Myths about the «depravity of the West» and «spiritual purity of the Slavs» in the Slovak literary discourse

 
PIIS0869544X0004725-0-1
DOI10.31857/S0869544X0004725-0
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Associate Professor
Affiliation: Comenius University
Address: Bratislava, Slovakia
Journal nameSlavianovedenie
EditionIssue 3
Pages13-24
Abstract

The article deals with the dynamics of the perception of Slavic and non-Slavic literatures in Slovak milieu, the role of myths about the «depravity of the West» and the «spiritual purity of the Slavs» in translation and publishing from the nineteenth to the twenty-first centuries. Quotations from the Slovak Slavists and statistical data on the publication of Slovak translations from various European languages in the period under scrutiny are presented. Particular attention is paid to the analysis of trends in translation of works by Russian writers.

KeywordsSlavic studies, translation studies, Slovak literature, myths of the «depravity of the West» and the «spiritual purity of the Slavs»
Received24.05.2019
Publication date27.05.2019
Number of characters34997
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Корни представлений об упадническом и испорченном Западе в словацком литературном дискурсе обычно ассоциируются с «литературным» консерватизмом Яна Коллара, а именно с его отрицанием Байрона и идейных принципов западноевропейского романтизма. В данной связи принято цитировать трактат Коллара «О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими», в котором он пишет, что «байронизм есть лихорадочный бред и отупление естественных чувств, отсутствие добродетели» и «роскошь бытия в чувственно-духовном исступлении» [1. S. 148].
2 В неприятии Колларом Байрона можно видеть и нечто большее. Несомненно, при написании «Дочери Славы» Коллар вдохновлялся, как минимум, композиционным приемом странствия, который использовал Байрон в «Чайлд Гарольде» [2. S. 184], но не меньшее значение имеет и вдохновление идейным планом поэмы Байрона. В «поэтическом путеводителе» Байрон воспевал красоты Португалии, выражал симпатии испанцам, скорбел над порабощенной Грецией, бросал взгляд на живописную долину Рейна, Альпы, прославлял города Италии и величественную историю этой страны..., а славяне оставались обойденными стороной. Не удивляет, что Коллар почувствовал потребность дополнить то, чего не хватало в «Чайлд Гарольде», доказать, что и «варварскому» Востоку есть что показать и, таким образом, исправить «несправедливость». Свою «миссию» прославить славян в качестве народа, имеющего такую же великую историю, как и прославленная Италия, Коллар завершил в произведениии «Староиталия славянская» («Staroitalie slavjanská»), в котором он предъявил «открытия и доказательства славянских элементов в географии, истории и мифологии особенно в речи и в литературе древних итальянских и соседних племен, из коих следует, что среди первых поселенцев и жителей этой страны славяне многочисленнее многих были». Далее в введении он писал, что «наступают уже времена, когда не будет стыдно за принадлежность свою к славянам и в прошлом, и в будущем [...]. Европа! Сказать позволь тебе: открой глаза, взгляни на славянство, верь, что не будет твоя история полной и правдивой, пока ты этого не сделаешь!» [3. S. IX]1. 1. Похожее желание показать «забытую» славу и заслуги славян в Европе усматривается уже в первых сочинених представителей хорватского славизма эпохи Ренессанса и Барокко.
3 Штур лишь следовал за Колларом, когда он принципиально отверг поэзию Байрона, которая была для него апофеозом «упрямства, подходящая для людей, разочарованных в себе, людей странных и отчаянных, но не для тех, для кого звезды светятся ярче». Согласно Штуру, «Байрона не заботят моральные идеи, не нужны ему человеческие стремления [...], ему необходимо блеснуть чем-то новым и необычным, и поэтому везде и всегда ему нужно представить деяния и победу духа в самых необычных, выдуманных, странных и противоестественных положениях [4. S. 293].
4 Что же было сущностью возражений Штура по отношению к западноевропейскому романтизму? Ответ дал сам Штур в сочинении «О народных песнях и повестях племен славянских», где он описал романтическую поэзию как упадническую и объяснил свое отношение на примере «Фауста» Гете следующим образом: «Упадок этот виден в самом продуманном произведении Гете, в его Фаусте [...] Как Фауст [...] из тяжелейшего напряжения и стремления проникнуть в непостижимую бесконечность впадает в болото чувственности и роскоши и думает, что он уже нашел истинный путь. Современное искусство этого мира несет на себе явные и очевидные знаки этого упадка и испорченности» [5. S. 17].

Number of purchasers: 2, views: 342

Readers community rating: votes 0

1. O literarnej vzajomnosti / Prelozil, studiu a poznamky napisal K. Rosenbaum. Bratislava, 1954.

2. Vojtech M. Slovenska literatura narodneho obrodenia a europsky literarny kontext. // Cesko-slovenske vztahy: Evropa a svet. Brno, 2004.

3. Kollar J. Staroitalia slavjanska, kde predlozil objevy a dukazy zivlu slavskych v zemepisu, v dejinach a v bajeslovi svlaste v reci a v literature nejdavnejsich vlaskych a sousednich kmenu, z kterych zrejmo, ze mezi prvotnimi osadniky a obyvateli teto krajiny i Slavjane nad jine cetnejsi byli. Sepsal Jan Kollar. Ve Vidni, 1853.

4. Felix J. Literarne krizovatky. Bratislava, 1991.

5. Stur L. O narodnich pisnich a povestech plemen slovanskych. Praha, 1853.

6. Hronka.

7. Stur L. Das Slawenthum und die Welt der Zukunft. Slovanstvo a svet budoucnosti / Na zaklade nemeckeho rukopisu vydal v puvonim zneni, s kritickymi poznamkami a uvodem J. Jirasek. Bratislava, 1931.

8. Lesnakova S. Na pociatku bolo Slovo (1825–1918) // Ruska literatura v slovenskej kulture v rokoch 1825–2015. Bratislava, 2017.

9. Petrus P. Vacovsky dennik S.H. Vajanskeho // Slovenska literatura. 1962. ¹ 2.

10. Bednarova K. Rukovat dejin prekladu na slovensku Slovensku II. (Situacia slovenskeho umeleckeho prekladu v 20. storoci). Bratislava, 2015.

11. Mraz A. Slovensko a jeho zivot literarny // Slovenske pohlady. 1938. ¹ 10.

12. Tesarova J. Emancipacia slovenskeho prekladu z ruskej literatury // Ruska literatura v slovenskej kulture v rokoch 1825–2015. Bratislava, 2017.

13. Matuska A. Niekolko slov o Dostojevskom // Zivena. 1943. ¹ 1.

14. Mraz A. Dnesny stav slovanskej vzajomnosti. Martin, 1945.

15. Mraz A. Ruske momenty v diele Jana Kollara. Liptovsky Sv. Mikulas, 1946; Brtan R. Puskin v slovenskej literature. Martin, 1946; Brtan R. Slovaci a Sreznevskij // Slovansky sbornik MS. I., 1947; Mraz A. Z ruskej literatury a jej ohlasov u Slovakov. Bratislava, 1955; Stanislav, J. Z rusko-slovenskych kulturnych stykov v casoch Jana Holleho a Ludovita Stura. Bratislava, 1957.

16. Pastekova S. Transformacie obrazu ruskej literatury (1945–1970) // Ruska literatura v slovenskej kulture v rokoch 1825–2015. Bratislava, 2017.

17. Maliti E. Zrkadlenie v priestore a case – sovietsky mnoholiterarny fenomen (1971–1990) // Ruska literatura v slovenskej kulture v rokoch 1825–2015. Bratislava, 2017.

18. Felix J. Slovensky preklad v perspektive historie a dneska I, II // Romboid. ¹ 2, 5–6.

19. Elias A. Podoby prekladovej produkcie umeleckej literatury na Slovensku v rokoch 1990–1998 // Slovakistika v ceske slavistice. Brno, 1999.

20. Elias A. Recepciya russkoj literatury v Slovakii v poslednem desyatiletii XX v. i pervom desyatiletii XXI v. // Vestnik 28. Sovremennyj russkij yazyk: funkcionirovanie i problemy prepodavaniya. Budapest, 2014.

21. Elias A. Vyvoj slovenskeho chapania stredoeuropskej kulturnej sunalezitosti na zaciatku 21. storocia z hladiska prekladovej recepcie inonarodnych literatur // Stredni Evropa vcera a dnes. Promeny koncepci. Brno, 2015.

Система Orphus

Loading...
Up