M. Zivanovic. And the Cross and the Pentacle. Russian Burial Complexes in Yugoslavia in the 20th Century. Belgrade, The Institute for recent history of Serbia, 2020. 568 p.

 
PIIS0869544X0026717-1-1
DOI10.31857/S0869544X0026717-1
Publication type Review
Status Published
Authors
Occupation: Lead Researcher
Affiliation: Institute of Slavic Studies RAS
Address: Moscow, Leninsky Prospect, 32A, Moscow, Russia, 119991
Journal nameSlavianovedenie
EditionIssue 4
Pages151-154
Abstract

Andrey V. Ganin. M. Zivanovic. And the Cross and the Pentacle. Russian Burial Complexes in Yugoslavia in the 20th Century. Belgrade, The Institute for recent history of Serbia, 2020. 568 p.

KeywordsContemporary history, Yugoslavia, Russian burials, politics of memory
Received19.07.2023
Publication date04.10.2023
Number of characters9927
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
1 В 2020 г. в Белграде увидела свет монография научного сотрудника Института новейшей истории Сербии Миланы Живанович «И крест, и пятиконечная звезда. Русские комплексы захоронений в Югославии в 20 веке».
2 Исследование охватывает историю возникновения и развития российских и советских некрополей в Югославии с дореволюционного периода, включая захоронения воинов Русской императорской армии, эмигрантов, бойцов Красной армии и ветеранов Второй мировой войны. В основе монографии диссертация автора, а источниковой базой послужили разнообразные архивные материалы из Сербии и России. Кроме того, исследовательница тщательно изучила периодическую печать и обширную литературу по теме монографии.
3 Наряду с обстоятельным исследованием самих некрополей и истории их возникновения, автор уделила большое внимание такому популярному направлению новейшей историографии, как политика памяти и мемориальные практики. В поле зрения автора также находятся похоронная культура, ритуалы, правовое регулирование погребальных вопросов, символы. Как справедливо отметила М. Живанович, мемориальные практики были теснейшим образом связаны с внешней политикой и переменами курса в советско-югославских отношениях.
4 Монография состоит из четырех частей, каждая из которых охватывает определенный временной промежуток и соответствующие комплексы надгробий: погребения воинов, погибших в Первую мировую войну, захоронения эмигрантов периода 1918‒1991 гг., могилы советских солдат 1941‒1953 гг. и 1953‒1991 гг. Издание снабжено именным и географическим указателями, иллюстрациями, а также обширными приложениями, которые удачно дополняют основной текст: списки сотен захоронений и карты расположения погребальных комплексов.
5 Автор проанализировала возникновение русского некрополя в Югославии, возникшего до Первой мировой войны. Так, еще в 1876 г. в Горнем Адровце был похоронен русский доброволец сербско-турецкой войны 1876‒1877 гг., полковник Н.Н. Раевский – прототип графа А. Вронского из романа Л.Н. Толстого «Анна Каренина» (см. подробнее [Шемякин 2002]). Ярким событием жизни Сербии накануне Первой мировой войны стало погребение русского посланника в Сербии Н.Г. Гартвига, скончавшегося в июле 1914 г. после беседы с австро-венгерским посланником. Этой знаковой церемонии посвящен один из разделов книги.
6 В период Первой мировой войны на территории Югославии возникли захоронения русских воинов, сражавшихся на Салоникском фронте, а также военнопленных. В общей сложности речь идет о могилах порядка 10 000 человек, как правило, достаточно скромных. Со временем их состояние ухудшалось, но с прибытием в Королевство сербов, хорватов и словенцев русских эмигрантов первой волны начались акции по приведению захоронений в порядок.
7 Югославия стала одной из основных стран, принявших русских эмигрантов первой волны. Речь шла о десятках тысяч беженцев. Вполне естественно этим сюжетам в книге уделено немало места. В 1920–1930-е годы в стране сложился русский эмигрантский некрополь. Одним из наиболее крупных мемориальных комплексов стало Новое кладбище Белграда, на котором возникли крупные русские участки. Большую роль в поддержании этих захоронений играло само эмигрантское общество. Кладбище стало мемориалом и русским воинам, павшим в годы Первой мировой войны. В 1935 г. там был сооружен величественный 19-метровый памятник-усыпальница императору Николаю II и русским воинам ‒ жертвам Великой войны. В склепе памятника были перезахоронены останки 387 солдат и офицеров, погибших на Салоникском фронте, 136 павших при обороне Белграда, около 100 нижних чинов, умерших от ран в госпиталях на территории Югославии, четырех военнопленных, расстрелянных австрийцами и двух моряков (с. 125) (см. также [Никифоров 1992, 37; Живанович 2020, 219]). Непростой истории создания этого мемориала посвящен еще один раздел рецензируемой книги. Автор исследовала различные проекты памятника, роль русской эмиграции в его создании, церемониал перезахоронения останков.

Price publication: 100

Number of purchasers: 0, views: 118

Readers community rating: votes 0

1. Zhivanovich M. Projekty rossiiskikh voinskikh memorialov Pervoi mirovoi voiny v Korolevstve SKHS. Korolevstve Iugoslaviia: idei, simvolika, realizatsiia. Slavianskii al’manakh 2020. Moscow, Indrik Publ., 2020, vyp. 1‒2, pp. 204‒227. DOI: 10.31168/2073-5731.2020.1-2.1.12 (In Russ.)

2. Nikiforov K.V. Russkii Belgrad (k voprosu o deiatel’nosti russkikh arkhitektorov-emigrantov). Slavianovedenije, 1992, no. 4, pp. 33‒44. (In Russ.)

3. Shemiakin A.L. Smert’ grafa Vronskogo. K 125-letiiu Serbo-turetskoi voiny 1876 g. i uchastiia v nei russkikh dobrovol’tsev. Moscow, Indrik Publ., 2002. (In Russ.)

Система Orphus

Loading...
Up