About the Interpretations of Antique Religion and Philosophy (Vyacheslav Ivanov and Priest Pavel Florensky)

 
PIIS004287440003624-1-1
DOI10.31857/S004287440003624-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Moscow State Institute of Culture
Address: Russian Federation
Journal nameVoprosy filosofii
EditionIssue 1
Pages96-104
Abstract

The article devoted to Vyacheslav Ivanov’s and Pavel Florensky’s views on antique religion and ancient philosophy. The author of article analyzes Ivanov’s and Florensky’s original concepts and interpretations. Ivanov’s and Florensky’s works were big contribution to study of ancient culture. Ivanov investigated the phenomenon of antique religion on the example of Dionysus’s cult. In the lectures «Hellenic religion of the suffering god» and the book «Dionysus and pra-dionysism» Ivanov offered the concept of antique religion: Ancient Greek religiousness consisted of pra-dionysism’s elements and Dionysus’s cult became apogee in religious development. Florensky investigated religious origins of ancient Greek philosophy and came to the conclusions about completed cycle of philosophical development based on paganism. Florensky’s reflections about antique religion and ancient philosophy matter not only for history of philosophy, but also for religious studies. Florensky showed the transition from the religion to philosophical reflection determined by religious world view. The author of article used unknown text of Florensky’s lecture about Hellenism with the conclusions about the relation between Hellenism and Christianity. Ivanov and Florensky offered two approaches to research of antique religion and ancient philosophy. They used synthetic methodology and the material from different areas of scientific knowledge (archeology, history, art criticism, philosophy, theology, philology, natural sciences, etc.). Ivanov and Florensky created two concepts and formulated the ideas of religious and philosophical development based on the interpretations of ancient Greek world view. 

Keywordsantique religion, pagan religion, ancient philosophy, culture, myth, Platonism, Hellenism, Christianity
AcknowledgmentThe article prepared with financial support of the Russian Foundation for Basic Research, the project № 17-04-00126 «Russian presence in Italy in the first half of the XXth century».
Received14.02.2019
Publication date19.02.2019
Number of characters24246
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Для русской культуры конца XIX и начала ХХ в. тема античности была одной из ведущих. Она нашла отражение в литературе, театре, философии. Значимыми историко-философскими исследованиями, посвященными ей, можно назвать работы В.С. Соловьева, С.Н. Трубецкого, Е.Н. Трубецкого, Н.Я. Грота и многих других. Особое место среди исследователей античности начала ХХ в. занимают Вячеслав Иванов и Павел Флоренский, предложившие в определенном смысле альтернативные подходы к изучению античной религиозно-философской культуры.
2 Хорошо известно, что Вячеслав Иванов был увлечен идеями книги Ф. Ницше «Рождение трагедии из духа музыки», и они в значительной степени определили его понимание античной культуры. В известной статье «Ницше и Дионис» (1904) Иванов дал исчерпывающую оценку наследия Ницше: последний открыл современности Диониса, по сути, «вернул его людям», выполнив тем самым важнейшую историческую миссию. Дионис есть не что иное, как «божественное всеединство Сущего» [Иванов 1995, 42] – бог страдающий, становящийся жертвой и вечно восстающий. Ницше, вдохновленный музыкой и изучением античной литературы, постиг сущность Диониса, проникся «дионисийским хмелем», хотя позже совершил существенные ошибки, придя к ряду антирелигиозных, антидионисийских суждений. Отрицая объективно-обязательную истину и мораль и выдвинув иные императивы, Ницше попал из мира Диониса в противоположный мир – туда, куда зовет «...его другая душа – не душа оргиаста и всечеловека, но душа, влюбленная в законченную ясность прекрасных граней, в гордое совершенство воплощения заключенной в себе частной идеи» [Иванов 1995, 46]. От учения об Аполлоне и Дионисе Ницше приходит к учению о «воле к могуществу». Таким образом, Иванов приемлет только раннего Ницше и никак не того, кто отрекся от своих прозрений о Дионисе. Сам он намерен развивать идею, подсказанную Ницше: Дионис становится одной из ведущих тем в последующих работах Иванова.
3 В 1904–1905 гг. печатается цикл лекций Вяч. Иванова «Эллинская религия страдающего бога», в котором тема дионисийства получает детальное развитие. Подобно тому как Ницше противопоставлял Аполлона и Диониса, Иванов противопоставляет рассудок древних римлян экстазу древних греков. В Древней Греции, согласно Иванову, религиозность не ограничивалась идеей божества, греки наделяли богов самыми разными чувствами, в том числе страданиями. Когда миф о священном страдании воплотился в образ конкретного бога, культ Диониса стал квинтэссенцией греческой религиозности. Обожествление страдания есть относительно новое явление в религии древних греков, которые мистически поняли Диониса через приобщение к его страстям в мистериях. Иванов стремится понять, как это произошло, сопоставляя тексты античных авторов и скрупулезно отыскивая в них подтверждение своим догадкам. Он реконструирует образ Диониса, используя приемы, по своей сущности глубоко творческие и более близкие к литературе, чем к науке. Чтобы показать основную направленность такого подхода, достаточно привести хотя бы одну из многих возможных цитат: «В этой-то обстановке, на склоне высот священного кремля, – откуда взор охватывал аттическую долину до Фалерона и синее море с его островами и достигал гористого пелопонесского берега, а справа заграждался обычно выжженным, но весной зеленеющим Мусейоном, спадающим в сторону моря линиями львиного профиля, – совершалось торжество великих Дионисий, начинавшееся перенесением элевферийского кумира» [Иванов 2014, 29]. Там, где не хватало научных данных, Иванов легко прибегал к помощи воображения, к полету фантазии: научный и литературный подходы сочетались у него вполне органично, можно сказать, подпитывали и стимулировали друг друга. При этом в изучении дионисийства у Иванова есть определенный метод, который им самим кратко был сформулирован так: «Чтобы религия Диониса раскрылась как религия страдающего бога, необходимо путем терпеливого исследования – подняться до ее истоков» [Иванов 2014, 31]. Иванов исходит из того, что вся полнота культа, пускай и в латентном состоянии, уже дана в момент его зарождения, поэтому он не ставит задачу проследить эволюцию религии от начала до ее позднейшей стадии, но стремится дойти до истоков, проливающих свет на итоговый результат.

