About University Autonomy in Institutional Execution

 
PIIS013216250020079-9-1
DOI10.31857/S013216250020079-9
Publication type Review
Status Published
Authors
Occupation: Head of the Center for Sociology of Education and Science; Professor of the Department of Philosophy, Sociology, Political Science named after G.S. Arefieva
Affiliation:
Institute of Sociology of FCTAS RAS
National Research University "Moscow Power Engineering Institute"
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameSotsiologicheskie issledovaniya
EditionIssue 6
Pages152-157
Abstract

The principle of university autonomy and academic freedom laid down by Wilhelm von Humboldt, one of the founders of modern higher education in Europe, does not just take root in Russian higher education. The state (federal) administration, which we called “institutional execution”, determines the main forms of university activity. Nevertheless, the entry into the Bologna process (USE, GIFO, educational loans, etc.), the successful implementation of the 5-100 and 2030 megaprojects allow us to talk about the sustainable development of higher professional education. The issue of access to quality education and overcoming inequalities is discussed.

Keywordsrussian universities, higher professional education, access to quality education, public policy
Received26.06.2022
Publication date28.06.2022
Number of characters18010
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
1 Вышла в свет современная энциклопедия российского высшего профессионального образования (ВПО) и его важнейших институтов – университетов и вузов [Кузьминов, Юдкевич, 2022]1. Очень подробно, со знанием дела (у обоих авторов за плечами многолетний опыт создания и развития успешного крупного университета) в книге рассмотрен самый широкий круг вопросов, связанных с современной высшей школой. Авторы продемонстрировали «каким образом социально-экономический контекст влияет на институты высшего образования: их устройство, функционирование и результаты», что «понять национальную систему высшего образования можно только в сравнительной перспективе, рассматривая ее как часть глобальной системы производства знаний» (с. 611). Это очень важный и существенный методологический подход, который выгодно отличается от редких иных работ по данной проблематике. 1. Далее ссылки на рецензируемую книгу даются в круглых скобках.
2 Основной «герой» книги – это государство. Оно открывает и закрывает университеты, ранжирует их на лидеров, середнячков и отстающих, определяет размер и механизмы финансирования и утверждает выбираемых ректоров. Российское государство, а точнее правительство федерального уровня – главный актор, бенефициар, стейкхолдер ВПО. Оно задает правила игры на рынке образовательных услуг, определяет допустимую степень университетской автономии и академических свобод, иногда делает некоторые либеральные «послабления» в секторе негосударственного (частного) образования. Через систему высшего образования государство воспроизводит и трансформирует в желательном для него направлении социальную структуру общества, явно или неявно реализует основополагающие ценности и ключевые принципы организации образовательных систем – элитаризм, эгалитаризм или меритократию.
3 В нескольких разделах книги подробно рассматривается история становления российской высшей школы и ее переход в современность. Этот период охватывает последнее столетие – от рабфаков и квотирования набора учащихся (в том числе по классово-сословному и национальному признакам) до революционных по своей сути болонских преобразований и мегапроектов типа «5-100» или «2030». Так, в соответствующей главе, посвященной радикальной трансформации системы образования в 1920–1930-х гг., авторы обстоятельно разбирают как государство стремилось целенаправленно пополнить ряды научно-технической и творческой интеллигенции из числа молодежи путем создания особых образовательных траекторий и тем самым усиливая неравенство в доступности образования. Процесс оказался непростым, поскольку встречал скрытое сопротивление со стороны старших преподавателей и профессоров. Да и подготовка у выходцев из рабоче-крестьянских слоев оставляла желать много лучшего. Такая постепенная «ротация» кадров в нужном направлении имела еще одну важную особенность. Молодые дипломированные специалисты «из низов» наряду со своим карьерным ростом входили в зону повышенного риска: «красные директора», «красные профессора», да и просто «красные специалисты» были на виду, а иммунитета от ГПУ-НКВД у них, как оказалось, было не больше, чем у выпускников императорских университетов и политехникумов [Андреев, 2008: 260–269]. В книге между делом упоминается ректор Московского университета в 1925–1928 гг. А.Я. Вышинский, в последствии прокурор СССР и главный обвинитель в политических процессах 1930-х гг., как он, будучи руководителем главного управления народного образования, возглавлял кампанию по избавлению от неугодных преподавателей университетского сообщества (с. 75).

Price publication: 100

Number of purchasers: 0, views: 442

Readers community rating: votes 0

1. Andreev A.L. (2008) Russian Education: Socio-Historical Contexts. Moscow: Nauka, 2008. (In Russ.).

2. Zborovsky G.E., Ambarova P.A. (2020) Educational failure of pupils and students as a social phenomenon: research methodology. Vysshee obrazovanie v Rossi [Higher education in Russia], Vol. 29. No. 5: 34-44. (In Russ.).

3. Konstantinovsky D.L. (2008) Inequality and education. The experience of sociological studies of the life start of Russian youth (1960s - early 2000s). Moscow: TsSP. (In Russ.).

4. Kuzminov Ya.I., Yudkevich M.M. (2022) Universities in Russia: how it works. Moscow: NRU-HSE Publishing House. (In Russ.).

5. Shubkin V.N. (1970) Sociological experiments. Moscow: Thought. (In Russ.).

6. Korsgaard O. (1997) Kampen om Lyset. Dansk voksenoplysning gennem 500 ar. Guldendal, Cobenhavn. (In Danish).

Система Orphus

Loading...
Up