[Review of:] M. Buras. Istina sushchestvuet. Zhizn’ Andreya Zaliznyaka v rasskazakh ee uchastnikov [The truth does exist: Andrey Zaliznyak’s life recounted by its attendees]. Moscow: Individuum, 2019. 360 p. ISBN 978-5-6042627-7-1.

 
PIIS0373658X0008784-1-1
DOI10.31857/S0373658X0008784-1
Publication type Review
Source material for review М. Бурас. Истина существует. Жизнь Андрея Зализняка в рассказах ее участников. М.: Индивидуум, 2019. 360 с. ISBN 978-5-6042627-7-1.
Status Published
Authors
Affiliation: Vinogradov Russian Language Institute, Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Russia
Journal nameVoprosy Jazykoznanija
EditionIssue 2
Pages124-127
Abstract

   

Keywords
Received17.09.2019
Publication date25.06.2020
Number of characters14552
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Эта книга относится к такому жанру, который редко становится объектом рецензий в научных журналах — биографии исследователей (и тем более мемуарные тексты) обычно рассчитаны на более широкую публику и проблем теории языка непосредственно не затрагивают. В данном случае, однако, исключение оправдано: Андрей Анатольевич Зализняк (1935–2017), о котором эта книга написана, является центральной фигурой в истории отечественной лингвистики второй половины XX века, и любые сведения о нем важны и значимы. Пожалуй, интерес к личности Зализняка — это то, что может объединить самых разных людей, от школьников, слушавших его лекции, до исследователей языка, учившихся по его работам. Неожиданный уход А. А. Зализняка из жизни в канун Рождества 2017 года, оборвавший плотную ткань замыслов, планов и невероятно интенсивной работы, был потрясением для профессионального сообщества. Но как только он оказался по ту сторону жизни, переместившись в вечность и став достоянием истории науки, сразу стало ясно, что рано или поздно должна будет появиться его биография — подробная, с анализом всего, что было им сделано, с обсуждением разных этапов творчества, с попыткой найти его место в истории. Такая книга, безусловно, будет написана — но такие книги не пишутся по горячим следам утраты, они требуют дистанции, размышлений, анализа. Между тем потребность как-то воплотить в слова коллективную память и коллективные эмоции очень сильна именно в первый период, когда, как известно, «еще не замер смех, струятся слезы, пятно чернил не стерто со стола». И именно эту задачу и решает книга Марии Бурас, хорошо знавшей А. А. Зализняка (она училась на отделении структурной и прикладной лингвистики, где он долгие годы преподавал, и впоследствии, как и целый ряд других студентов этого поколения, продолжала тесно общаться со всей его семьей). Решение, найденное автором книги, элегантно и эмоционально очень точно: это не биография в собственном смысле и прежде всего это никоим образом не тяжеловесно-академическое сочинение. Это и не монотонный нарратив, где звучит только голос повествователя. По жанру книга совсем другая: она представляет собой в прямом смысле слова полифонический текст, в котором звучат и переплетаются голоса разных людей, то вторя друг другу, то отчасти противореча, то друг друга дополняя. Замысел этой книги смел и в то же время очень прост (чем-то напоминая этим научный стиль самого Зализняка) — собрать свидетельства людей, близко знавших Зализняка в разные периоды его жизни, и расположить их в хронологическом порядке, от школьных лет до самых последних исследований и открытий. О каждом фрагменте жизни рассказывают обычно несколько человек — к счастью, свидетелей еще немало, в некоторых случаях даже заметно, что биографу приходится осуществлять нелегкий отбор, что-то оставляя за рамками повествования. Некоторые рассказчики играют особенно важную роль и сопровождают читателя на протяжении практически всей книги (о них мы подробнее скажем чуть позже), некоторые появляются лишь в отдельных эпизодах. В результате получилась очень необычная книга: это одновременно и биография (поскольку все важнейшие эпизоды жизни Зализняка в книге так или иначе отражены), и сборник воспоминаний (но воспоминаний хорошо структурированных и отобранных); точнее, это биография, но написанная совместными усилиями многих людей. И здесь нельзя еще раз не сказать о роли автора книги. Казалось бы, выбрав обозначенный выше жанр, автор невольно уходит в тень (и сама М. Бурас это неоднократно подчеркивает, настаивая, что она всего лишь собиратель мемуаров и инициатор интервью). Но это, конечно, далеко не так. В действительности внимательный читатель заметит, что книга выстроена по очень продуманному плану, и сам отбор фрагментов и собеседников является результатом следования определенным принципам, просто это сделано так, что автор книги умело остается за кулисами повествования. Но данная книга никоим образом не простое собрание интервью: да, это сложный полифонический текст, но это именно текст, созданный в конечном счете одним человеком. За композицией книги, порядком и структурой глав (и даже отбором заголовков: каждая глава озаглавлена какой-то характерной цитатой из входящих в нее рассказов) угадывается твердая авторская воля и тщательно взвешенные решения. Организовать все повествование и при этом скромно остаться в тени — для этого нужно незаурядное журналистское мастерство, которое автор книги проявляет в полной мере. Отметим при этом, что научная сторона деятельности Зализняка в книге освещена сравнительно меньше «человеческой» — и автор это не раз оговаривает. Оценивать вклад Зализняка в лингвистику — дело многих специалистов и, может быть, дело будущего; здесь и сейчас в гораздо большей степени востребовано сохранение непосредственных впечатлений от его удивительной личности, детали его жизни, не оставшиеся на бумаге и не опубликованные в виде книг и статей. Именно эту задачу М. Бурас и решает в первую очередь. Впрочем, по страницам книги рассыпано и немало интереснейших подробностей, касающихся научного творчества Зализняка, которые окажутся чрезвычайно полезны его будущему научному биографу. Это и неудивительно: все-таки большинство рассказчиков — профессиональные лингвисты, некоторые из них работали рядом с Зализняком многие годы или занимались похожими научными проблемами, и в их воспоминаниях это не могло так или иначе не отразиться. Остановимся немного подробнее на структуре и некоторых важных особенностях книги. Книга открывается небольшим авторским предисловием, в котором излагается предыстория замысла и объяснение не вполне обычного формата книги; далее приводится полный список собеседников автора — тех, чьи рассказы и интервью (главным образом, устные, записанные и расшифрованные автором) использованы в тексте. Это ни много ни мало 27 человек — среди них друзья детства, ближайшие родственники (в том числе Анна Зализняк, дочь Андрея Анатольевича, и совсем недавно ушедшая от нас Е. В. Падучева1), ровесники и давние коллеги, немногочисленные ученики (как известно, Зализняк сравнительно неохотно руководил студентами и аспирантами, и свидетельства тех, кто его в этом качестве знал, по-своему ценны) и, наконец, младшее поколение лингвистов, те люди, которые видели Зализняка главным образом в аудитории, приходили на его лекции, семинары и выступления для широкой публики, взаимодействовали с ним в просветительских проектах последних лет (в отличие от научного руководства и занятий административными делами, для этой части жизни Зализняк времени не жалел и считал эту деятельность для себя важной). В книге звучат голоса не только московского окружения Зализняка, но и тех, кто знал его и работал с ним во Франции и Швейцарии, двух странах, пребывание в кото- рых наложило на личность Зализняка наиболее сильную печать.

Price publication: 100

Number of purchasers: 0, views: 314

Readers community rating: votes 0

Система Orphus

Loading...
Up