The Notes on the Early History of the Attalid Dynasty (Political, Legal and Chronological Aspects)

 
PIIS086919080009910-8-1
DOI10.31857/S086919080009910-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Professor
Affiliation: Russian State University for the Humanities, National Research University Higher School of Economics
Address: Moscow, Moscow, Russia
Occupation: Professor
Affiliation: Saint Petersburg State Unversity
Address: Saint Petersburg, Russia
Journal nameVostok. Afro-Aziatskie obshchestva: istoriia i sovremennost
EditionIssue 3
Pages35-50
Abstract

The article discusses some aspects of the formation and ideological justification of the power of the first three representatives of the Attalid dynasty of Pergamon – Philetaerus (283–263 BC), Eumenes I (263–241 BC) and Attalus I (241–197 BC).

The main feature of this ruling house was that its representatives initially did not have a noble background and significant political status. The actual founder of the dynasty, eunuch Philetaerus, was a native of small town of Tios in the North-West of Asia Minor; apparently, he had the Paphlagon blood in his veins. He came to power in Pergamon, deceiving the treasury of the diadoch Lysimachus, but was forced to declare his formal dependence on Seleucus Nicator and then on Antiochus I. He had to maneuver and gradually pursue a policy aimed at achieving real independence from the Seleucids, first of all, strengthening his authority by supporting the Greek poleis. His adopted nephew Eumenes I defeated Antiochus I at the very beginning of his rule, but, nevertheless, he did not consider it possible to proclaim himself king; the own dynastic era was also not established in Pergamon. Only Attalus Ι was the initial to accept the royal title, however, the main reason for this was, most likely, his maternal lineage from the Seleucids. In addition, Polybius, Livy and Strabo are apparently inaccurate when dating back Attalus’ official accession to the very first year of his power. The reason for this action could be his victory not over the Galatians, as it was widely promoted later, but over the Seleucid Antiochus Hierax. All this information clearly demonstrates the uniqueness of the Pergamon monarchical power as a specific variant of Hellenistic kingship.

Keywordsthe Attalids, Pergamon, Hellenism, the Seleuсids, kingship, legitimation, year reck-oning, diplomacy, matrimonial politics, propaganda
Publication date22.06.2020
Number of characters50008
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1  Взманили почести и знатность?  Нет-с, свой талант у всех...  У вас?  Два-с: умеренность и аккуратность. А.С. Грибоедов. «Горе от ума»
2 Своеобразие государственного устройства, созданного Атталидами1 в Пергаме, давно было отмечено в историографии. Одна из важнейших его черт состоит прежде всего в том, что Пергамское царство возникло на основе одного полиса2, ставшего впоследствии центром державы, причем представители династии изначально даже не имели в нем гражданских прав [Климов, 2010, с. 347]3. Данная особенность не могла не наложить отпечаток на политико-правовое положение правящего дома Пергама, которое неизбежно должно было проявляться, в том числе, и в вопросах, связанных с хронологическими и политико-правовыми аспектами династической истории Атталидов. Некоторые из них будут рассмотрены в данной статье. 1. * Работа О.Л. Габелко выполнена в рамках гранта РНФ 19-18-00549 «Дискурс государственной власти в древних обществах и рецепция его элементов в мировых и российских общественно-политических практиках».

2. Стоит отметить, что Пергам изначально даже не был греческим городом [Hansen, 1971, p. 4–13; Климов, 2010, с. 34–45], и потому его эволюция к полисному статусу и превращение фактически в культурно-цивилизационный символ эллинизма также должны расцениваться как довольно парадоксальное явление.

