Realism and “Formal” Sociology: a New Reassembly of the Social (reflecting on a book of I.A. Shmerlina)

 
PIIS013216250025457-5-1
DOI10.31857/S013216250025457-5
Publication type Review
Status Published
Authors
Occupation: Prof. of the Department of Sociology, MGIMO University; Senior Researcher, Institute of Sociology of FCTAS RAS
Affiliation:
MGIMO University
Institute of Sociology of FCTAS RAS
Address: Moscow, Russia
Journal nameSotsiologicheskie issledovaniya
EditionIssue 4
Pages163-169
Abstract

A theoretical inquiry into the ideas proposed by Irina A.Shmerlina in her new book “The Sociology of Social Forms: Reassembling the Theory” (2022) is provided.The author of the book pursues theoretical reframing the sociological tradition based on elaborating the category of "social form".This perspective has no accredited paradigmatic status as a whole, but by reviving and reassembling theoretical contribution of G. Simmel, F. Tönnies, H. Freyer, G. Gurvitch, R. Bhaskar and others, Irina A. Shmerlina reveals the promising heuristic potential of “formal” sociology in explaining the nature of the social. Grounded on the methodology of critical realism and research in the field of sociobiology, the book develops a comprehensive view on the structural organization of social life, thus attempting at resolving the classical sociological antinomies "society-individual", "structure-agency", "macro-micro".

Keywordssocial form, realism, formal sociology, social theory, the social
Received02.05.2023
Publication date12.07.2023
Number of characters18771
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
1 Со времен Демокрита с его идеей атомов как материальных (прото)форм бытия стремление человеческого гения к поиску универсальных и примордиальных концептов, объясняющих происхождение всех вещей, видимых и невидимых, на протяжении тысячелетий неумолимо воспроизводит дискурс эссенциализма, требующий обоснования неизменных первородных сущностей или их качеств. Уже Аристотель, переворачивая материальный эссенциализм Демокрита, противопоставляет материю форме, сделав последнюю имманентным источником «чтойности» (субстанции) бытия и подлинным предметом метафизики и каузального анализа. Но и в демокритовской, и в аристотелевской версиях эссенциализм закрепляется в последующем развитии науки как главная цель познания – либо через идею первоэлементов, либо через поиск причинных законов, «природы», «подлинной реальности», «чистых типов» или даже конечных причин. Однако если в естественных науках и даже в теологии такая ориентация познавательного интереса вполне закономерна в виду признаваемой нетранзитивности (онтологической автохтонности) объекта познания, то в контексте социальности эссенциалистская научность сразу сталкивается с проблемой субъекта, а значит и гносеологическим проклятием транзитивности (релятивности) познаваемого.
2 Новая книга И.А. Шмерлиной является еще одним свидетельством того, что проблема научности знания в области социологической теории до сих пор остается напряженной эпистемической дилеммой, т.к. вопрос онтологии explanandum’a здесь каждый раз упирается в герменевтические апории. Как с самого начала утверждает автор, имеющиеся в социологии и субъективистские, и объективистские парадигмы, решая главный онтологический вопрос, дают неудовлетворительные ответы на то, что считать реальным объектом познания – человека или общество. Имея в названии скрытую аллюзию на работу Б. Латура «Пересборка социального: ведение в акторно-сетевую теорию» (2005) [2020], автор ставит столь же амбициозную задачу реконцептуализировать эпистемологические основания социологического мышления, но в отличие от Латура не трансформировать их в радикально иную теоретическую плоскость, а скорее воссоздать утраченную целостность социологической теории как дискурса о реализме социального.
3 Неудовлетворенность неизбывным антиномическим характером базового для социологии нарратива, противопоставляющим структуру участию, разрешается автором, возможно, излишне лапидарной констатацией «психологического вырождения» субъект-ориентированных стратегий, не вовлекающих внесубъектные категории анализа. Какие именно теории и подходы здесь имеются в виду, специально не оговаривается, но с учетом текста подготовленной автором докторской диссертации именно они провозглашаются сегодня господствующими в социологии. Однако, сам этот тезис, если за ним скрывается спектр конструктивистских и прагматистских идей, так или иначе подчеркивающих рефлексивный или автономный характер акторного и корпорального участия, может быть оспорен в виду большой разнородности таких концепций (см.: [Лок, Стронг, 2021]). Так или иначе, выбор в пользу социологии социальных форм видится Шмерлиной как оправданный и эпистемологически единственно возможный горизонт имплементации проекта каузального объяснения социального с учетом того, что данное направление «в целом не реализовало свой теоретический потенциал и осталось на периферии социально-научной мысли» (с.7)1. Последующие главы разделы книги разворачивают перед нами широкую картину эвристически богатых и одновременно метонимически ускользающих интерпретаций социальных форм и попытку реконструкции формальной социологии в истории науки на основе собственных авторских обобщений и выводов, несомненно заслуживающих пристального внимания специалистов в области социальной и социологической теории. 1. Ссылки на рецензируемую книгу приводятся далее в круглых скобках.

