Заметки о начальной истории династии Атталидов (политико-правовой и хронологический аспекты)

 
Код статьиS086919080009910-8-1
DOI10.31857/S086919080009910-8
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: профессор
Аффилиация: Российский государственный гуманитарный университет, Научно-исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Адрес: Москва, Российская Федерация, Москва
Должность: профессор
Аффилиация: Санкт-Петербургский государственный университет
Адрес: Санкт-Петербург, Россия
Название журналаВосток. Афро-Азиатские общества: история и современность
ВыпускВыпуск 3
Страницы35-50
Аннотация

В статье рассматриваются некоторые аспекты становления и идеологиче-ского обоснования власти первых трех представителей династии Пергам-ского царства – Филетера (283–263), Эвмена I (263–241) и Аттала I (241–197). Критическому анализу подвергнуты данные античных источников о дипломатической деятельности первых Атталидов, их брачно-династической политике, пропаганде, обстоятельствах и датировке при-нятия царского титула Атталом Ι и даже самом названии династии. 

Главной особенностью этого правящего дома было то, что его предста-вители изначально не обладали знатным происхождением и значимым по-литическим статусом. Фактический основатель династии евнух Филетер происходил из захолустного городка Тиос на северо-западе Малой Азии, в его жилах, судя по всему, текла пафлагонская кровь. Филетер пришел к власти в Пергаме, обманом захватив казну диадоха Лисимаха, но был вынужден де-кларировать свою формальную зависимость от Селевка Никатора, а затем от Антиоха I. Ему было необходимо лавировать и исподволь проводить по-литику, направленную на достижение реальной независимости от Селевки-дов, прежде всего укрепляя свой авторитет поддержкой греческих полисов. Усыновленный племянник Филетера Эвмен I в самом начале своего правления разбил Антиоха I, тем не менее он не счел возможным провозгласить себя царем; собственная династическая эра в Пергаме также не была учрежде-на. Первым принял царский титул только Аттал Ι, однако реальным осно-ванием к тому стало скорее всего его происхождение по материнской линии от Селевкидов. Кроме того, Полибий, Ливий и Страбон, видимо, неточны, когда относят его официальное воцарение к первому же году его правления. Поводом к этой акции могла стать победа Аттала не над галатами, как это широко пропагандировалось впоследствии, а над Селевкидом Антиохом Гиераксом.

Вся эта информация наглядно демонстрирует своеобразие пергамской монархической власти как специфического варианта эллинистической госу-дарственности.

Ключевые словаАтталиды, Пергам, эллинизм, Селевкиды, царская власть, легитимизация, летосчисление, дипломатия, брачно-династическая политика, пропаганда
Источник финансированияРабота О.Л. Габелко выполнена в рамках гранта РНФ 19-18-00549 «Дискурс государственной вла-сти в древних обществах и рецепция его элементов в мировых и российских общественно-политических практиках».
Дата публикации22.06.2020
Кол-во символов50008
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1  Взманили почести и знатность?  Нет-с, свой талант у всех...  У вас?  Два-с: умеренность и аккуратность. А.С. Грибоедов. «Горе от ума»
2 Своеобразие государственного устройства, созданного Атталидами1 в Пергаме, давно было отмечено в историографии. Одна из важнейших его черт состоит прежде всего в том, что Пергамское царство возникло на основе одного полиса2, ставшего впоследствии центром державы, причем представители династии изначально даже не имели в нем гражданских прав [Климов, 2010, с. 347]3. Данная особенность не могла не наложить отпечаток на политико-правовое положение правящего дома Пергама, которое неизбежно должно было проявляться, в том числе, и в вопросах, связанных с хронологическими и политико-правовыми аспектами династической истории Атталидов. Некоторые из них будут рассмотрены в данной статье. 1. * Работа О.Л. Габелко выполнена в рамках гранта РНФ 19-18-00549 «Дискурс государственной власти в древних обществах и рецепция его элементов в мировых и российских общественно-политических практиках».

2. Стоит отметить, что Пергам изначально даже не был греческим городом [Hansen, 1971, p. 4–13; Климов, 2010, с. 34–45], и потому его эволюция к полисному статусу и превращение фактически в культурно-цивилизационный символ эллинизма также должны расцениваться как довольно парадоксальное явление.