3. «Малой родиной» династии был городок Тиос/Тией в Пафлагонии, на северном побережье Анатолии, ничем иным не примечательный (Strabo. XII. 3. 8). С отцом Филетера Атталом связана еще одна загадка династии: каким образом носитель имен, обычно считающегося типично македонским [LGPN ΙV, p. 58 – 15 примеров непосредственно из Македонии], оказался еще до похода Александра в достаточно удаленном уголке Малой Азии? [см. Billows, 1995, p. 104, n. 67; Kosmetatou, 2005, p. 160].
3 Прежде всего, для ранних Атталидов особенно остро по сравнению с другими основателями эллинистических династий стояла задача легитимизации своей власти: они не отличались знатным происхождением4 или заметными воинскими заслугами; укрепились в Пергаме фактически с помощью измены; разбогатели, присвоив казну диадоха Лисимаха5, преданного Филетером – «архегетом»6 династии; пришли к суверенитету путем лукавого признания власти Селевка при тайном исподволь вынашиваемом намерении этой власти не подчиняться7. Известно, что формирование нового курса Филетера проявилось в конкретных политических действиях – во внешнем демонстративном проявлении покорности, подчеркнуто уважительном отношении к Селевку Никатору (Paus. I. 10. 4; Iust. XVII. 1. 7–8), а затем его останкам (App. Syr. 63), возможно, в поддержке Антиоха I в его борьбе с Северной лигой (Вифиния, Византий, Калхедон, Гераклея Понтийская, на короткое время – Антигон Гонат и, возможно, Митридат I Понтийский) в 280–279 гг.8 и в дальнейшем против галатов (OGIS 748)9 (в чем можно увидеть первые шаги по целенаправленному формированию имиджа пергамской династии как защитников эллинства от варваров-кельтов). Показательны также легенда и изображения на чеканенных им монетах, напрямую связанные с селевкидской символикой10. Все перечисленные факты свидетельствуют о стремлении Филетера убедить Селевка, а затем Антиоха I в своей лояльности и преданности, что не мешало ему по собственному усмотрению распоряжаться казной Лисимаха, устанавливать прямые связи с полисами, делать дорогостоящие подарки городам и святилищам11. 4. Филетера источники называют евнухом, а некоторые указывают и на его варварское (пафлагонское) происхождение, при том что его мать Боа будто бы была флейтисткой и гетерой; см.: Strabo. XIII. 4. 1; Paus. I. 8. 1; Caryst ap. Athen. XIII. 38 Kaibel; Lucian. Macrob. 12). Обращает на себя внимание появление слова Παφλαγόνι в контексте династической истории Атталидов в «Хронике Пергама» (OGIS 264, стк. 15 – к сожалению, текст в этом месте поврежден).

5. Полибий отмечает, что у Аттала I, третьего представителя династии, «первоначально не было никаких внешних средств для достижения царской власти, кроме богатства» (XVIII. 41. 2–3; здесь и далее пер. Ф.Г. Мищенко, иногда с уточнениями).

6. Отметим необычность употребления Страбоном (XII. 3. 8) термина ἀρχηγέτης применительно к Филетеру: обычно этим словом географ именует мифических прародителей племен и народов, но никогда – реальных эллинистических правителей.

7. «Во время… смут евнух продолжал оставаться начальником крепости и управлял городом, щедро раздавая обещания и прочие знаки внимания; причем он всегда оказывал эти любезности какому-нибудь власть имущему или тому, кто находился поблизости» (Strabo. XIII. 4. 1; здесь и далее перевод Г.А. Стратановского, иногда с уточнениями).

8. Здесь и далее все даты – до н.э.

9. Именно Филетер – основатель династии, а не его одноименный потомок (брат Эвмена II) упомянут в надписи с Делоса, где воспевается его доблесть (явно преувеличенная) в борьбе с галатами (IG XI [2] 1105). Монумент, несомненно, был воздвигнут позже, в правление Аттала Ι (см. резюме доклада Э. Косметату по этой теме – [Габелко, 2014, с. 381]).

10. См. о чекане Филетера: [Imhoof-Blümer, 1884; Newell, 1936; Westermark, 1961; Hansen, 1971, p. 17, 217–218]. Cначала пергамский правитель выпускал тетрадрахмы александровского типа с легендой βασιλέως Σελεύκου, а затем стал помещать на аверсе портрет Селевка Никатора и легенду Φιλεταίρου.