Price publication: 100

Number of purchasers: 0, views: 204

Readers community rating: votes 0

1. Bhaskar R. (1991) Societies (from Bhaskar R. (1979) The Possibility of Naturalism (ch.2). Brighton: Harvester Press). Sotsio-Logos. Moscow: Progress: 219–240. (In Russ.)

2. Bhaskar R. (2008) A Realist Theory of Science. London, New York: Routledge.

3. Dojdev D.V. (1996) Basis for the Protection of Possession in Roman Law. Moscow: IGP RAN. (In Russ.)

4. Fligstein N., McAdam D. (2022) A Theory of Fields. Moscow: GU VSHE. (In Russ.)

5. Giddens A. (2004) The Transformation of Intimacy: Sexuality, Love and Eroticism in Modern Societies. St. Petersburg: Piter. (In Russ.)

6. Hölldobler B.E., Wilson O. (2008) The Superorganism: The Beauty, Elegance, and Strangeness of Insect Societies. New York: W.W. Norton & Co.

7. Hughes E.C. (2009) Bastard Institutions (from Hughes E.C. (1971) The Sociological Eye: Selected Papers. N.Y.: Routledge. P. 98–105). Lichnost. Kultura. Obschestvo [Personality. Culture. Society]. Vol. XI. Iss. 3. No. 50–51: 55–62. (In Russ.)

8. Ionin L.G. (2004) Sociology of Culture. 4th ed. Moscow: VSHE. (In Russ.)

9. Latour B. (2014) Reassembling the Social: An Introduction to Actor-Network-Theory. Moscow: VSHE. (In Russ.)

10. Lock A., Strong T. (2021) Social Constructionism: Sources and Stirrings in Theory and Practice. Moscow: VCIOM. (In Russ.)

11. Marx K. (1968) Forms which Precede Capitalist Production. In: Marx K., Engels F. Works. Moscow: Politizdat. Vol. 46. P. 1: 461–508. (In Russ.)

12. Marx K., Engels F. (1955) The German Ideology. In: Marx K., Engels F. Works. Moscow: Politizdat. Vol. 3: 7–544. (In Russ.)

13. McCall G.J., McCall M.M., Denzin N.K. et al. (2010 (1970)) Friendship as a Social Institution. London, New York: Routledge.

14. Popper K.R. (2008) Knowledge and the Body-Mind Problem. Moscow: LKI. (In Russ.)

15. Rickert H. (1998) Die Philosophie des Lebens. Kyiv: Nika-Centr, Vist-S. (In Russ.)

16. Shmerlina I.A. (2013) Biological Facets of Sociality: Essays on the Natural Prerequisites of Human Social Behavior. Moscow: LIBROKOM. (In Russ.)

17. Shmerlina I.A. (2016) Corruption as a Diffuse Institute. Sovremennyie issledovaniya sotsialnyih problem [Modern studies of social problems (e-journal)]. No. 11(67): 248–277. DOI: 10.12731/2218-7405-2016-11-248-277. (In Russ.)

18. Shmerlina I.A. (2022) Sociology of Social Forms: Reassembling the Theory. Moscow: FNISTS RAN. (In Russ.)

19. Tarde G. (2016) Monadologie et sociologie. Moscow: Gile Press. (In Russ.)

Система Orphus

Loading...
Up