3. «Малой родиной» династии был городок Тиос/Тией в Пафлагонии, на северном побережье Анатолии, ничем иным не примечательный (Strabo. XII. 3. 8). С отцом Филетера Атталом связана еще одна загадка династии: каким образом носитель имен, обычно считающегося типично македонским [LGPN ΙV, p. 58 – 15 примеров непосредственно из Македонии], оказался еще до похода Александра в достаточно удаленном уголке Малой Азии? [см. Billows, 1995, p. 104, n. 67; Kosmetatou, 2005, p. 160].
3 Прежде всего, для ранних Атталидов особенно остро по сравнению с другими основателями эллинистических династий стояла задача легитимизации своей власти: они не отличались знатным происхождением4 или заметными воинскими заслугами; укрепились в Пергаме фактически с помощью измены; разбогатели, присвоив казну диадоха Лисимаха5, преданного Филетером – «архегетом»6 династии; пришли к суверенитету путем лукавого признания власти Селевка при тайном исподволь вынашиваемом намерении этой власти не подчиняться7. Известно, что формирование нового курса Филетера проявилось в конкретных политических действиях – во внешнем демонстративном проявлении покорности, подчеркнуто уважительном отношении к Селевку Никатору (Paus. I. 10. 4; Iust. XVII. 1. 7–8), а затем его останкам (App. Syr. 63), возможно, в поддержке Антиоха I в его борьбе с Северной лигой (Вифиния, Византий, Калхедон, Гераклея Понтийская, на короткое время – Антигон Гонат и, возможно, Митридат I Понтийский) в 280–279 гг.8 и в дальнейшем против галатов (OGIS 748)9 (в чем можно увидеть первые шаги по целенаправленному формированию имиджа пергамской династии как защитников эллинства от варваров-кельтов). Показательны также легенда и изображения на чеканенных им монетах, напрямую связанные с селевкидской символикой10. Все перечисленные факты свидетельствуют о стремлении Филетера убедить Селевка, а затем Антиоха I в своей лояльности и преданности, что не мешало ему по собственному усмотрению распоряжаться казной Лисимаха, устанавливать прямые связи с полисами, делать дорогостоящие подарки городам и святилищам11. 4. Филетера источники называют евнухом, а некоторые указывают и на его варварское (пафлагонское) происхождение, при том что его мать Боа будто бы была флейтисткой и гетерой; см.: Strabo. XIII. 4. 1; Paus. I. 8. 1; Caryst ap. Athen. XIII. 38 Kaibel; Lucian. Macrob. 12). Обращает на себя внимание появление слова Παφλαγόνι в контексте династической истории Атталидов в «Хронике Пергама» (OGIS 264, стк. 15 – к сожалению, текст в этом месте поврежден).

5. Полибий отмечает, что у Аттала I, третьего представителя династии, «первоначально не было никаких внешних средств для достижения царской власти, кроме богатства» (XVIII. 41. 2–3; здесь и далее пер. Ф.Г. Мищенко, иногда с уточнениями).

6. Отметим необычность употребления Страбоном (XII. 3. 8) термина ἀρχηγέτης применительно к Филетеру: обычно этим словом географ именует мифических прародителей племен и народов, но никогда – реальных эллинистических правителей.

7. «Во время… смут евнух продолжал оставаться начальником крепости и управлял городом, щедро раздавая обещания и прочие знаки внимания; причем он всегда оказывал эти любезности какому-нибудь власть имущему или тому, кто находился поблизости» (Strabo. XIII. 4. 1; здесь и далее перевод Г.А. Стратановского, иногда с уточнениями).

8. Здесь и далее все даты – до н.э.

9. Именно Филетер – основатель династии, а не его одноименный потомок (брат Эвмена II) упомянут в надписи с Делоса, где воспевается его доблесть (явно преувеличенная) в борьбе с галатами (IG XI [2] 1105). Монумент, несомненно, был воздвигнут позже, в правление Аттала Ι (см. резюме доклада Э. Косметату по этой теме – [Габелко, 2014, с. 381]).