11. См. о политике Филетера в целом см. [Hansen, 1971, p. 17–20; Allen, 1983, p. 11–20; Климов, 2010, с. 49–55]; особенно подробно: [Orth, 2008].
4 Положение Филетера в Пергаме с момента отпадения от Лисимаха не поддается однозначному определению. Некоторые исследователи считают, что Филетер, признавая внешне свою зависимость от Селевка I, а затем от Антиоха I, фактически превратился в самостоятельного правителя, который всячески прикрывал свою независимость внешними проявлениями лояльности [McShane, 1964, p. 30, 32–33; Allen, 1983, p. 13; Климов, 2010, с. 50–52]. При некотором смещении акцентов именно так могут быть трактованы все перечисленные выше свидетельства первых пергамско-селевкидских контактов. Другие же историки полагают, что статус Филетера возможно охарактеризовать как формальную зависимость от Селевка Никатора и Антиоха Сотера12. Эта позиция получила свое радикальное выражение в недавних работах Б. Хрубасика, который считал, что Селевкиды и ранние Атталиды, в первую очередь Филетер, «правили совместно», что деятельность правителей Пергама осуществлялась в рамках политики Селевкидов и в интересах последних13. Для корректной интерпретации политико-правовых мероприятий Филетера и двух его ближайших преемников стоит обратить преимущественное внимание не на степень фактической самостоятельности первого правителя Пергама (которая безусловно прослеживается в его финансовой, строительной, религиозной и отчасти даже внешнеполитической деятельности) [Kobes, 1996, S. 131–133], а именно на его формально-юридический статус: наиболее вероятным кажется, что он сводился к официальному подчинению Селевкидам. Весьма любопытным выглядит предположение, высказанное в развитие этого тезиса, будто после смерти Филетера (у которого в силу естественных причин не могло быть «нормального» наследника) его владения, согласно предварительной договоренности, должны были отойти к Селевкидам [Kobes, 1996, S. 133–134]. Строго говоря, в источниках нет надежных свидетельств о подобной договоренности, но на это, вероятно, указывает, в частности, сам факт конфликта между Антиохом I Сотером и преемником Филетера, его усыновленным племянником Эвменом I14, в 262 г., т.е. практически сразу же после смерти Филетера: можно представить, что Эвмен отказался выполнить гипотетически названный «пункт завещания» своего предшественника (на деле, конечно, не стремившегося к его реализации), и это привело к конфликту между ним и возмущенным Антиохом15. 12. См., например: [Бикерман, 1985, с. 156. Rostovtzeff, 1930, p. 590; Magie, 1950, p. 728; Kobes, 1996, S. 130–131]. 

13. [Chrubasik, 2013, p. 84–119; Chrubasik, 2016, p. 26–34]. Заметим, что в последней монографии позиция автора по вопросу о соотношении власти Селевкидов и первых Атталидов выражена не столь категорично, но основная идея осталась прежней. Критика данной позиции: [Климов, 2018].

14. Природным отцом Эвмена I был брат Филетера Эвмен, а матерью – некая Сатира, дочь Посидония (IG XI 4 1107 = Durrbach, 1921, p. 40, No. 33). Об усыновлении Филетером Эвмена I и последним Аттала I см. раздел, посвященный генеалогии династии: [Allen, 1983, p. 181–194].

15. Эвмен, унаследовав власть над Пергамом, «в это время был даже властителем окружающих местностей, так что вступил в сражение с Антиохом, сыном Селевка, около Сард и победил его» (Strabo. XIII. 4. 2). Возможно, что в число «окружающих местностей» должен быть включен город Питана, над которым Эвмену удалось установить прямой контроль [OGIS 335. III, сткк. 141–142; Allen, 1983, p. 20–21; Климов, 2010, с. 54].

Number of purchasers: 0, views: 314

Readers community rating: votes 0

1. Bengtson H. The Rulers of the Epoch of Hellenism. Moscow: Nauka, 1982 (Russian translation).

2. Berzon E.M., Gabelko O.L. ΜΕΤΟΝΟΜΑΣΙΑ as a Means of Dynastic Politics in the Hellenistic World. Vestnik drevnej istorii (Journal of Ancient History). 2018. No. 2. Pp. 234–256 (in Russian).

