“Wrong marriages” in the Indian Tradition

 
PIIS086919080005913-1-1
DOI10.31857/S086919080005913-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Associate Professor
Affiliation: Lomonosov Moscow State University, The Institute of Asian and African Studies
Address: Moscow, Moscow, Russia
Journal nameVostok. Afro-Aziatskie obshchestva: istoriia i sovremennost
EditionIssue 4
Pages106-116
Abstract

The article deals with matrimonial problems’ solution of those Indians, who due to various circumstances were devoid of chances to find a spouse within their own caste. For example, in the 18th century, Lutheran pastor Bartolome Ziegenbalg, whose attestations of the problem are published in the present article, mentions in his letters from India some “wrong marriages” [üble Ehe], officiated by Indians who at the moment were unable to find wives of the suitable caste status. Because of their illegitimacy, such matrimonial practices are hardly mentioned in proper Indian sources and are known only through foreign observers’ attestations. Information from Ziegenbalg’s letters is compared in this research with archival documents from Astrakhan, where for several centuries existed a colony of Indian merchants. Besides archival documents, the article incorporates some notes of travelers who visited Astrakhan at various times, such as Cornelis de Bruijn, Peter Simon Pallas, and Nikolai Ozeretskovsky. The resulting analysis leads us to some quite revealing conclusions about the attitude of Indians to the forced “wrong marriages”, as well as to the children, born in such marital unions. Hindu tradition considers timely marriage and issuing a child each person’s religious duty; a man who failed to marry was scorned and considered unfit for performing religious rites. Accordingly, to avoid such situation Indian merchants, operating far from the Subcontinent, registered temporary marriages with local women (in Astrakhan they were local Tatar women). The author concludes that despite their provisional character, such unions were regarded as proper marriages, and not as simple cohabitations unregulated by social norms. Those acts could be registered only after permission of parents and other caste members had been obtained. Nevertheless, the children from these unions were considered illegitimate, unable to inherit neither their fathers’ caste status nor their professions. In Astrakhan children from mixed marriages were called Agryjanians, they were Muslim like their mothers, called by their Tatar names, and inhabited certain Agryjanian Court, having no access to the Indian Court – as well as their mothers.

Keywordsmarriage, Hinduism, caste, Bartholome Ziegenbalg, Peter Simon Pallas
Received18.07.2019
Publication date22.08.2019
Number of characters32977
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 «В поле и жук мясо»
2 «На безрыбье и рак рыба»
3 В. И. Даль. Пословицы русского народа.
4 В своих письмах из Индии лютеранский пастор начала XVIII в. Бартоломе Цигенбальг по преимуществу пишет о делах миссионерских (организация школы, создание типографии, распространение текстов Священного писания среди аборигенов и т.д.). Лишь малая часть его эпистолярного наследия посвящена традициям региона, в котором он прожил в совокупности около 10 лет.
5 Однако даже эти на первый взгляд скудные сведения кажутся очень ценными. Во многом ценность эта определяется рядом обстоятельств, при которых Цигенбальд собирал материал. Прежде всего он, в отличие не только от своих современников, но даже от европейских авторов более позднего времени, не просто совершил путешествие, а долгие годы жил в регионе, о котором писал своим адресатам. Кроме того, он не имел языкового барьера в общении с местным населением, так как владел тамильским настолько, что делал на него переводы библейских текстов. Знание языка позволяло ему получать сведения непосредственно от носителей традиций без участия переводчиков. Помимо этого, он, безусловно, обладал редкой наблюдательностью. Наконец, в отличие от других европейцев эпохи Нового времени, он не дистанцировался от местного населения и не относился к нему высокомерно. Последнее, безусловно, имело прямую связь с родом его деятельности, но одновременно являлось и природной чертой характера. Он, хорошо изучивший местную культуру, пиcал: «Жителей этой страны только те называют дикарями, кто либо их не видал, либо не понимает их языка. Кто же с ними действительно conversiret1 и читал их книги, тот должен признать, что они не только не дикари, но даже цивилизованные люди» [Ziegenbalg, 1955, S. 115]. Это была вовсе не романтизация образа туземца в духе литературных Робинзонад, популярных в ту эпоху, а подлинное глубокое уважение, основанное на личном общении и опыте. 1. «Имел дело» (лат.)
6 Лишь в тех случаях, когда Цигенбальг становился очевидцем традиций, открыто противоречащих христианской морали, он позволял себе нелицеприятные высказывания о местных жителях. Совершенно ожидаемо в круг таких тем, которые вызывали негодование лютеранского пастора, попадали вопросы, связанные с брачными нормами индийцев. Слишком они отличались от европейских, чтобы не подвергать испытанию толерантность истинного христианина.
7 Очевидно, что осуждению пастора подвергалась в первую очередь традиция многоженства. Интерпретация ее выглядит в его письмах весьма характерным образом: «…Полигамия2 санкционирована у них3, с одной стороны, потому, что у всех их богов много жен, с другой стороны, потому что они не хотят давать возможности для всеобщего распутства» [Ziegenbalg, 1955, S. 121], – пишет Цигенбальг. Он полагает, именно полигамные традиции создают ему, как миссионеру, серьезные препятствия для обращения заблудших душ в христианство: «…те, которые многократно идут на [заключение] дурных браков [üble Ehe], так как эти язычники весьма склонны к нарушению шестой заповеди4, неохотно переходят в нашу веру, ибо она им запрещает как распутство, так и полигамию, каковые им доступны и ненаказуемы в их язычестве…» [Ziegenbalg, 1955, S. 121]. Возникает вопрос: что Цигенбальг называет «дурными браками»? Тем более что из контекста видно: дурными их считает не только он, но и сами индийцы. Попробуем разобраться. 2. В данном случае речь идет о полигамии в форме полигинии.

