Гоголевская пародия на жанр повести (“Коляска”)

 
Код статьиS241377150015619-3-1
DOI10.31857/S241377150015619-3
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: ведущий научный сотрудник Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН
Аффилиация: Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
Название журналаИзвестия Российской академии наук. Серия литературы и языка
ВыпускТом 80 Номер 3
Страницы5-23
Аннотация

“Коляска” – пародия на самый популярный в 1830-е годы жанр повести и состоит из комических стилизаций типичных и расхожих компонентов нравоописательного повествования о губернской или уездной жизни в России, из узнаваемых литературных примет провинциальной глуши, нравов помещиков, привычек и развлечений провинциалов и расквартированных полковых офицеров. Пародируются также фабульно-композиционные стереотипы, речевые шаблоны повествователей-рассказчиков. Но пародийный уровень литературной шутки Гоголя подчинен целостному комическому образу, самостоятельному литературному сюжету, в основе которого – простодушный повествователь, литературный дилетант с “недостатком воображения”, как у пушкинского Белкина, подражатель, то и дело нарушающий фабульную логику своего рассказа. Литературное пародирование было распространено, но Гоголь несомненно следовал за автором “Повестей Белкина” и “Графа Нулина”, видя в последнем не только сатирический взгляд на “мелкий случай”, но и “значительность” “живой картины”.

Ключевые словаГоголь, “Коляска”, литературная пародия, жанр повести, повествователь, автопародирование, Пушкин
Получено27.06.2021
Дата публикации27.06.2021
Кол-во символов64823
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Повесть Гоголя “Коляска” лишь по внешним признакам принадлежит к бытописанию, а при ближайшем рассмотрении оказывается пародией на жанр повести – самый популярный жанр в первой половине 1830-х годов.1 Первым ее читателям, во всяком случае – Пушкину, чуткому к малейшему заболачиванию литературного потока формализацией жанровых признаков, это, судя по всему, было очевидно. Хорошо известно, что он, прочтя “Коляску”, написал в начале октября 1835 г. из Михайловского П.А. Плетневу: “Спасибо, великое спасибо Гоголю за его Коляску, в ней альманак далеко может уехать” [3, c. 160]. Прижизненная и последующая критика неизменно подчеркивала, что повесть – замечательная шутка2, но стояло ли за этим определением понимание пародирующего шаблоны гоголевского литературного остроумия или только оценка комической подачи описания нравов, неизвестно. Не пародийность сама по себе, разумеется, широко распространенная в литературном мышлении пушкинского времени, а сочетание пародирования с воссозданием цельного образа провинциальной жизни, как мы полагаем, вызвало приведенный выше отзыв Пушкина – автора “Повестей Белкина” и “Графа Нулина”. Характерно, что и в дальнейшем именно художники слова, в отличие от более или менее снисходительной позиции критиков, давали “Коляске” высочайшую оценку (Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов). 1. В 1832 г. Н.И. Надеждин в рецензии на новые повести отечественных авторов (в том числе вторую книжку гоголевских “Вечеров на хуторе близ Диканьки”) задался вопросом, отчего этот жанр стал так популярен “в современных европейских литературах” и набирает все большую популярность в России [1], а уже в 1835 г. общая литературная ситуация была описана Белинским как “деспотическое” “владычество” жанра повести, которая “как будто вытеснила самый роман” и без которой не обходился практически ни один номер журнала и очень редкий альманах [2, с. 415].