3. Bikerman E. The Seleukid State. Moscow: Nauka, 1985 (Russian translation).

4. Gabelko O.L. The Dynastic History of the Hellenisitc States of Asia Minor by Data of ‘‘Chronography’’ of Synkellos. O.L. Gabelko (ed.). Antiquitas aeterna. The Volga Region Classical Journal. No. 1: the Hellenistic World: The Unity of the Diversity. Kazan; Nizhny Novgorod; Saratov, 2005(1). Pp. 86–106 (in Russian).

5. Gabelko O.L. The History of the Bythinian Kingdom. SPb.: Publishing Center “Humanitarian Academy”. 2005(2) (in Russian).

6. Gabelko O.L. Some Tendencies in the Studies of the History of the Ancient Celts (On the Materials of Two Recent Conferences). Aristeas. 2014. Vol. X. Pp. 365–388 (in Russian).

7. Gabelko O.L. «…Κατὼς βασιλεὺς Φαρνάκης ἄγει»: Once Again on the Dating and Interpretation of IOSPE I2 402. Kostromichev D.A. (ed.). Ancient Relics of Chersonesos: Discoveries, Finds, Theories. Materials of the International Conference. Sevastopol, 10–12 October, 2017. Saki: Brovko A.A., 2017. Pp. 47–52 (in Russian).

8. Delev P. Lysimachos. Editorial House of ‘‘St. Clemens of Ochrid’’ Univeristy, 2004 (in Bulgarian).

9. Klimov O.Yu. The Kingdom of Pergamon: Political Institutions and History. St. Petersburg: Faculty of Philology and Arts; Nestor-Istoriia, 2010 (in Russian).

10. Klimov O.Yu. Royal Cult in the Pergamon Kingdom. S.Yu. Saprykin, I.A. Ladynin (eds.). ‘‘The Gods among the People’’. The Ruler Cult in the Hellenistic, Post-Hellenistic and Royal World. Moscow; St Petersburg: Russian Christian Humanitarian Academy Publishing House, 2017. Pp. 476–515 (in Russian).

11. Klimov O.Yu. Some Remarks Concerning the Rule of the Attalids and Seleucids in the Western Part of Asia Minor in the 3rd c. B.C. (about the hypothesis by B. Chrubasik). Mnemon. Investigations and Publications on the Ancient History. 2018. Vol. 18, No. 1. Pp. 339–350 (in Russian).

12. Perl G. The Eras of Bithynian, Pontic and Bosporan Kingdoms. Journal of Ancient History. 1969. No. 3. Pp. 39–69 (in Russian).

13. Allen R.A. The Attalid Kingdom. A Constitutional History. Oxford: Clarendon Press, 1983.

14. Boiy T. Late Achaemenid and Hellenistic Babylon. Leuven, 2004.

15. Billows R.A. Kings and Colonists. Aspects of Macedonian Imperialism. Leiden; New York; Koln: E.J. Brill, 1995.

16. Braund D.C. Three Hellenistic Personages: Amynander, Prusias II, Daphidas. Classical Quaeterly. 1982. Vol. XXXII. No. 2. Pp. 350–357.

17. Cardinali G. Il regno di Pergamo. Roma: Ermano Loescher, 1906.

18. Chrubasik B. The Attalids and the Seleukid Kings, 281–175 ВС. P. Thonemann (ed.). Attalid Asia Minor: Money, International Relations, and the State. Oxford: Oxford University Press, 2013. Pp. 84–119.

19. Chrubasik B. Kings and Usurpers in the Seleucid Empire. The Men Who Would be King. Oxford, 2016.

20. Durrbach F. Choix d’inscriptions de Délos. Paris: Georg Olms Verlag, 1921.

21. Hansen E.V. The Great Victory Monument of Attalus I. American Journal of Archaeology. 1937. Vol. 41, No. 1. Pp. 52–55.

22. Hansen E.V. The Attalids of Pergamon. Ithaca: Cornell University Press, 1971.

23. Imhoof-Blümer F. Die Münzen der Dynastie von Pergamon. Berlin: Verlag der Akademie der Wissenschaften 1884.

24. Kobes J. “Kleine Könige”. Unterzuchungen zu den Lokaldynasten im Hellenistischen Kleinasien. St. Katarinen: Scripta Mercaturae Verlag. 1996.

