Rationality as a Fundamental Notion of Legal Philosophy: on the Letter and the Spirit of Law

 
PIIS004287440003614-0-1
DOI10.31857/S004287440003614-0
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of philosophy, Russian academy of sciences
Address: Russian Federation
Affiliation: Moscow State University M. V. Lomonosova
Address: Russian Federation
Journal nameVoprosy filosofii
EditionIssue 1
Pages26-30
Abstract

The authors consider the meaning of the concept of rationality in law. They discuss the concepts of formal and substantive rationality developed by Max Weber in their application to the field of legal reality. The most crucial point here is while the formal rationality provides structural consistency of legal norms and unity of legal interpretations, the substantive rationality is focused on the social purposes of law enforcement. The authors consider “the pure theory of law” by Hans Kelsen in its relation to the idea of justification of the formal rationality in legal theory. They pay special attention as well to some prospects and risks of the “materialization” of rationality in modern law. They claim that we could avoid some risks rising from “the materialization” of law if we put some local goals and purposes of law enforcement into the context of global principles of social organization. The authors argue that the integration of the basic principles of Marx’s and Weber’s social analysis could provide the research with some useful insights on the origins of “substantive” rationality in modern law. The authors try to show that, despite all the theoretical contradictions between Marxian and Weberian approaches, these concepts seem to be compatible in the field of legal rationality. 

Abstract (other)Вебер, право, рациональность, Кельзен, Маркс, толкование, правоприменение
Keywords
AcknowledgmentThis paper is prepared with the support of Russian Foundation for Basic Research, project № 18-011-01097 “Social Theory and Authority: Contemporary Russian Perspective” and project № 17-03-00733-ОГН “Systems-communicative approach towards the Russian society”
Received13.02.2019
Publication date19.02.2019
Number of characters10517
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Правоведение, на наш взгляд, является достаточно консервативной областью социального знания. Это соображение отчасти подтверждается тем, что на протяжении всего ХХ в. в континентальной традиции науки о праве преобладал юридический позитивизм. Даже если предпринимались попытки разработать другие подходы, их авторы вынуждены были определять свое отношение к нему. Наряду с этим и в американской традиции правоведения, отличающейся несколько большей вариативностью, доминирующие позиции занимало направление правового реализма, в рамках которого, по мнению исследователей [Wacks 2012, 282], были созданы теоретические предпосылки для «критической теории права» и так называемой «феминистской юриспруденции». Очевидно, что интересам субъектов современной рыночной экономики отвечает наличие стабильно функционирующей правовой системы, способной четко структурировать позиции в социальном пространстве, обеспечивать гарантии выполнения обязательств всеми участниками и тем самым минимизировать их возможные риски. Стабильность правовой системы предполагает наличие в обществе более или менее устойчивого консенсуса в вопросах трактовки ее основных понятий и способов правоприменения. Вместе с тем следует подчеркнуть, что, с одной стороны, правовые понятия должны адекватно описывать наличные социальные отношения, а с другой – обладать достаточной гибкостью, чтобы соответствовать интенсивным изменениям в этих отношениях.
2 Механизмы, обеспечивающие требуемую пластичность и эволюцию [Луман 2017] правовых систем, могут быть выявлены и исследованы только с привлечением категорий высокого уровня абстракции, поскольку эта задача не укладывается в рамки узкой предметной специализации науки о праве. А потому изучение динамики современного права требует обращения к концептуальному аппарату философии, в которой разработан богатый концептуальный аппарат для изучения природы нормативного знания (см.: [Касавин 2017]).
3 Особое значение для осмысления проблем современного правоприменения имеет также тематика рациональности; в ее разработку значительный вклад внес М. Вебер. В последний период творчества он разрабатывал гипотезу о поэтапной смене доминирующих типов рациональности в истории – от первоначального традиционного с последующим переходом к ценностно-рациональному и далее к целерациональному. Одним из наиболее значимых проявлений этого «расколдовывания мира» стало становление бюрократии как доминирующей социальной группы, исповедующей принципы «самой рациональной формы реализации господства» [Вебер 2016, 261]. Исходя из этого, можно уверенно утверждать, что именно в праве целерациональность как доминирующая установка социального действия обретает высшую форму «логически формальной рациональности».

Number of purchasers: 2, views: 392

Readers community rating: votes 0

1. Kasavin, Ilya T. (2017) ‘Norms in Cognition and Cognition of Norms’, Epistemology & Philosophy of Science, 2017, 54, 4, pp. 8–19 (in Russian).

2. Kelsen, Hans (1992) Introduction to the Problems of Legal Theory, Clarendon Press, Oxford.

3. Kennedy, Duncan (2004) ‘The Disenchantment of Logically Formal Legal Rationality, or Max Weber’s Sociology in the Genealogy of the Contemporary Mode of Western Legal Thought’, Hastings Law Journal, 2004, 55, pp. 1031–1076.

4. Krzhevov, Vladimir S. (2015) ‘On the Specific Character of the Methods of Social Sciences’, Epistemology & Philosophy of Science, 2015, 45, 3, pp. 23–28 (in Russian).

5. Tukhvatulina, Liana A. (2017) ‘Rationality in Law: Niklas Luhmann’s Approach’, Epistemology & Philosophy of Science, 2017, 54, 4, pp. 175–190 (in Russian).

6. Wacks, Raymond (2012) Understanding Jurisprudence. An Introduction to Legal Theory, Oxford University Press, Oxford.

Система Orphus

Loading...
Up