Nomadic cattle breeding in Kazakhstan and Mongolia as a factor in the development of agriculture in the XX–XXI centuries.

 
PIIS086919080005959-1-1
DOI10.31857/S086919080005959-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Russian Federation
Journal nameVostok. Afro-Aziatskie obshchestva: istoriia i sovremennost
EditionIssue 4
Pages95-105
Abstract

The paper deals with the retrospective dynamics and transformation of nomadic cattle breeding in Kazakhstan and Mongolia in the 20th–21th centuries. On the one hand, political realities separated the vectors of development of the agrarian economy of these countries, and, on the other hand, – revealed the remaining identity in the field of institutions of pastoral type of agriculture. The paper analyzes the survivability of nomadic animal husbandry. Special attention is paid to socio-economic changes in the livestock sector of Kazakhstan and Mongolia in the period of socialist development of the 1920s–1990s, as well as conditions of partial or complete returning to nomadic type of animal husbandry since the early 1990s. Based on statistical materials, the current state of livestock in Kazakhstan and Mongolia is characterized, and the main problems are identified. Since the beginning of the 1990s, the livestock of Kazakhstan has experienced a collapse, the number of cattle by the beginning of the 2000s has decreased by three times. Only after 2005 started the restoration of livestock, mainly in private households. As a result, the concentration of meat production in small farms led to low marketability and the need for import. Only the livestock sector develops nowadays in Mongolia; in the 2010s, the number of livestock doubled, while grain production in the country for the period of 1990–2017 decreased three times, while domestic demand for grain was covered by import. The study shows the misbalances of Mongolian nomadic cattle reproduction due to the rapid growth of livestock in the 2010s, such as: The ratio of cattle quantity versus the labor force quantity; increase in cattle quantity versus the reduction of pasture restoration period; the excess in meat production versus the lack of production capacity to process it; the deficit of markets. The article raises the question, whether nomadic animal husbandry can be considered a special “Technological mode of production” in agriculture of the countries of East and Central Asia.

KeywordsKazakhstan, Mongolia, nomadic cattle breeding, meat production, pastures
Received23.07.2019
Publication date22.08.2019
Number of characters28306
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Можно ли рассматривать хозяйство скотоводов-кочевников как специфический технологический способ производства, действующий в отдельных странах Азии? В полуторавековой дискуссии о месте номадизма в общественном историческом процессе кочевничество было выделено как особый способ производства такими историками, как Г. Е. Марков, Н. Э. Масанов и Н. Н. Крадин. При этом Г. Е. Марков и Н. Э. Масанов рассматривали его как особый номадный способ производства, а Н. Н. Крадин – как экзополитарный [Крадин, 2001, с. 113; Масанов, 2011]. Г. Е. Марков определял кочевничество как особую форму хозяйственной деятельности и связанного с ней образа жизни [Марков, 2010, с. 283]. В современный период продолжают возникать новые теоретические подходы к осмыслению кочевничества, но большее внимание уделяется философско-социальному прочтению номадизма, появилась категория «нового номадизма» как формы единства движения и пространства.
2 Задача настоящей статьи проанализировать живучесть номадного способа ведения сельского хозяйства на примере Казахстана и Монголии в ХХ–XXI вв., а также рассмотреть кочевое животноводство в качестве специфического технологического способа производства.
3 В XXI в. кочевое животноводство в различных формах сохраняется в 50 странах мира. Однако Казахстан и Монголия выделяются на этом фоне – это две крупные страны, где на протяжении XIX–ХХ вв. власть предпринимала неоднократные попытки перевести кочевников-скотоводов на оседлый образ жизни, при этом «настойчиво поощряя» развитие земледелия. Однако на рубеже XX–XXI вв. начинает проявляться реномадизация [Грайворонский, 2017] – процесс, который может рассматриваться как возвращение к исконному технологическому способу производства в сельском хозяйстве – кочевому животноводству.
4 Кочевое животноводство, которое сформировалось в природно-климатических условиях степей Центральной и Восточной Азии, с конца XIX в. стало меняться, принимая полуоседлую или полукочевую формы. К началу XX в. в Казахстане и Монголии практически не осталось полностью кочевого хозяйства. В чем же проявлялись различия? При полукочевой форме стада паслись круглый год на ограниченной площади, но скотоводство оставалось основным видом занятости большей части населения; при полуоседлом – скотоводство принимало отгонно-пастбищную форму, скот пасли и перегоняли на отдаленные пастбища пастухи, а основная часть населения занималась другими видами деятельности. Как при первой, так и при второй форме дальность кочевания не являлась решающим признаком, определяющим кочевничество. В начале ХХ в. полуоседлое скотоводство преобладало в Казахстане, а полукочевое – в Монголии [Марков, 2010, с. 283].
5 В истории становления сельского хозяйства в Казахстане и Монголии фиксируется множество общностей. Политические реалии конца XIX – начала ХХI в. развели векторы развития аграрной экономики этих двух стран, с одной стороны, а с другой – выявили сохраняющуюся идентичность в области неформальных институтов скотоводческого типа организации хозяйства.

Number of purchasers: 3, views: 1320

Readers community rating: votes 0

1. Александров Ю. Г. Казахстан перед барьером модернизации. М.: ИВ РАН, 2013 [Alexandrov Yu. G. Kazakhstan before the barrier of modernization. Moscow: IOS RAS, 2013 (in Russian)].

2. Грайворонский В. В. Монголия в начале XXI века: политика, экономика, общество. М.: ИВ РАН, 2017 [Grayvoronskiy V. V. Mongolia at the beginning of the XXI century: politics, economy, society. Moscow: IOS RAS, 2017 (in Russian)].

3. Грайворонский В. В. Монголия: пастбищно-кочевое животноводство – рекордный рост скота и экологическая угроза. Азия и Африка сегодня. 2018. № 9. С. 49–55 [Grayvoronskiy V. V. Mongolia: pastoral nomadic livestock husbundry's record growth and ecological challenge. Asia and Africa today. 2018. No. 9. Pp. 49–55 (in Russian)].

4. Дерюгина И. В. Роль социальных институтов в аграрной экономике Казахстана (конец XIX – начало XXI вв.). Рынок и социальные проблемы. Восток – Россия: сборник статей. Отв. ред. Р. Г. Ланда, Н. Н. Цветкова. М: ИВ РАН, 2013. С. 84–98 [Deryugina I. V. the Role of social institutions in the agrarian economy of Kazakhstan (late XIX – early XXI centuries). Market and social problems. East – Russia: collection of articles. Ed. by R. G. Landa, N. N. Tsvetkova. Moscow: IOS RAS, 2013. Pp. 84–98 (in Russian)].

5. Дерюгина И. В. Сельское хозяйство стран Азии и Северной Африки: экономический рост и модернизация. М.: ИВ РАН, 2018 [Deryugina I. V. Agriculture of Asia and North Africa: Economic Growth and Modernization. Moscow: IOS RAS, 2018 (in Russian)].

6. Крадин Н. Н. Кочевники в мировом историческом процессе. Философия и общество. 2001. № 2(23). С. 108–138 [Kradin N. N. Nomads in the world historical process. Philosophy and society. 2001. No. 2(23). Pp. 108–138 (in Russian)].

7. Марков Г. Е. Кочевники Азии: Структура хозяйства и общественной организации. М.: Красанд, 2010. 2-е изд. [Markov G. E. Nomads of Asia: the economy and public organizations. Moscow: Krasand, 2010. 2nd ed. (in Russian)].

8. Масанов Н. Э. Кочевая цивилизация казахов: основы жизнедеятельности номадного общества. 2-е изд. Алматы: Фонд Нурбулата Масанова, 2011 [Masanov N. E. Nomadic civilization: the foundations of life migratory habits of society. 2-e. Almaty: The Nurbulat Masanov Foundation, 2011 (in Russian)].

9. Народное хозяйство МНР в 1981 г. Статистический сборник. Улан-Батор [б. и.], 1981 [National economy of the MPR in 1981. Statistical collection. Ulaanbaatar, 1981 (in Russian)].

10. Растянников В. Г., Дерюгина И. В. Модели сельскохозяйственного роста в ХХ веке. Индия, Япония, США, Россия, Узбекистан, Казахстан. М.: ИВ РАН, 2004 [Rastyannikov V. G., Deryugina I. V. Models of agricultural growth in the twentieth century. India, Japan, USA, Russia, Uzbekistan, Kazakhstan. Moscow: IOS RAS, 2004 (in Russian)].

11. Растянников В. Г., Дерюгина И. В. Аграрный сектор Казахстана: на пути к новой модели сельскохозяйственного роста. Экономический рост в аграрном секторе России.: Проблемы ХХ века. М.: Информационно-издательский центр «Статистика России», 2005. С. 258–283 [Rastyannikov V. G., Deryugina I. V. Agrarian sector of Kazakhstan: on the way to a new model of agricultural growth. Economic growth in the agricultural sector of Russia: problems of the twentieth century. Moscow: Information & Publishing Centre Statistics of Russia, 2005. Pp. 258–283 (in Russian)].

12. Растянников В. Г., Дерюгина И. В. Сельское хозяйство: Восток vs Запад. Два технологических способа производства. М.: ИВ РАН, 2017 [Rastyannikov V. G., Deryugina I. V. Agriculture: East vs West. Two technological modes of production. Moscow: IOS RAS, 2017 (in Russian)].

13. Содружество независимых государств в 2017 году. Статистический ежегодник. М.: Статкомитет СНГ, 2018. [Commonwealth of independent States in 2017. Statistical yearbook. Moscow: CIS Stat, 2018. (in Russian)].

14. Страны-члены Содружества Независимых Государств в 1991 г. Статистический ежегодник. М.: ООО «Нонпарель», 1992 [Countries-members of the Commonwealth of Independent States in 1991. Statistical Yearbook. Moscow: OOO “Nonparel’”, 1992 (in Russian)].



Additional sources and materials

INTERNET SOURCES

Министерство национальной экономики Республики Казахстан. Комитет по статистике // http://stat.gov.kz/faces/homePage?_adf.ctrl-state=agi73904d_143&_afrLoop=7408554212631043 (ac-cessed: 30.04.2019) [Ministry of national economy of the Republic of Kazakhstan. Committee on statistics// http://stat.gov.kz/faces/homePage?_adf.ctrl-state=agi73904d_143&_afrLoop=7408554212631043].

Об утверждении предельно допустимой нормы нагрузки на общую площадь пастбищ. Приказ Министра сельского хозяйства Республики Казахстан от 14 апреля 2015 года № 3-3/332 // http://adilet.zan.kz/rus/docs/V1500011064 (accessed: 29.04.2019) [On approval of the maximum permissi-ble load on the total area of pastures. Order of the Minister of agriculture of the Republic of Kazakhstan dated April 14, 2015 № 3-3/332 332 // http://adilet.zan.kz/rus/docs/V1500011064].

FAOSTAT // http://www.fao.org/faostat/ru/#data/CL (accessed: 30.04.2019).

Mongolian statistical information service // http://www.1212.mn/  (accessed: 28.04.2019).

The Global Economy // https://ru.theglobaleconomy.com/Kazakhstan/ Employment_in_agriculture/ (ac-cessed: 28.04.2019).

UNCTADSTAT. https://unctadstat.unctad.org/wds/ReportFolders/reportFolders.aspx  accessed: 26.04.2019).

Система Orphus

Loading...
Up