25. Kosmetatou E. The Attalids of Pergamon. A. Erskine (ed.). A Companion to the Hellenistic World. Blackwell Publishing, 2005. Pp. 159–174.

26. Landucci Gattinoni F. Lisimaco di Tracia. Un sovrano nella prospettiva del primo ellenismo. Milano: Editoriale Jaca Book, 1992.

27. Leschhorn W. Antike Ären. Zeitrechnung, Politik und Geschichte im Schwarzmeerraum und in Kleinasien nördlich des Tauros. Stuttgart: Franz Steiner Verlag, 1993.

28. Leschhorn W. Die Königsfamilie in der Politik. Zur Mitwirkung der Attalidenfamilie an der Regierung des Pergamenischen Reiches. W. Leschhorn, A.V.B. Miron, A. Miron (Hrsgg.). Hellas und die griechischen Osten. Saarbrücken, SDV Saarbrücker Druckerei und Verlag, 1996. S. 79–98.

29. Lund H.S. Lysimachus. A Study in Early Hellenistic Kingdom. London; New York: Routledge, 1992.

30. Magie D. Roman Rule in Asia Minor. Vol. 1–2. Princeton: Princeton University Press, 1950.

31. McAuley A. The House of Achaios: Reconstructing an Early Client Dynasty of Seleukid Anatolia. K. Erickson (ed.). The Seleukid Empire, 281–222 BC: The War within the Family. Swansea: Classical Press of Wales, 2018. Pp. 37–58.

32. McShane R. The Foreign Policy of the Attalids of Pergamum. Urbana: The University of Illinois Press, 1964.

33. Mehl A. Seleukos Nikator und sein Reich. Lovanii: E. Peremans, 1986.

34. Merkelbach R. Epirotische Hilfstruppen im Krieg der Romer gegen Aristonikos. Zeitschrift für Papyrologie und Epigraphik. 1991. Bd. 87. S. 132.

35. Muccioli F. Gli epiteti ufficiali dei re ellenistici. Stuttgart: Franz Steiner Verlag, 2013.

36. Müller H. Königin Stratonike, Tochter des Königs Ariarathes. Chiron. 1991. Bd. 21. S. 393–424.

37. Newell E.T. The Pergamene Mint under Philetairus. New York: American Numismatic Society, 1936.

38. Ogden D. Polygamy, Prostitutes and Death. The Hellenistic Dynasties. London: Duckworth with the Classical Press of Wales. 1999.

39. Orth W. Der Dynast Philetairos von Pergamon als Wohltäter. E. Winter (Hrsg.). Vom Euphrat bis zum Bosporus: Kleinasien in der Antike. Festschrift für Elmar Schwertheim zum 65. Geburstag. Bd. II. Asia Minor Studien. 65. Bonn: Habelt, 2008. S. 485–497.

40. Rostovtzeff M.I. Pergamum. The Cambridge Ancient History. 1st ed. Vol. VIII. Cambridge: Cambridge University Press, 1930. Pp. 590–618.

41. Savalli-Lestrade I. Les rois hellénistiqes, mâitres du temps. I. Savalli- Lestrade, I. Cogitore (éds.). Des Rois au Prince. Pratiques du pouvoir monarchique dans l'Orient hellénistique et romain (IVe s. av. J.-C. – IIe s. après J.-C.). Grenoble: ILLUG, 2010. Pp. 55–83.

42. Seibert J. Historische Beiträge zu den Dynastischen Verbindungen in hellenistischer Zeit. Weisbaden: F. Steiner, 1967.

43. Smit R.R.R. Hellenistic Royal Portraits. Oxford: Clarendon Press, 1988.

44. Virgilio B. Gli Attalidi di Pergamo. Fama, eredità, memoria. Pisa: Giardini, 1993.

45. Westermark U. Das Bildniss des Philetairos von Pergamon. Corpus der Münzprägung. Stockholm: Almqvist & Wiksell, 1961.

46. Zanon C.P. The Sanctuary of Demeter at Pergamon: Architecture and Dynasty in the Early Attalid Capital. Diss. Pittsburgh University, 2009.

Система Orphus

Loading...
Up