Религиозность, этноконфессиональная идентичность и проблемы межэтнического согласия

 
Код статьиS013216250004006-9-1
DOI10.31857/S013216250004006-9
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Институт социологии ФНИСЦ РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаСоциологические исследования
ВыпускНомер 2
Страницы49-58
Аннотация

Статья посвящена оценке роли религиозности, понимаемой как вера, идентичность и поведение, в межнациональных отношениях на православно-исламском пограничье. На основе опроса 2017 г. в Башкортостане установлено, что религиозность вне зависимости от конкретной конфессиональной принадлежности позитивно влияет на межэтнические отношения и способствует межэтнической толерантности. Переживание тесной связи с единоверцами является фактором, формирующим культуру доверия. В отличие от верующих, неверующие, напротив, в меньшей степени склонны принимать людей иной национальности в сфере формальных и тесных неформальных отношений, а также меньше доверяют представителям иных этнических и конфессиональных групп. Делается вывод, что наиболее распространенные среди жителей республики элементы религиозного поведения обеспечивают поддержание социальных связей и вследствие этого оказываются действенным ресурсом межэтнического согласия.

Ключевые словарелигиозность, межэтнические установки, этноконфессиональная идентичность, религиозная идентичность, межэтнические отношения, этническая толерантность
Источник финансированияСтатья подготовлена при поддержке РНФ, проект № 14-18-01963П.
Получено20.03.2019
Дата публикации20.03.2019
Кол-во символов24505
Цитировать   Скачать pdf Для скачивания PDF необходимо авторизоваться
1

Постановка исследовательской задачи и определение ключевых понятий.

2 В условиях социально-политической нестабильности и дефицита гражданских структур 1990-х гг. религиозность и этничность стали для россиян основой формирования новых макроидентичностей. Сегодня 85% наших соотечественников считают себя верующими1, произошло признание религии на государственном уровне, ее вклада в поддержание традиционных ценностей и нравственного единства. Между тем значимость массовой религиозности не ограничивается исключительно функциями социальной консолидации. В постсоветский период она превратилась в активный элемент этнического самоопределения и политического позиционирования. Дискуссии в публичном пространстве о роли религии (в первую очередь православия и ислама) в сохранении традиционных ценностей народов России и обсуждение религиозных мотиваций политических действий, религиозных источников терроризма и экстремизма побуждают человека к самоопределению в этнических и религиозных категориях. Как социальное явление этноконфессиональная идентичность формируется под влиянием религиозного фактора в процессе социальных и межэтнических взаимодействий. Она является одной из форм этнической идентичности и возникает, когда религиозность становится значимым маркером этнического самоопределения. Именно поэтому она обладает большим потенциалом социальной регуляции в сфере межэтнических отношений. 1. Данные 24 волны «Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения» НИУ ВШЭ (RLMS–HSE), проводимого Национальным исследовательским университетом «Высшая школа экономики» и ЗАО «Демоскоп» при участии Центра народонаселения Университета Северной Каролины в Чапел Хилле и Института социологии ФНИСЦ РАН. URL: >>>> >>>> (дата обращения: 10.05.2018).
3 Изучение этноконфессиональной идентичности продуктивно с позиций теории межгрупповых отношений и «воображаемого сообщества», теории этнических границ (Ф. Барт) и социальной дистанции. Исследования К. Лича с соавторами показали, что любая ингрупповая идентичность включает в себя пять элементов: 1) значимость для человека (выраженность идентичности); 2) восприятие внутригрупповой гомогенности (насколько однородной видится группа ее членами); 3) приверженность группе и готовность разделять ее ценности и цели (групповая сплоченность); 4) позитивные эмоции, связанные с членством в группе (удовлетворенность членством); 5) готовность членов группы разделять общую судьбу и воспринимать друг друга как похожих людей (самостереотипизация). Тестирование этих элементов на российской выборке показало их культурную универсальность [Агадуллина, Ловаков, 2013], а опросы российских буддистов [Шорохова, Хухлаев, 2016] и мусульман подтвердили исследовательский потенциал данной модели идентичности.
4 Г. Тэджфел и Дж. Тёрнер показали, что социальная идентичность, в том числе и этническая, формируется у человека в результате восприятия себя членом какой-либо социальной группы (реальной и/или категориальной) и ее положительной оценки [Tajfel, Turner, 1986]. Соответственно, этнические границы, очерчивающие группу, являются социальными границами, поскольку создаются людьми, а собственно этничность оказывается формой социальной организации культурных различий. При этом в расчет принимаются не все этнокультурные характеристики, а лишь те, которые признаются актуальными и значимыми. Субъективное восприятие этих границ и меры близости между этническими (этноконфессиональными) общностями определяют культурную дистанцию между ними. Преодолению этнических границ и уменьшению культурной дистанции способствует доверие людей друг другу – обобщенное, межличностное, межгрупповое (в том числе межэтническое и межконфессиональное). Оно помогает поддерживать терпимое отношение к многокультурности и в таком качестве близко к толерантности, понимаемой как «моральный идеал» [Николсон, 2001; Штомпка, 2014; Рыжова, 2017].

Цена публикации: 0

Всего подписок: 2, всего просмотров: 2196

Оценка читателей: голосов 0

1. Агадуллина Е.Р., Ловаков А.В. Модель измерения ингрупповой идентификации: проверка на российской выборке // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2013. Т. 10. № 4. С. 143–157.

2. Мукомель В.И., Рыжова С.В. Доверие и недоверие в межнациональных отношениях // Социологические исследования. 2017. № 1. С. 37–46.

3. Николсон П. Толерантность как моральный идеал // Толерантность. Вестник Уральского межрегионального института общественных отношений. 2001. № 1. С. 129–146.

4. Рыжова С.В. Религиозность в контексте культуры доверия // Социологический журнал. 2017. № 3. С. 44–63.

5. Шорохова В.А., Хухлаев О.Е., Дагбаева С.Б. Взаимосвязь ценностей и религиозной идентичности у школьников буддистского вероисповедания // Культурно-историческая психология. 2016. Т. 12. № 1. С. 66–75.

6. Штомпка П. Доверие – основа общества. М.: Логос, 2014.

7. Tajfel H., Turner J. The Social Identity Theory of Intergroup Behavior // Worchel S., Austin V.G. (eds) Psychology of Intergroup Relations. Chicago: Nelson-Hall, 1986. P. 7–24.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх