На Московском математическом фронте: из истории реорганизации Московского математического общества в 1930 г.

 
Код статьиS020596060009437-2-1
DOI10.31857/S020596060009437-2
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, механико-математический факультет
Адрес: Москва, Ленинские горы, д. 1
Название журналаВопросы истории естествознания и техники
ВыпускТом 41 №2
Страницы280-310
Аннотация

В статье представлены итоги исследований в Архиве РАН, которые позволили прояснить некоторые темные моменты из истории Московского математического общества, связанные с его реорганизацией в 1930 г. Так, обнаруженные документы показывают, что основная роль в этом процессе принадлежала сотрудникам секции естественных и точных наук Коммунистической академии ЦИК СССР А. А. Максимову, Э. Я. Кольману, В. И. Хотимскому, С. А. Яновской и ряду др.

Инициатор создания естественного отделения Института красной профессуры Максимов одной из своих важнейших задач считал внедрение марксистско-ленинской диалектики в естественные науки и много сил отдал этой деятельности в Ассоциации научно-исследовательских институтов 1-го МГУ. Именно его действия осенью 1929 г. привели к увольнению Д. Ф. Егорова с поста директора Научно-исследовательского института математики и механики и исключению его из числа действительных членов этого института. Удалось установить неизвестную ранее точную дату этого события.

Также среди архивных материалов был найден рукописный «Дневник работ математической секции», который вела Яновская в период подготовки «революции» в Московском математическом обществе, и написанный ее рукою черновик знаменитой «Декларации инициативной группы по реорганизации математического общества», авторство которой до сих пор не было достоверно установлено.

Поскольку протоколы этого периода в архиве Московского математического общества уничтожены, то большой интерес вызывают сохранившиеся документы Архива РАН, в особенности стенограммы заседаний сотрудников Коммунистической академии, на которых выступающие рассказывали о произошедших событиях.

Ключевые словаКоммунистическая академия, секция естественных и точных наук, Московское математическое общество, О. Ю. Шмидт, А. А. Максимов, Э. Я. Кольман, С. А. Яновская, Д. Ф. Егоров, А. Я. Хинчин, А. Н. Колмогоров
Получено16.06.2020
Дата публикации20.06.2020
Кол-во символов77296
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1

