые выдвигает к человеку, решившему посвятить себя научной деятельности, современное ему положение дел в академическом сообществе. Хотя доклад и призван был вдохновить молодых исследователей, делающих свои первые шаги в научной карьере, на выдающиеся свершения, то есть, по сути, служить мотивационной речью, его основное содержание сводится скорее к предостережению от подводных камней, связанных с наукой как профессиональной деятельностью. В центре данного доклада – два аспекта: личностные психологические особенности, необходимые исследователю для научных занятий и институциональная среда, в которой эти особенности должны найти свое практическое применение. Мы обратимся к процессу профессионализации научного познания и становлении науки как профессии, однако пойдем не вперед, к XXI в. и нынешнему ее состоянию, а назад, к тем предпосылкам, которые и привели Макса Вебера к пониманию науки как профессии.
2 Макс Вебер сравнивает две академические системы – немецкую и американскую, анализируя плюсы и минусы этих систем, из которых ни одна не представляется ему полностью удовлетворительной. Институциональное устройство науки здесь выступает в качестве той объективной реальности, которую человек, обладающий призванием к научным исследованиям, должен с необходимостью встраиваться, если хочет продолжать (да и просто начать) свои научные изыскания. При этом, несмотря на то, что Вебер не пытается вывести более или менее общее определение ученого, он в сравнительно небольшом по объему докладе ухватывает те тенденции самоопределения ученых, которые формировались на протяжении XIX в. и уже в ХХ в. достигли своего окончательного развития. Важно выделить два аспекта этого процесса: наука перестает быть делом энтузиастов-одиночек и становится коллективным предприятием, участники которого не только занимаются научными изысканиями, но и встроены в формальные академические структуры; занятия наукой требуют узкой специализации в рамках данной структуры – поле научных интересов исследователя жестко ограничивается не только рамками отдельной дисциплины, но и определенными темами и проблемами внутри этой дисциплины. Оба эти процесса способствуют тому, что «научная работа встраивается в ход прогресса» [Weber 1989, 12], а научный прогресс становится «наиболее важной частью процесса интеллектуализации» [Weber 1989, 13], которая, в свою очередь, выражается в убеждении в потенциальной познаваемости рациональными средствами всего мира и происходящих в нем процессов, то есть, в отказе от мистического или мифологического мышления. Причем распространение научного типа мышления не ограничивается только сообществом профессиональных ученых, оно затрагивает все общество в целом.

Number of purchasers: 2, views: 1404

Readers community rating: votes 0

1. Kasavin, Ilya T. (2015) “How is Political Philosophy of Science Possible” Epistemology & Philosophy of Science, XLV, 3, pp. 5?15 (in Russian).

2. Vostrikova, Ekaterina V., Kusliy, Petr S. (2018) “Money for Science: Social-Economical Problems of Funding Scientific Research”, Epistemology & Philosophy of Science, LV, 1, pp. 99?119 (In Russian).

Система Orphus

Loading...
Up