10. См. о чекане Филетера: [Imhoof-Blümer, 1884; Newell, 1936; Westermark, 1961; Hansen, 1971, p. 17, 217–218]. Cначала пергамский правитель выпускал тетрадрахмы александровского типа с легендой βασιλέως Σελεύκου, а затем стал помещать на аверсе портрет Селевка Никатора и легенду Φιλεταίρου.

11. См. о политике Филетера в целом см. [Hansen, 1971, p. 17–20; Allen, 1983, p. 11–20; Климов, 2010, с. 49–55]; особенно подробно: [Orth, 2008].
4 Положение Филетера в Пергаме с момента отпадения от Лисимаха не поддается однозначному определению. Некоторые исследователи считают, что Филетер, признавая внешне свою зависимость от Селевка I, а затем от Антиоха I, фактически превратился в самостоятельного правителя, который всячески прикрывал свою независимость внешними проявлениями лояльности [McShane, 1964, p. 30, 32–33; Allen, 1983, p. 13; Климов, 2010, с. 50–52]. При некотором смещении акцентов именно так могут быть трактованы все перечисленные выше свидетельства первых пергамско-селевкидских контактов. Другие же историки полагают, что статус Филетера возможно охарактеризовать как формальную зависимость от Селевка Никатора и Антиоха Сотера12. Эта позиция получила свое радикальное выражение в недавних работах Б. Хрубасика, который считал, что Селевкиды и ранние Атталиды, в первую очередь Филетер, «правили совместно», что деятельность правителей Пергама осуществлялась в рамках политики Селевкидов и в интересах последних13. Для корректной интерпретации политико-правовых мероприятий Филетера и двух его ближайших преемников стоит обратить преимущественное внимание не на степень фактической самостоятельности первого правителя Пергама (которая безусловно прослеживается в его финансовой, строительной, религиозной и отчасти даже внешнеполитической деятельности) [Kobes, 1996, S. 131–133], а именно на его формально-юридический статус: наиболее вероятным кажется, что он сводился к официальному подчинению Селевкидам. Весьма любопытным выглядит предположение, высказанное в развитие этого тезиса, будто после смерти Филетера (у которого в силу естественных причин не могло быть «нормального» наследника) его владения, согласно предварительной договоренности, должны были отойти к Селевкидам [Kobes, 1996, S. 133–134]. Строго говоря, в источниках нет надежных свидетельств о подобной договоренности, но на это, вероятно, указывает, в частности, сам факт конфликта между Антиохом I Сотером и преемником Филетера, его усыновленным племянником Эвменом I14, в 262 г., т.е. практически сразу же после смерти Филетера: можно представить, что Эвмен отказался выполнить гипотетически названный «пункт завещания» своего предшественника (на деле, конечно, не стремившегося к его реализации), и это привело к конфликту между ним и возмущенным Антиохом15. 12. См., например: [Бикерман, 1985, с. 156. Rostovtzeff, 1930, p. 590; Magie, 1950, p. 728; Kobes, 1996, S. 130–131]. 

13. [Chrubasik, 2013, p. 84–119; Chrubasik, 2016, p. 26–34]. Заметим, что в последней монографии позиция автора по вопросу о соотношении власти Селевкидов и первых Атталидов выражена не столь категорично, но основная идея осталась прежней. Критика данной позиции: [Климов, 2018].

14. Природным отцом Эвмена I был брат Филетера Эвмен, а матерью – некая Сатира, дочь Посидония (IG XI 4 1107 = Durrbach, 1921, p. 40, No. 33). Об усыновлении Филетером Эвмена I и последним Аттала I см. раздел, посвященный генеалогии династии: [Allen, 1983, p. 181–194].

15. Эвмен, унаследовав власть над Пергамом, «в это время был даже властителем окружающих местностей, так что вступил в сражение с Антиохом, сыном Селевка, около Сард и победил его» (Strabo. XIII. 4. 2). Возможно, что в число «окружающих местностей» должен быть включен город Питана, над которым Эвмену удалось установить прямой контроль [OGIS 335. III, сткк. 141–142; Allen, 1983, p. 20–21; Климов, 2010, с. 54].