2. Ср. мнение Белинского: «“Коляска” есть не что иное как шутка, хотя и мастерская в высочайшей степени» [4, с. 170].
2 Первый научный комментарий к “Коляске” писался Н.С. Тихонравовым в конце 1880-х годов, когда жанровый литературный контекст первой половины 1830-х годов воспринимался, по преимуществу, в общей стилевой типологии – нравоописательного, романтического, “натурального” толка. И реалистичность повествовательного сюжета гоголевской повести Тихонравов подчеркнул предположением о том, что в его основе “лежит рассказ об истинном происшествии”, изложенном в воспоминаниях графа В.А. Соллогуба3, с которым Гоголь познакомился в 1832 г. [6, с. 621]. В дальнейшем повесть комментировалась с опорой на это предположение, поддержанное комментаторами академического издания дополнительными аргументами – об “охотном” использовании Гоголем анекдотов в своих замыслах и о “личном сближении Гоголя с В. Соллогубом в тот период” [7, т. 3, с. 695]. 3. Соллогуб, рассказывая о своем тесте, графе М.Ю. Виельгорском, писал: “Он был рассеянности баснословной; однажды, пригласив к себе на огромный обед весь находившийся в то время в Петербурге дипломатический корпус, он совершенно позабыл об этом и отправился обедать в клуб; возвратясь, по обыкновению, очень поздно домой, он узнал о своей оплошности и на другой день отправился, разумеется, извиняться перед своими озадаченными гостями, которые накануне в звездах и лентах явились в назначенный час и никого не застали дома” [5, с. 436].
3 Однако предположение Тихонравова следует отнести, вместе с аргументами последующих комментаторов, к неосновательным. Данных о каком бы то ни было “сближении” с Гоголем Соллогуба, по возвращении после Дерпта в Петербург ведущего светский образ жизни, нет, в том числе в мемуарах самого графа. Да и с Виельгорским Соллогуб сблизился позднее, когда, будучи частым гостем в доме графа, женихом, а после зятем, и получил повод и возможность оценить характер Михаила Юрьевича и, в частности, его рассеянность4. Примечательно, что П.А. Вяземский, хорошо знавший Виельгорского еще с 1820-х годов, упоминал о “рассеяниях” графа, но ничего подобного рассказу Соллогуба не занес в свою, полную анекдотический историй, записную книжку. Предположению Тихонравова противоречит и то, что сам гоголевский замысел повести возник во время поездки на родину и очевидным образом был связан с впечатлениями от русской провинции, что история о забытом хозяином приглашении на обед не является основной в фабуле и анекдотических событий в повести больше. Наконец, самым серьезным образом этому противоречит пародийность повести. 4. Характеристику Виельгорского Соллогуб включает в четвертую главу воспоминаний, посвященную 1840-м годам, когда и с Гоголем общение мемуариста было частым [5, с. 441].

Всего подписок: 0, всего просмотров: 77

Оценка читателей: голосов 0

1. Летописи отечественной литературы // Телескоп. 1832. Ч. XI. № 17. С. 97–108.

2. Белинский В.Г. О русской повести и повестях г. Гоголя (“Арабески” и “Миргород”) // Телескоп. 1835. Ч. 26. № 7. С. 392–417.

3. Переписка А.С. Пушкина: В 2 т. Т. 2. М.: Худож. лит., 1982. 575 с.

4. Белинский В.Г. Несколько слов о Современнике // Молва. 1836. Ч. XI. № 7. С. 167–178.

5. Соллогуб В.А. Повести. Воспоминания. Л.: Худож. лит., 1988. 717 с.

6. Гоголь Н.В. Сочинения / Под ред. Н.С. Тихонравова. 10-е изд. М.: Наследники братьев Салаевых, 1889. Т. 2. 816 с.

7. Гоголь Н.В. Полн. собр. сочинений: В 14 т. [М.; Л.]: Изд-во АН СССР, 1937–1952.

8. Золотусский И.П. Поэзия прозы. Статьи о Гоголе. М.: Сов. писатель, 1987. 240 с.

9. Кривонос В.Ш. О множественности смысловых планов в “Коляске” Гоголя // Известия РАН. Серия литературы и языка. 1998. Т. 57. № 1. С. 9–17.

10. Падерина Е.Г. “Фигура фикции” как жанрообразующий элемент “Коляски” Гоголя // Жанрово-стилевое единство художественного произведения. Новосибирск: Новосибирской гос. педагогич. ун-т, 1989. С. 45–51.

11. Новиков А.Е. Повесть Гоголя “Коляска” в контексте литературной полемики середины 30-х голов XIX века // Русская литература. 1991. № 3. С. 92–101.

12. Кривонос В.Ш. Самопародия у Гоголя // Известия АН. Серия литературы и языка. 1993. Т. 52. № 1. С. 25–34.

13. Эгоизм. Русская быль // Телескоп. 1833. Ч. 16. № 14. С. 169–186; № 16. С. 487–510 (подпись: М.).

14. Загоскин М. Вечер на Хопре // Библиотека для чтения. 1834. Т. 3. С. 61–180.

15. Булгарин Ф.В. Иван Выжигин: Нравственно-сатирический роман. Ч. 1–4. СПб.: Тип. А. Смирдина, 1830. 240+ 227+ 196+ 228 с.

16. Вельтман А.Ф.. Странник. Ч. 1. М.: Тип. С. Селивановского, 1831. 141 с.

17. Пересмешник. Красоты барона Брамбеуса // Литературные прибавления к Русскому инвалиду. 1835. № 50. С. 394–399.

18. Шаховской А.А. Комедии. Стихотворения. Л.: Сов. писатель, 1961. 828 с. (Б-ка поэта, бс. Изд. 2-е).

19. Мартос П. Повесть без заглавия // Литературные прибавления к Русскому инвалиду. 1835. № 79. С. 625–628.

20. Шидловский А.В. Пригожая казначейша. Сцены уездного города // Библиотека для чтения. 1835. Т. 9. С. 127–147.

21. Виноградов В.В. Стиль “Пиковой дамы” // Виноградов В.В. О языке художественной прозы. М.: Наука, 1980. С. 176–239.

22. Лотман Ю.М. “Пиковая дама” и тема карт и карточной игры в русской литературе начала XIX века // Лотман Ю.М. Пушкин. СПб.: Искусство-СПб, 1997. 875 с.

23. Манн Ю.В. Поэтика Гоголя. 2-е изд., доп. М.: Худож. лит., 1988. 412 с.

24. Дурылин С.Н. От “Владимира третьей степени” к “Ревизору” (Из истории драматургии Н.В. Гоголя) // Ежегодник Института истории искусств. 1953. Театр. М.: Изд-во АН СССР, 1953. С. 164–239.

25. Падерина Е.Г. Пародийный провинциальный сюжет в прозе (“Коляска”) и комедии (“Игроки”) // Восток–Запад: пространство локального текста в литературе и фольклоре. Сб. научных статей к 70-летию профессора А.Х. Гольденберга. Волгоград: Научное изд-во ВГСПУ “Перемена”, 2019. С. 87–94.

26. Вацуро В.Э. Пушкин и проблемы бытописания в начале 1830-х годов// Пушкин. Исследования и материалы. Т. VI. Л., 1969. С. 150–170.

27. Русская провинция: Миф – текст – реальность. М.; СПб.: Тема, 2000. 491 с.

28. Ложные слухи (Повесть в трех картинах) // Литературные прибавления к Русскому инвалиду. 1835. № 1. С. 117–119 (подпись: К.).

29. Барон Брамбеус . Вся женская жизнь в нескольких часах. Повесть, исполненная философии // Библиотека для чтения. 1834. Т. 1. С. 33–114.

30. Нарежный В.Т. Сочинения: В 2 т. М.: Худож. лит., 1983. Т. 1. 623 с.

31. Зингерман Б. Образ русской провинции в творчестве Гоголя (Цитаты и комментарии) // Мир русской провинции. СПб.: Дмитрий Буланин, 1997. С. 6–35.

32. Манн Ю.В. “Повесть разнообразится чрезвычайно…” // Гоголь Н.В. Повести. Воспоминания современников. М.: Правда, 1989. С. 5–18.

33. Северная пчела. 1830. № 5. 11 января.

34. Гиппиус В.В. Творческий путь Гоголя // Гиппиус В.В. От Пушкина до Блока. М., Л.: Наука, 1966. С. 46–200.

35. Курганов Е. Анекдот как жанр русской словесности. М.: ArsisBooks, 2014. 264 с.

36. Кривонос В.Ш. “Тамбовская казначейша” М.Ю. Лермонтова и “Коляска” Н.В. Гоголя // Новый филологический вестник. 2009. № 1(8). С. 81–92.

37. Виноградов В.В. Поэтика русской литературы. М.: Наука, 1976. 511 с.

38. Гуковский Г.А. Реализм Гоголя. М.: Гос. изд-во худож. лит., 1959. 531 с.

39. Дмитриева Е.Е. Стернианская традиция и романтическая ирония в “Вечерах на хуторе близ Диканьки” // Известия РАН. Сер. литературы и языка. 1992. № 3. С. 18–28.

40. Ревизор. Комедия в 5-ти действиях. Соч. Н. Гоголя… // Русский Вестник. 1842. Т. V. № 1. Отд. III. “Критика”. С. 60–62; без подписи.

41. Гиппиус В. Гоголь. Л.: Мысль, 1924. 237 с.

42. Машинский С.И. Художественный мир Гоголя. 2-е изд. М.: Просвещение, 1979. 432 с.

43. Янушкевич А.С. Философия и поэтика гоголевского Всемира // Феномен Гоголя. СПб.: Петрополис, 2011. С. 33–49.

44. Гоголь Н.В. Переписка: В 2 т. М.: Худож. лит., 1988. Т. 2. 527 с.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх