Mouritsen Н. Politics in the Roman Republic. Cambridge–New York: Cam-bridge University Press, 2017. ХII, 202 p.

 
PIIS032103910013096-8-1
DOI10.31857/S032103910013096-8
Publication type Review
Source material for review Mouritsen Н. Politics in the Roman Republic. Cambridge–New York: Cam-bridge University Press, 2017. ХII, 202 p.
Status Approved
Authors
Affiliation: State Academic University for the Humanities
Address: Russian Federation,
Abstract

 ---

Keywords
Received11.03.2021
Number of characters22337
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 В книге Хенрика Моритсена «Политика в эпоху Римской республики», вышедшей в кембриджской серии «Ключевые темы античной истории», излагаются и развиваются идеи, высказанные автором в его предшествующих трудах, прежде всего монографии о римском плебсе 1. 1. Mouritsen 2001; 2013, 63–82; 2015, 146–163 et al.
2 Как известно, в историографии долгое время доминировало представление о господстве нобилитета в римской политике, споры шли не о роли народа и том, как на практике действовали его собрания2, а о характере и составе factiones и степени замкнутости (или, наоборот, открытости) римской элиты; олигархический характер римской политической системы не ставился под сомнение. Однако в 1980-х годах Ф. Миллар выступил с концепцией римской демократии, согласно которой в действительности в Риме, особенно в 60–50-х годах I в. до н.э., народ играл гораздо более важную роль в политике, нежели принято считать, влияя на нее через трибутные комиции (так как, по мнению ученого, именно их деятельность играла решающую роль), сходки и суды. В 70 г. до н.э. господство сената терпит крах, и на смену ему приходит «политика народа (popular politics)», расцвет которой продолжался до 55 г.3 Эта точка зрения вызвала благосклонный интерес у одних ученых4 и немалые возражения у других. В ходе дискуссии оппоненты Миллара (Э. Флайг, М. Йене, К.-Й. Хёлькескамп и др.)5 усомнились в той важности, которую он придавал трибутным комициям, считая их деятельность скорее символической, но кое в чем восприняли его подход, признав, в частности, что народ оказывал заметное влияние на римскую политику на сходках (contiones)6. 2. Разве что в самой общей форме: Mommsen 1881, 94–95; Syme 1939, 10. Й. Блейкен предложил объяснение упадка народных собраний: Bleicken 1975, 263–285. См. возражения Э. Флайга: Flaig 1995, 85–87.

3. Millar 1984, 1–19; 1986, 1–11; 1989, 138–150; 1995, 91–113; 1998.

4. Особ. см. Lintott 1987, 34–52; North 1990а, 3–21; 1990b, 277–287.

5. В концентрированном виде названных исследователей выражено в сборнике о римской демократии (Jehne 1995), явившемся реакцией на теорию Миллара.

6. Flaig 1995, 93–96; Hölkeskamp 1995, 30; Morstein-Marx 2004 et al. Идея эта восходит еще к Т. Моммзену (Mommsen 1881, 94).
3 Книга Моритсена – новая веха в этих дискуссиях7. Отталкиваясь от построений оппонентов Миллара, исследователь предлагает собственную трактовку политической системы Римской республики. По его словам, центральный тезис работы – опровержение мысли Полибия о том, что Рим обязан успехами своей политической системе, скорее он побеждал вопреки ей (с. 167). Это важно потому, что Миллар опирается во многом именно на построения ахейского историка. Как и многие другие ученые, Моритсен подвергает критике как плод излишнего теоретизирования рассуждения Полибия о римском государственном устройстве8, в котором, по мнению последнего, главное то, что институты не действуют один без другого, служа друг другу противовесами, а главная проблема состоит в моральном развращении правителей. Иной подход у Цицерона. Он, как отмечает Моритсен, отказывается от идеи противостоящих конституционных элементов, которые борются за власть и ресурсы. У него мы наблюдаем платоновский образ несхожих звуков, создающих музыкальную гармонию. Она призвана продемонстрировать согласие римлян, и именно благодаря ему, а не силе и принципам конституции обеспечивается это согласие (concordia). Народ имеет право на libertas, но осуществляет власть по советам опытных людей и делегирует исполнительные функции магистратам, поскольку элита имеет право на лидерство. В законе базовые принципы libertas народа не прописаны, а потому эта система основывается, если судить по Цицерону, исключительно на моральных обязательствах верхов (с. 9–15). 7. Монография состоит из краткого введения (с. 1–5), трех глав («Senatus Populusque Romanus: институты и практики», с. 6–53, «Лидеры и массы в Римской республике», с. 54–104, «Консенсус и соперничество», с. 105–172), заметок о литературе вопроса (с. 173–175), библиографии и указателя.

8. По мнению Моритсена, уподобление консулов царям неправомерно, консулы, вопреки Полибию, не являлись противовесом сенату, и т.д. (с. 10–12).

1. Bleicken, J. 1975: Lex publica. Gesetz und Recht in der romischen Republik. Berlin–New York.

2. Dzino, D. 2002: Annus Mirabilis: 70 BC Re-examined. Ancient History 32, 99–114.

3. Flaig, E. 1995: Entscheidung und Konsens. Zu den Feldern der politischen Kommunikation zwischen Aristokratie und Plebs. In: M. Jehne (Hrsg.). Demokratie in Rom? Die Rolle des Volkes in der Politik der romischen Republik. Stuttgart, 77–127.

4. Flower, H. 2010: Roman Republics. Princeton–Oxford.

5. Holkeskamp, K.-J. Oratoris maxima scaena. Reden vor dem Volk in der politischen Kultur der Republik. In: M. Jehne (Hrsg.). Demokratie in Rom? Die Rolle des Volkes in der Politik der romischen Republik. Stutt-gart, 11–49.

6. Jehne, M. (Hrsg.) 1995: Demokratie in Rom? Die Rolle des Volkes in der Politik der romischen Republik. Stuttgart.

7. Jehne, M. 2020: Die politische Kultur der romischen Republik in der deutschen Forschung. Trivium. 31, 1–17.

8. Lintott, A.W. 1987: Democracy in the Middle Republic. Zeitschrift der Savigny-Stiftung fur Rechtsgeschichte 104, 34–52.

9. Meier, C. 1966: Res publica amissa. Eine Studie zu Verfassung und Geschichte der spaten romischen Republik. Wiesbaden.

10. Millar, F. 1984: The Political Character of the Classical Roman Republic, 200–151 B.C. JRS 74, 1–19.

11. Millar, F. 1986: Politics, Persuasion and the People before the Social War (150–90 B.C.). JRS 76, 1–11.

12. Millar, F. 1995: Popular politics at Rome in the Late Republic. In: I. Malkin, Z. Rubinson (eds.). Leaders and Masses in the Roman World. Studies in Honor of Zvi Yavetz. Leiden, 91–113.

13. Millar, F. 1998: The Crowd in Rome in the Late Republic. Ann Arbor.

14. Mommsen, Th. 1881: Romische Geschichte. Bd II. Berlin.

15. Morstein-Marx, R. 2004: Mass Oratory and Political Power in the Late Roman Republic. Cambridge.

16. Mouritsen, Í. 2001: Plebs and Politics in Late Republican Rome. Cambridge.

17. Mouritsen, Í. 2013. From Meeting to Text: the contio in the late Republic, in: C. Steel, H. Van der Blom (eds.). Community and Communication. Oratory and Politics in Republican Rome. Oxford, 63–82.

18. Mouritsen, Í. 2015: The Incongruence of Power: the Roman Constitution in Theory and Practice’, in: D. Hammer (ed.). A Companion to Greek Democracy and the Roman Republic. Oxford, 146–163.

19. North, J. 1990a: Democratic Politics in Republican Rome. Past and Present 126, 3–21.

20. North, J. 1990b: Politics and Aristocracy in the Roman Republic. Classical Philology 85, 277–287.

21. Robb, Ì.À. 2010: Beyond Populares and Optimates: Political Language in the Late Republic. Stuttgart.

22. Syme, R. 1939: The Roman Revolution. Oxford.

23. Tatum, W.J. 1999: The Patrician Tribune: Publius Clodius Pulcher. Chapel Hill.

Система Orphus

Loading...
Up