Number of purchasers: 0, views: 218

Readers community rating: votes 0

1. Ivanov 1995 – Ivanov Vyach. I. Nitsshe i Dionis // Ivanov Vyach. I. Lik i lichiny Rossii: Ehstetika i literaturnaya kritika. M.: Iskusstvo, 1995. S 38–51 [Ivanov, Vyacheslav I., Nietzsche and Dionysus, in Russian].

2. Ivanov 2000 – Ivanov Vyach. I. Dionis i pradionisijstvo. SPb.: Aletejya, 2000 [Ivanov, Vyacheslav I., Dionysus and Pra-dionysism, in Russian].

3. Ivanov 2008 – Ivanov Vyach. I. Istoriosofiya Vergiliya // Simvol. 2008. № 53/54. S. 152–167 [Ivanov, Vyacheslav I., The Historiosophy of Virgilius, in Russian].

4. Ivanov 2014 – Ivanov Vyach. I. Ehllinskaya religiya stradayuschego boga // Simvol. 2014. № 64. S. 5–202 [Ivanov, Vyacheslav I., Hellenic Religion of Suffering God, in Russian].

5. Losev 1993 – Losev A.F. Ocherki antichnogo simvolizma i mifologii. M.: Mysl', 1993 [Losev, Alexei F., The Essays of ancient Symbolism and Mythology, in Russian].

6. Nitsshe 1990 – Nitsshe F. Rozhdenie tragedii, ili Ehllinstvo i pessimizm // Nitsshe F. Soch.: v 2 t. T. 1. M.: Mysl', 1990. S. 47–157 [Nietzsche, Friedrich, Die Geburt der Tragodie aus dem Geiste der Musik, Russian translation].

7. Florenskij 2007 – Florenskij P., svyasch. Iz istorii antichnoj filosofii. M.: Gumanitarij, 2007 [Florensky, Pavel A., From the History of Ancient Philosophy, in Russian].

8. Florenskij 2015 – Florenskij P., svyasch. Iz istorii antichnoj filosofii. M.: Akademicheskij proekt, 2015 [Florensky, Pavel A., From the History of Ancient Philosophy, in Russian].

9. Florenskij 2017 – Florenskij P., svyasch. Ehllinizm // Florenskij I.V. Platonizm i filosofiya svyasch. P. Florenskogo. M.: Moskovskij gosudarstvennyj lingvisticheskij universitet, 2017. S. 82–90 [Florensky, Pavel A., Hellenism, in Russian].

10. Ermishin 2003 – Ermishin O.T. «Lektsii po antichnoj filosofii» P.A. Florenskogo // Voprosy filosofii. 2003. № 8. S. 119–122.

11. Ermishin 2005 – Ermishin O.T. Svyaschennik Pavel Florenskij kak istorik antichnoj filosofii // Filosofskie nauki. 2005. № 6. S. 90–97.

12. Ermishin 2006 – Ermishin O.T. O ponimanii platonizma (V.F. Ehrn i svyasch. Pavel Florenskij) // V.F. Ehrn: Pro et contra. SPb.: RKhGA, 2006. S. 871–879.

13. Ermishin 2007 – Ermishin O.T. Istoriko-filosofskaya kontseptsiya svyaschennika Pavla Florenskogo // Florenskij P., svyasch. Iz istorii antichnoj filosofii. M.: Gumanitarij, 2007. S. 7–24.

14. Ermishin 2015 – Ermishin O.T. Lektsii svyaschennika Pavla Florenskogo po istorii antichnoj filosofii // Florenskij P., svyasch. Iz istorii antichnoj filosofii. M.: Akademicheskij proekt, 2015. S. 511–518.

15. Parshin 2005 – Parshin A.N. Lestnitsa otrazhenij (ot gnoseologii k antropologii) // Istoriko-filosofskij ezhegodnik 2005. M.: Nauka, 2005. S. 269–286.

Система Orphus

Loading...
Up