Всего подписок: 0, всего просмотров: 345

Оценка читателей: голосов 0

1. Бенгтсон Г. Правители эпохи эллинизма. М.: Наука, 1982.

2. Берзон Е.М., Габелко О.Л. ΜΕΤΟΝΟΜΑΣΙΑ как средство династической политики в эллинистическом мире. Вестник древней истории. 2018. Т. 78. № 2. С. 234–256.

3. Бикерман Э. Государство Селевкидов. М.: Наука, 1985.

4. Габелко О.Л. Династическая история эллинистических монархий Малой Азии по данным «Хронографии» Синкелла. О.Л. Габелко (ред.). Antiquitas aeterna. Поволжский антиковедческий журнал. Вып. 1. Эллинистический мир: единство многообразия. Казань; Нижний Новгород; Саратов. 2005(1). С. 86–106.

5. Габелко О.Л. История Вифинского царства. СПб: Издательский Центр «Гуманитарная Академия», 2005(2).

6. Габелко О.Л. Некоторые тенденции в изучении истории древних кельтов (По материалам двух недавних конференций). Аристей. 2014. Т. Х. С. 365–388.

7. Габелко О.Л. «…Κατὼς βασιλεὺς Φαρνάκης ἄγει»: еще раз о датировке и интерпретации IOSPE I2 402. Д.А. Костромичев. Античные Реликвии Херсонеса: Открытия, Находки, Теории. Материалы международной научной конференции. Севастополь, 10–12 октября 2017 года. Cаки: ИП Бровко А.А., 2017. С. 47–52.

8. Делев П. Лизимах. София: Университетскο издание «Св. Климент Охридски», 2004.

9. Климов О.Ю. Пергамское царство. Проблемы политической истории и государственного устройства. СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ; Нестор-История, 2010.

10. Климов О.Ю. Царский культ в Пергамском государстве. «Боги среди людей». Культ правителей в эллинистическом, постэллинистическом и римском мире. С.Ю. Сапрыкин, И.А. Ладынин (ред.). М.; СПб.: Изд-во Русской христианской гуманитарной академии, 2017. С. 476–515.

11. Климов О.Ю. Некоторые замечания о власти Атталидов и Селевкидов в западной части Малой Азии в III в. до н.э. (в связи с гипотезой Б. Хрубасика). Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. 2018. Вып. 18, № 1. Pp. 339–350.

12. Перл Г. Эры Вифинского, Понтийского и Боспорского царств. Вестник древней истории. 1969. № 3. C. 39–69.

13. Allen R.A. The Attalid Kingdom. A Constitutional History. Oxford: Clarendon Press, 1983.

14. Boiy T. Late Achaemenid and Hellenistic Babylon. Leuven, 2004.

15. Billows R.A. Kings and Colonists. Aspects of Macedonian Imperialism. Leiden; New York; Koln: E.J. Brill, 1995.

16. Braund D.C. Three Hellenistic Personages: Amynander, Prusias II, Daphidas. Classical Quaeterly. 1982. Vol. XXXII. No. 2. Pp. 350–357.

17. Cardinali G. Il regno di Pergamo. Roma: Ermano Loescher, 1906.

18. Chrubasik B. The Attalids and the Seleukid Kings, 281–175 ВС. P. Thonemann (ed.). Attalid Asia Minor: Money, International Relations, and the State. Oxford: Oxford University Press, 2013. Pp. 84–119.

19. Chrubasik B. Kings and Usurpers in the Seleucid Empire. The Men Who Would be King. Oxford, 2016.

20. Durrbach F. Choix d’inscriptions de Délos. Paris: Georg Olms Verlag, 1921.

21. Hansen E.V. The Great Victory Monument of Attalus I. American Journal of Archaeology. 1937. Vol. 41, No. 1. Pp. 52–55.

22. Hansen E.V. The Attalids of Pergamon. Ithaca: Cornell University Press, 1971.

23. Imhoof-Blümer F. Die Münzen der Dynastie von Pergamon. Berlin: Verlag der Akademie der Wissenschaften 1884.

24. Kobes J. “Kleine Könige”. Unterzuchungen zu den Lokaldynasten im Hellenistischen Kleinasien. St. Katarinen: Scripta Mercaturae Verlag. 1996.

