U.S. Foreign Policy Interests in Interaction with States of Central Asia

 
PIIS032120680004154-3-1
DOI10.31857/S032120680004154-3
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Senior Researcher
Affiliation: Institute for the U.S. and Canadian Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameUSA & Canada: ekonomika, politika, kultura
EditionIssue 3
Pages38-50
Abstract

In the U.S. foreign policy strategy, the Central Asian region has no first priority. At the same time the motives of American participation in the region are determined by the overall strategic objectives of the United States in Eurasia. Under the Trump administration, U.S. policy in Eurasia is determined by the pragmatic tasks of strengthening regional security, including conducting military operations in Iran and Afghanistan, deterring Russia and China as well as supporting and advancing the Washington sponsored economic and energy projects in the states of Central Asia.

KeywordsUnited States, Russia, CIS, Russian-American relations, Central Asia
Received04.03.2019
Publication date13.03.2019
Number of characters31596
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

Среднеазиатские государства как часть региона Центральной Азии

 

На протяжении последней четверти века американские президенты как республиканцы, так и демократы, при формировании политики в отношении центральноазиатских государств приходили к пониманию необходимости сохранения региона в контуре политики США, обеспечению региональной безопасности, препятствию возникновения региональных конфликтов. Одну из угроз, способную привести к возникновению конфликта, США видят, с одной стороны, в формировании вакуума власти в регионе, а с другой – в попытках России и Китая заполнить этот вакуум. Задача обеспечить интересы США путём, в частности, налаживания тесных связей постсоветских государств Средней Азии с Афганистаном, а также сдерживания радикального исламизма и противодействия влиянию России и Китая в регионе, требует от Вашингтона поиска новых внешнеполитических решений.

2 США рассматривают взаимодействие с государствами Средней Азии как важный элемент своей стратегии в регионе и политики в отношении Афганистана, целью которой является «создание мирного, стабильного и процветающего Афганистана». Это подтверждается «Стратегией национальной безопасности-2018» , в которой государствам Средней Азии отводится довольно значительная, хотя и второстепенная роль партнёров. Показательно, что США рассматривают комплексное взаимодействие государств Средней Азией со странами, составляющими Центральноазиатский регион [Шенин С.Ю. 2017; Гегелашвили Н.А., Модникова И.В. 2018].
3

Приоритетами политики обозначены: борьба с террористическими угрозами, которые влияют на безопасность США и их союзников, предотвращение трансграничных террористических угроз, которые влекут за собой военную и ядерную напряжённость, предотвращение попадания в руки террористов ядерного оружия и технологий его получения, а также его распространения. Основными задачами во взаимодействии с государствами Средней Азии США видят необходимость поддерживать их сопротивление влиянию противоборствующих региональных держав и не допустить превращение этих государств в прибежище для «джихадистов». Администрацией Д. Трампа признаётся необходимость взаимодействия с государствами Средней Азии в целях обеспечения для США гарантий доступа в регион и поддержки борьбы с терроризмом1.

1. The National Security Strategy. Available at: >>> (accessed 20.10.2018).
4 Средняя Азия, обладающая по мнению администрации Д. Трампа, серьёзным экономическим потенциалом, может оказать существенную помощь в интеграции Афганистана в экономику региона Центральной Азии.
5 Фредерик Старр, американский эксперт по России и Евразии, президент американского Института Центральной Азии и Кавказа, выступая на слушаниях в Комитете Палаты представителей по внешней политике, заявил, что с конца 2017 г. весь этот регион вступил в период динамичных и фундаментальных изменений, которые всё ещё набирают обороты. Большинство из этих главных изменений носят фундаментальный и позитивный характер, причём в основе этих изменений, считает Ф. Старр, было избрание Шавката Мирзиёева президентом Республики Узбекистан, который начал проводить многовекторную кампанию по реформированию экономики, правовой сферы, политической системы.

Number of purchasers: 2, views: 829

Readers community rating: votes 0

1. Anashkina E.B., 2018. Podkhody administratsii D. Trampa k gosudarstvam postsovetskogo prostranstva // SShA i Kanada, № 3. S. 52-62;

2. Gegelashvili N.A., Modnikova I.V. 2018. Politika administratsii D. Trampa v otnoshenii Tsentral'noj Azii// Rossiya i Amerika v XXI veke [ehlektronnyj zhurnal], Vyp.2. Available at: (https://rusus.jes.su/s207054760000021-0-1).

3. Shenin S.Yu. 2017. Tekuschaya politika SShA v tsentral'noj Azii: gruppy interesov i vozmozhnosti dlya konsensusa // SShA i Kanada, № 12. S.76-95.

Система Orphus

Loading...
Up