3. «Они» в данном случае – «Heiden» («язычники»), как постоянно называет Б. Цигенбальг местных жителей-индусов.

4. В римско-католической и лютеранской церквях принято деление заповедей, установленное Аврелием Августином. Оно несколько отличается от талмудического и того, которое принятого в православии и в большинстве протестантских церквей. В соответствии с этим делением шестая заповедь не «не убий», а «не прелюбодействуй».

Number of purchasers: 2, views: 999

Readers community rating: votes 0

1. Голикова Н. Б. Очерки по истории городов России конца XVII – начала XVIII века. М., Издательство Московского Университета, 1982 [Golikova N. B. Essays on the history of Russian cities of the late XVII-early XVIII century. Moscow, Moscow University Publishing House, 1982 (in Russian)].

2. Законы Хаммурапи. Пер. Л. А. Липина, нов. Ред. В. А. Якобсона. Хрестоматия по истории Древнего Востока. М., Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1997 [The Laws Of Hammurapi. Translation by L. A. Lipin, ed. by V. A. Jakobson. Chrestomathy on the History of Ancient East. Moscow, «Vostochnaia literatura» RAS, 1997 (in Russian)].

3. Никольская К. Д. Астраханские индийцы в забытой статье Петра Симона Палласа. «В России надо жить долго…». Памяти К. А. Антоновой (1910–2007). М., Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2010. С. 381–410 [Nikolskaja K. D. Astrakhan Indians in a forgotten article by Peter Simon Pallas. “In Russia you should live long life…” To the Memory of Koka A. Antonova (191–2007). Moscow, «Vostochnaia literatura» Russian Academy of Sciences, 2010. Pp. 381–410 (in Russian)].

4. Пандей Р. Б. Древнеиндийские домашние обряды. М., Высшая школа, 1990 [Pandej R. B. Hindu Sam̊skāras. Moscow, Vysshaia shkola, 1990 (in Russian)].

5. Повесть временных лет. Подготовка текста, перевод, статьи и комментарии Д. С. Лихачева. СПб, Наука, 1996 [Tale of Bygone Years. Text preparation, translation, articles and comments by D. S. Likhachev. Saint Petersburg: Nauka, 1996 (in Russian)].

6. Россия и Индия. М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1980 [Russia and India. Moscow: Nauka, Glavnaia redakciia vostochnoi literatury, 1980 (in Russian)].

7. Русско-индийские отношения в XVIII в. Сборник документов. М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1965 [Russian-Indian relations in the XVIII century. Collection of documents. Moscow, Nauka, Glavnaia redakciia vostochnoi literatury, 1965 (in Russian)].

8. Mānavadharmaśāstra: The Code of Manu. Critically ed. by J. Jolly. London, 1887.

9. Pallas P. S. Etwas über die zu Astrahan wohnende Indianer. Neue Nordische Beitraege zur physikalischen und geographischen Erd- und Völkerbeschreibung. 1782, Vol. III.

10. Ziegenbalg B. Alte Briefe aus Indien. Unveröffentliche Briefe von Bartholomäus Ziegenbalg 1706–1719. Berlin, 1955.

Система Orphus

Loading...
Up