25. Kosmetatou E. The Attalids of Pergamon. A. Erskine (ed.). A Companion to the Hellenistic World. Blackwell Publishing, 2005. Pp. 159–174.

26. Landucci Gattinoni F. Lisimaco di Tracia. Un sovrano nella prospettiva del primo ellenismo. Milano: Editoriale Jaca Book, 1992.

27. Leschhorn W. Antike Ären. Zeitrechnung, Politik und Geschichte im Schwarzmeerraum und in Kleinasien nördlich des Tauros. Stuttgart: Franz Steiner Verlag, 1993.

28. Leschhorn W. Die Königsfamilie in der Politik. Zur Mitwirkung der Attalidenfamilie an der Regierung des Pergamenischen Reiches. W. Leschhorn, A.V.B. Miron, A. Miron (Hrsgg.). Hellas und die griechischen Osten. Saarbrücken, SDV Saarbrücker Druckerei und Verlag, 1996. S. 79–98.

29. Lund H.S. Lysimachus. A Study in Early Hellenistic Kingdom. London; New York: Routledge, 1992.

30. Magie D. Roman Rule in Asia Minor. Vol. 1–2. Princeton: Princeton University Press, 1950.

31. McAuley A. The House of Achaios: Reconstructing an Early Client Dynasty of Seleukid Anatolia. K. Erickson (ed.). The Seleukid Empire, 281–222 BC: The War within the Family. Swansea: Classical Press of Wales, 2018. Pp. 37–58.

32. McShane R. The Foreign Policy of the Attalids of Pergamum. Urbana: The University of Illinois Press, 1964.

33. Mehl A. Seleukos Nikator und sein Reich. Lovanii: E. Peremans, 1986.

34. Merkelbach R. Epirotische Hilfstruppen im Krieg der Romer gegen Aristonikos. Zeitschrift für Papyrologie und Epigraphik. 1991. Bd. 87. S. 132.

35. Muccioli F. Gli epiteti ufficiali dei re ellenistici. Stuttgart: Franz Steiner Verlag, 2013.

36. Müller H. Königin Stratonike, Tochter des Königs Ariarathes. Chiron. 1991. Bd. 21. S. 393–424.

37. Newell E.T. The Pergamene Mint under Philetairus. New York: American Numismatic Society, 1936.

38. Ogden D. Polygamy, Prostitutes and Death. The Hellenistic Dynasties. London: Duckworth with the Classical Press of Wales. 1999.

39. Orth W. Der Dynast Philetairos von Pergamon als Wohltäter. E. Winter (Hrsg.). Vom Euphrat bis zum Bosporus: Kleinasien in der Antike. Festschrift für Elmar Schwertheim zum 65. Geburstag. Bd. II. Asia Minor Studien. 65. Bonn: Habelt, 2008. S. 485–497.

40. Rostovtzeff M.I. Pergamum. The Cambridge Ancient History. 1st ed. Vol. VIII. Cambridge: Cambridge University Press, 1930. Pp. 590–618.

41. Savalli-Lestrade I. Les rois hellénistiqes, mâitres du temps. I. Savalli- Lestrade, I. Cogitore (éds.). Des Rois au Prince. Pratiques du pouvoir monarchique dans l'Orient hellénistique et romain (IVe s. av. J.-C. – IIe s. après J.-C.). Grenoble: ILLUG, 2010. Pp. 55–83.

42. Seibert J. Historische Beiträge zu den Dynastischen Verbindungen in hellenistischer Zeit. Weisbaden: F. Steiner, 1967.

43. Smit R.R.R. Hellenistic Royal Portraits. Oxford: Clarendon Press, 1988.

44. Virgilio B. Gli Attalidi di Pergamo. Fama, eredità, memoria. Pisa: Giardini, 1993.

45. Westermark U. Das Bildniss des Philetairos von Pergamon. Corpus der Münzprägung. Stockholm: Almqvist & Wiksell, 1961.

46. Zanon C.P. The Sanctuary of Demeter at Pergamon: Architecture and Dynasty in the Early Attalid Capital. Diss. Pittsburgh University, 2009.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх