“A Bouquet from Four Flower Gardens of Prosperity”: Palace Servants of the Great Mughals

 
PIIS086919080008439-9-1
DOI10.31857/S086919080008439-9
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Chief Research Fellow
Affiliation: Institute of Oriental Studies, Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Russian Federation
Journal nameVostok. Afro-Aziatskie obshchestva: istoriia i sovremennost
EditionIssue 1
Pages137-150
Abstract

Research of a wide range of themes on various functions and social status of domestic servants is gaining momentum nowadays as it provides an opportunity to obtain a projection of a given society on a limited space of a household, a mini-socium, where various kinds of hierarchies (caste, professional, based on ritual purity / pollution, age, gender, ethnic, and racial) coexist. Utilizing the data from Abu-l Fazl`s celebrated treatise “Ain-i Akbari” and European travelogues, the paper analyzes the nomenclature of occupations and position of palace servants in the Mughal empire. The emperors were served by thousands of men and women of various castes, professions, ethnic groups, countries, and regions as well as religions (the latter being of no matter for their employees); they included both free people, and slaves (war prisoners, bought or born in slavery). It was not an easy task to distinguish between free servants and slaves: Both groups were salaried employees and under certain circumstances could change their statuses. A part of the Mughal elite had an understanding of slavery as a “vicious” practice, replacing the terms of slavery with euphemisms. All palace servants provided for the grandeur and splendor of the empire and functioning of its military-administrative apparatus, life and reproduction of the ruling family, both at home and during the Mughals` endless circulations over their domains. In the system where the Padishah was a pivot, royal household and governmental structures were inseparable. The difference between an Amir and a groom was quantitative, as both were imperial servants, unified by loyalty to the monarch.

KeywordsMughal empire, Akbar, Jahangir, Rajputs, medieval society, servants, slavery, employment, wages, status, hierarchy, caste
AcknowledgmentThe paper is part of the project ‘Under the skies of South Asia. Servant and Master: regional specificities of submission and domination within the context of cultural heterogeneity’ which is a part of ‘Culturally complex societies: understanding and managing’, a Fundamental Research Program of the Presidium of Russian Academy of Sciences (Unified project ‘Socio-humanitarian aspects of sustainable development and facilitation of Russia`s strategic breakthrough’).
Received08.02.2020
Publication date28.02.2020
Number of characters44607
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Империя Великих Моголов, возникшая в 20-е гг. XVI в. и просуществовавшая реально до конца XVIII, а формально – до 1857 г.1, представляла собой самое крупное государственное образование в Южной Азии доколониального периода и, в эпоху своего расцвета (до середины XVII в.), включала в себя части Афганистана, Бирмы и почти всю территорию современных Пакистана, Бангладеш и Индии (до р. Кришны на юге). Само название империи и правящей династии, не употреблявшееся в Индии, было дано европейцами: к слову «моголы»2 они присоединили эпитет «Великие» (Great, Grande), когда воочию увидели великолепие могольского имперского быта. Особенно впечатляли их дворцы (в обеих столицах империи – Агре и Дели, летняя резиденция в Лахоре и др.); не меньшее восхищение вызывали усыпанные драгоценными камнями наряды падишахов, членов их семей, придворных, воинов и даже прислуги; роскошные приемы и многодневные пиры, императорские выезды в сопровождении сотен коней и слонов, украшенные золотом и самоцветами шатры, паланкины, упряжь... 1. После распада империи могольские падишахи формально продолжали править, получая пенсию сначала от маратхов, а затем от англичан. Постепенно их реальная власть сузилась до границ столицы – Дели. В 1857 г. Великое народное (Сипайское) восстание началось под лозунгом восстановления империи, и последний падишах, Бахадур-шах Зафар, был против воли наделен повстанцами всей полнотой власти. Взяв Дели штурмом, англичане пленили падишаха и, объявив о ликвидации империи, сослали в Бирму.

2. Искаженное на индийский лад «монгол», указание на прямое родство правителей династии с чингизидами и тимуридами). Моголами в Индии называли представителей мусульманской военной аристократии.
2 Вся эта ежедневная демонстрация «азиатской роскоши», которую так страстно осуждали европейцы (стараясь при этом, по возможности, ей подражать), была необходимым элементом престижа и величия империи; на нее уходила значительная часть государственной казны. Так, в 1595 г. на содержание дворцового хозяйства было истрачено чуть менее 8 млн рупий [Abu-l Fazl Allami, 1977, I, p. 12], причем эта цифра не учитывала жалованье слуг, получавших заработанную плату по военному ведомству. По подсчетам известного индийского медиевиста Ш. Мусви, на содержание тех, кто обслуживал падишаха и его семью во дворцах и во время путешествий, уходило до 22 % этой суммы [Moosvi, 1987, p. 294; Moosvi, 2003, p. 566].
3 История становления, расцвета и падения Могольской державы давно и подробно изучена поколениями ученых. Однако до сих пор исследователей интересовали, прежде всего, политическая история, административное устройство, военно-ленная система, фискальный аппарат, экономика (сельское хозяйство, ремесло, торговля), основные социальные группы, межконфессиональные отношения. Лишь недавно внимание ученых привлекли культура (придворная и народная), мировоззрение, общественная мысль, этические и эстетические ценности, история повседневности. Разумеется, абсолютное большинство работ на могольскую тему посвящено тем или иным аспектам жизни элиты, что объясняется характером доступных источников – хроник и административных документов. Значительная часть литературных текстов представляла жизнь и деяния падишахов, членов их семей, а также «столпов империи» – придворных, служилой знати, крупных чиновников и приближенных к престолу «людей пера» – религиозных деятелей, поэтов и т. д.
4 Благодаря указанным источникам, а также запискам европейских путешественников можно более или менее адекватно реконструировать придворный быт Могольского двора. Однако при этом фактически «невидимками» остаются те, кто обеспечивал всю эту имперскую роскошь, кто кормил, одевал, нянчил, транспортировал, освещал, охранял, развлекал и всяким иным образом обслуживал «прибежище мира» (падишаха), его семью и приближенных, кто поддерживал в должном виде дворцы, шатры, паланкины, ковры, ездовых и вьючных животных, драгоценную утварь и все, что составляло быт могольских правителей. Речь идет о дворцовой прислуге.

Number of purchasers: 0, views: 898

Readers community rating: votes 0

1. Ashrafyan K. Z. Feudalism in India: Specificities and Stages of Development. Moscow: Vostochnaia Literatura, 1977 (in Russian).

2. Vanina E. Yu. Medieval Urban Crafts of India: 13th to 18th Century. Moscow: Vostochnaia Literatura, 1991 (in Russian).

3. Vanina E. Yu. Ideas and Society in India, 16th to 18th Century. Moscow: Vostochnaia Literatura, 1993 (in Russian).

Система Orphus

Loading...
Up