Мифы об «испорченном Западе» и «духовной чистоте Славянства» в словацком литературном дискурсе

 
Код статьиS0869544X0004725-0-1
DOI10.31857/S0869544X0004725-0
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Должность: Доцент
Аффилиация: Университета им. Коменского
Адрес: Братислава, Словакия
Название журналаСлавяноведение
ВыпускНомер 3
Страницы13-24
Аннотация

В статье рассматривается динамика восприятия славянских и неславянских литератур в словацкой среде, роль мифов об «испорченности Запада» и «духовной чистоте Cла-вянствa» в переводческой и издательской деятельности в XIX–XXI вв. Приводятся цитаты  словацких славистов и статистические данные об издании словацких перево-дов с различных европейских языков в XIX–XXI вв. Особое внимание уделяется анализу тенденций в переводах произведений русской литературы. 

Ключевые словаславяноведение, история перевода, словацкая литература, мифы об «испорченном Западе» и «духовной чистоте Cлавянствa»
Получено24.05.2019
Дата публикации27.05.2019
Кол-во символов34997
Цитировать  
100 руб.
При оформлении подписки на статью или выпуск пользователь получает возможность скачать PDF, оценить публикацию и связаться с автором. Для оформления подписки требуется авторизация.

Оператором распространения коммерческих препринтов является ГАУГН-ПРЕСС

Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 Корни представлений об упадническом и испорченном Западе в словацком литературном дискурсе обычно ассоциируются с «литературным» консерватизмом Яна Коллара, а именно с его отрицанием Байрона и идейных принципов западноевропейского романтизма. В данной связи принято цитировать трактат Коллара «О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими», в котором он пишет, что «байронизм есть лихорадочный бред и отупление естественных чувств, отсутствие добродетели» и «роскошь бытия в чувственно-духовном исступлении» [1. S. 148].
2 В неприятии Колларом Байрона можно видеть и нечто большее. Несомненно, при написании «Дочери Славы» Коллар вдохновлялся, как минимум, композиционным приемом странствия, который использовал Байрон в «Чайлд Гарольде» [2. S. 184], но не меньшее значение имеет и вдохновление идейным планом поэмы Байрона. В «поэтическом путеводителе» Байрон воспевал красоты Португалии, выражал симпатии испанцам, скорбел над порабощенной Грецией, бросал взгляд на живописную долину Рейна, Альпы, прославлял города Италии и величественную историю этой страны..., а славяне оставались обойденными стороной. Не удивляет, что Коллар почувствовал потребность дополнить то, чего не хватало в «Чайлд Гарольде», доказать, что и «варварскому» Востоку есть что показать и, таким образом, исправить «несправедливость». Свою «миссию» прославить славян в качестве народа, имеющего такую же великую историю, как и прославленная Италия, Коллар завершил в произведениии «Староиталия славянская» («Staroitalie slavjanská»), в котором он предъявил «открытия и доказательства славянских элементов в географии, истории и мифологии особенно в речи и в литературе древних итальянских и соседних племен, из коих следует, что среди первых поселенцев и жителей этой страны славяне многочисленнее многих были». Далее в введении он писал, что «наступают уже времена, когда не будет стыдно за принадлежность свою к славянам и в прошлом, и в будущем [...]. Европа! Сказать позволь тебе: открой глаза, взгляни на славянство, верь, что не будет твоя история полной и правдивой, пока ты этого не сделаешь!» [3. S. IX]1. 1. Похожее желание показать «забытую» славу и заслуги славян в Европе усматривается уже в первых сочинених представителей хорватского славизма эпохи Ренессанса и Барокко.
3 Штур лишь следовал за Колларом, когда он принципиально отверг поэзию Байрона, которая была для него апофеозом «упрямства, подходящая для людей, разочарованных в себе, людей странных и отчаянных, но не для тех, для кого звезды светятся ярче». Согласно Штуру, «Байрона не заботят моральные идеи, не нужны ему человеческие стремления [...], ему необходимо блеснуть чем-то новым и необычным, и поэтому везде и всегда ему нужно представить деяния и победу духа в самых необычных, выдуманных, странных и противоестественных положениях [4. S. 293].
4 Что же было сущностью возражений Штура по отношению к западноевропейскому романтизму? Ответ дал сам Штур в сочинении «О народных песнях и повестях племен славянских», где он описал романтическую поэзию как упадническую и объяснил свое отношение на примере «Фауста» Гете следующим образом: «Упадок этот виден в самом продуманном произведении Гете, в его Фаусте [...] Как Фауст [...] из тяжелейшего напряжения и стремления проникнуть в непостижимую бесконечность впадает в болото чувственности и роскоши и думает, что он уже нашел истинный путь. Современное искусство этого мира несет на себе явные и очевидные знаки этого упадка и испорченности» [5. S. 17].

Всего подписок: 2, всего просмотров: 385

Оценка читателей: голосов 0

1. O literarnej vzajomnosti / Prelozil, studiu a poznamky napisal K. Rosenbaum. Bratislava, 1954.

2. Vojtech M. Slovenska literatura narodneho obrodenia a europsky literarny kontext. // Cesko-slovenske vztahy: Evropa a svet. Brno, 2004.

3. Kollar J. Staroitalia slavjanska, kde predlozil objevy a dukazy zivlu slavskych v zemepisu, v dejinach a v bajeslovi svlaste v reci a v literature nejdavnejsich vlaskych a sousednich kmenu, z kterych zrejmo, ze mezi prvotnimi osadniky a obyvateli teto krajiny i Slavjane nad jine cetnejsi byli. Sepsal Jan Kollar. Ve Vidni, 1853.

4. Felix J. Literarne krizovatky. Bratislava, 1991.

5. Stur L. O narodnich pisnich a povestech plemen slovanskych. Praha, 1853.

6. Hronka.

7. Stur L. Das Slawenthum und die Welt der Zukunft. Slovanstvo a svet budoucnosti / Na zaklade nemeckeho rukopisu vydal v puvonim zneni, s kritickymi poznamkami a uvodem J. Jirasek. Bratislava, 1931.

8. Lesnakova S. Na pociatku bolo Slovo (1825–1918) // Ruska literatura v slovenskej kulture v rokoch 1825–2015. Bratislava, 2017.

9. Petrus P. Vacovsky dennik S.H. Vajanskeho // Slovenska literatura. 1962. № 2.

10. Bednarova K. Rukovat dejin prekladu na slovensku Slovensku II. (Situacia slovenskeho umeleckeho prekladu v 20. storoci). Bratislava, 2015.

11. Mraz A. Slovensko a jeho zivot literarny // Slovenske pohlady. 1938. № 10.

12. Tesarova J. Emancipacia slovenskeho prekladu z ruskej literatury // Ruska literatura v slovenskej kulture v rokoch 1825–2015. Bratislava, 2017.

13. Matuska A. Niekolko slov o Dostojevskom // Zivena. 1943. № 1.

14. Mraz A. Dnesny stav slovanskej vzajomnosti. Martin, 1945.

15. Mraz A. Ruske momenty v diele Jana Kollara. Liptovsky Sv. Mikulas, 1946; Brtan R. Puskin v slovenskej literature. Martin, 1946; Brtan R. Slovaci a Sreznevskij // Slovansky sbornik MS. I., 1947; Mraz A. Z ruskej literatury a jej ohlasov u Slovakov. Bratislava, 1955; Stanislav, J. Z rusko-slovenskych kulturnych stykov v casoch Jana Holleho a Ludovita Stura. Bratislava, 1957.

16. Pastekova S. Transformacie obrazu ruskej literatury (1945–1970) // Ruska literatura v slovenskej kulture v rokoch 1825–2015. Bratislava, 2017.

17. Maliti E. Zrkadlenie v priestore a case – sovietsky mnoholiterarny fenomen (1971–1990) // Ruska literatura v slovenskej kulture v rokoch 1825–2015. Bratislava, 2017.

18. Felix J. Slovensky preklad v perspektive historie a dneska I, II // Romboid. № 2, 5–6.

19. Elias A. Podoby prekladovej produkcie umeleckej literatury na Slovensku v rokoch 1990–1998 // Slovakistika v ceske slavistice. Brno, 1999.

20. Elias A. Рецепция русской литерaтуры в Словaкии в последнем десятилетии XX в. и первом десятилетии XXI в. // Вестник 28. Современный русский язык: функционирование и проблемы преподавания. Budapest, 2014.

21. Elias A. Vyvoj slovenskeho chapania stredoeuropskej kulturnej sunalezitosti na zaciatku 21. storocia z hladiska prekladovej recepcie inonarodnych literatur // Stredni Evropa vcera a dnes. Promeny koncepci. Brno, 2015.

Система Orphus

Загрузка...
Вверх