Новому государству – новую академию

2 Практически сразу после победы Октябрьской революции в 1917 г. новая власть стала выдвигать и претворять в жизнь новые принципы организации науки в пролетарском государстве. Академию наук в Санкт-Петербурге, основанную по инициативе Петра I в 1724 г., она рассматривала как учреждение, связанное с прежним монархическим строем и поэтому подлежащее замене абсолютно новым, революционным учреждением. Несмотря на то что Императорская Санкт-Петербургская академия наук уже в 1917 г. была переименована в Российскую академию наук, отношение к ней советской власти оставалось резко отрицательным – только переименования было недостаточно.
3 Одним из инициаторов создания новой академии стал Михаил Николаевич Покровский (1868–1932), историк по образованию, активный деятель русского революционного движения, член РСДРП с апреля 1905 г. В мае 1918 г. он был назначен заместителем наркома просвещения РСФСР (наркомом в то время был А. В. Луначарский) и оставался на этой должности до конца жизни. В Совнаркоме Покровский отвечал за сферу науки и высшего образования и лично определял политику в этом направлении, ставя во главу угла прежде всего разработку и распространение идей научного социализма и ознакомления с ними широких масс.
4 Идея создания Социалистической академии общественных наук впервые была высказана весной 1918 г. на заседании комиссии по выработке конституции РСФСР. Правительство одобрило предложение об организации академии и предложило Наркомпросу РСФСР доработать представленный инициативной группой проект устава, в соответствии с которым будущая академия в первую очередь должна была представлять собой издательское общество марксистского направления. Со временем к работе академии планировалось привлечь представителей зарубежного марксистского движения, а одной из главных задач должна была стать самостоятельная научно-исследовательская работа в области общественных наук. Еще одной важной задачей виделась организация учебно-просветительной работы с молодежью и «немедленного выяснения, набора и использования русских преподавательских сил»1. Окончательный вариант декрета о создании академии подписали В. И. Ленин и Я. М. Свердлов. 1. Архив Российской академии наук (АРАН). Ф. 350. Оп. 1. Д. 1058. Л. 2.
5 Одновременно с утверждением положения об академии были избраны ее первые действительные члены в количестве 45 чел., а 1 октября 1918 г. состоялось торжественное открытие академии. К 15 октября 1918 г. число ее слушателей достигло 1870 чел., а с октября 1918 и до весны 1919 г. оно колебалось между полутора и двумя тысячами человек. В 1922 г. в составе академии начал свою работу Институт красной профессуры2. 2. Несмотря на то что его выпускники принимали самое активное участие в выполнении поставленных задач и оказывали сильнейшее влияние на научную и учебную жизнь Москвы, Ленинграда и других городов нашей страны, он просуществовал всего лишь десять лет и в 1932 г. вместе с Ассоциацией институтов естествознания Коммунистической академии был ликвидирован.
6 Лидеры Социалистической академии делали все, чтобы покончить со старой академией. Распустить ее они стремились также и потому, что подавляющее большинство академиков было настроено антисоветски. В сложившейся ситуации в 1919 г. Российская академия наук избрала своим вице-президентом Владимира Андреевича Стеклова (1864–1926). Человек левых убеждений, поклонник Н. А. Добролюбова, которому он приходился племянником, и Н. Г. Чернышевского, воинствующий атеист, ненавистник монархии, один из немногих в академии сочувствовавший большевикам и произошедшей революции, Стеклов переломил ситуацию, выведя академию из системы Наркомпроса и поставив ее в прямое подчинение Совнаркому, что укрепило ее статус и финансовое положение. Он сумел добиться для нее положения организации, определяющей научную политику государства и ответственной за реализацию важнейших научно-технических инициатив. В 1921 г. Стеклову удалось создать в рамках академии Физико-математический институт, директором которого он оставался до конца жизни3. Этот институт и университет стали учреждениями, вокруг которых группировалось ленинградское математическое сообщество. 3. Из этого института впоследствии выделился Математический институт им. В. А. Стеклова АН СССР.

Всего подписок: 0, всего просмотров: 317

Оценка читателей: голосов 0

1. Aleksandrov, P. S. (1965) Vstupitel’nyi doklad na torzhestvennom zasedanii Moskovskogo matematicheskogo obshchestva 20 oktiabria 1964 g. [Opening Report at the Ceremonial Meeting of the Moscow Mathematical Society on October 20, 1964], Uspekhi matematicheskikh nauk, vol. 20, no. 3 (123), pp. 4–9.

2. Andreev, A. V. (1993) Ob ogranichennosti politizirovannogo podkhoda v sotsial’noi istorii fiziki (pis’mo A. A. Maksimova v TsK VKP(b) “O politicheskom polozhenii na fizmate MGU”) [On the Limitations of the Politicized Approach in the Social History of Physics (A. A. Maksimov’s Letter “On the Political Situation at the Faculty of Physics and Mathematics of Moscow State University” to the Central Committee of the All-Union Communist Party (Bolsheviks)], Voprosy istorii estestvoznaniia i tekhniki, no. 2, pp. 116–118.

3. Demidov, S. S. (1999) Professor Moskovskogo universiteta D. F. Egorov i imiaslavie v Rossii v pervoi treti XX stoletiia [Professor of Moscow University D. F. Egorov and Name Worshipping in Russia in the First Third of the 20 th Century], Istoriko-matematicheskie issledovaniia, vol. 4 (39), pp. 123–156.

4. Dialektichesky materializm. Marks, Engels, Lenin, Stalin [Dialectical Materialism. Marx, Engels, Lenin, Stalin] (1933). Moskva: Partiinoe izdatel’stvo.

5. Ermolaeva, N. S. (1995) O tak nazyvaemom “Leningradskom matematicheskom fronte” [On the So-Called “Leningrad Mathematical Front”], Voprosy istorii estestvoznaniia i tekhniki, no. 4, pp. 66–74.

6. Ford, Ch. E. (1996) Dmitrii Fiodorovich Egorov: materialy iz arkhiva Moskovskogo universiteta [Dmitry Fedorovich Egorov: Materials from the Moscow University Archive], Istoriko-matematicheskie issledovaniia, vol. 1 (36), no. 2, pp. 146–165.

7. Ford, Ch. E. (1996) Velikii perelom na moskovskom matematicheskom fronte [The Great Breakthrough on the Moscow Mathematical Front], Istoriko-matematicheskie issledovaniia, vol. 3 (38), pp. 74–92.

8. Glivenko, V. I. (1928) Sur la logique de M. Brouwer, Acad é mie royale de Belgique. Bulletins de la classe de sciences, 5e série, vol. 14, pp. 225–228.

9. Glivenko, V. I. (1929) Logika protivorechiia [Logic of Contradiction], in: Likhtenbaum, L. M., Liusternik, A. A., and Ianovskaia, S. A. Kommunisticheskaia akademiia. Sektsiia estestvennykh i tochnykh nauk. Sbornik rabot matematicheskogo razdela [Communist Academy. Section of Natural and Exact Sciences. A Collection of Papers of the Subsection of Mathematics], vol. 1, pp. 100–104.

10. Glivenko, V. I. (1929) Sur quelques points de la Logique de M. Brouwer, Académie royale de Belgique. Bulletins de la classe de sciences, 5e s érie, vol. 15, pp. 183–188.

11. Gödel, K. (1932) Zum intuitionistischen Aussagenkalk ü l, Anzeiger Akademie des Wissenschaften Wien, vol. 69, pp. 65–66.

12. Grekova, I. (2007) Leningradskii universitet v 20-kh godakh [Leningrad University in the 1920s], in: Venttsel’, R. P., and Epshtein, G. L. E. S. Venttsel’ – I. Grekova: k stoletiiu so dnia rozhdeniia [E. S. Venttsel – I. Grekova: In Commemoration of the Centenary of Her Birth]. Moskva: Iunost’, pp. 18–34.

13. Khinchin, A. Ia. (1926) Idei intuitsionizma i bor’ba za predmet v sovremennoi matematike [Ideas of Intuitionism and the Struggle over Subject Matter in Contemporary Mathematics], Vestnik Kommunisticheskoi akademii, vol. 16, pp. 184–192.

14. Koliagin, Iu. M., and Savvina, O. A. (2010) Dmitrii Fiodorovich Egorov. Put’ uchenogo i khristianina [Dmitry Fedorovich Egorov. The Path of a Scientist and a Christian]. Moskva: PSTGU.

15. Kolmogoroff, A. N. (1932) Zur Deutung der intuitionischen Logik, Mathematische Zeitschrift, vol. 35, pp. 58–65.

16. Kolmogorov, A. N. (1925) O printsipe tertium non datur [On the Tertium non Datur Principle], Matematicheskii sbornik, vol. 32, no. 4, pp. 646–667.

17. Mitin, M. (1936) Nekotorye itogi na filosofskom fronte [Some Outcomes on the Philosophical Front], Pod znamenem marksizma, no. 1, p. 25.

18. Stalin, I. V. (2004) Pis’mo V. M. Molotovu (ne ranee 6 avgusta 1930 goda) [Letter to V. M. Molotov (Not Earlier than August 6, 1930)], in: Stalin I. V. Sochineniia [Works]. Tver’: Nauchno-izdatel’skaia kompaniia “Severnaia korona”, vol. 17, pp. 341–342.

19. Tokareva, T. A. (2007) Beloe piatno, ili chernye stranitsy v istorii Moskovskogo matematicheskogo obshchestva [A Blank Spot, or Black Pages in the History of the Moscow Mathematical Society], Istoriko-matematicheskie issledovaniia, vol. 12 (47), pp. 104–124.

20. Za povorot na fronte estestvoznaniia. Diskussiia na zasedaniiakh Prezidiuma Komakademii 23/XII 1930 g. – 6/I 1931 g. [For the Turn on the Front of Natural Science. Discussion at the Meetings of the Communist Academy Presidium 23/12/1930-6/1/1931] (1931). Moskva and Leningrad: Gosudarstvennoe sotsial’no-ekonomicheskoe izdatel’stvo.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх