The formation and development of secular education in the Russian North in the first half of the 19th century

 
PIIS086956870002237-1-1
DOI10.31857/S086956870002237-1
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Research Fellow
Affiliation: Institute of Russian History, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 6
Pages176-180
Abstract

 

 

Keywords
Received07.11.2018
Publication date12.11.2018
Number of characters15549
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

В первой половине XIX в. развитие образования в России находилось в тесной связи как с распространением в правящих кругах гуманистических идей эпохи Просвещения, так и с реорганизацией государственного аппарата и попытками привести его деятельность в соответствие с принципом законности. Однако верховная власть, игравшая ведущую роль в создании и расширении сети учебных заведений, руководствовалась, как правило, не идеологическими установками, а практическими соображениями и нуждами управления, в первую очередь – на местах. Поэтому особый интерес вызывает изучение региональных особенностей формирования школьного дела, отражавших административную и социокультурную специфику тех или иных территорий.

 

* Калинина Е.А. Система народного просвещения на Европейском Севере России в первой половине XIX в. М.: Новый хронограф, 2017. 736 с.  
2 В исследовании Е.А. Калининой впервые в историографии комплексно анализируется становление системы образовательных учреждений на Европейском Севере России в первой половине XIX в.1 Как отмечает Калинина, главным условием этого процесса являлась «долговременность правительственных просветительских стратегий, позволившая создать единую правовую и законодательную базу для открытия и функционирования училищ различного уровня» (с. 699). В своих выводах автор опирается на материалы, отложившиеся в РГИА, ЦГИА Санкт-Петербурга, государственных архивах Архангельской и Вологодской областей и Национальном архиве Республики Карелия. Значительная их часть впервые вводится в научный оборот. 1. Данная монография является итогом десятилетней работы над темой. См.: Калинина Е.А. Народные школы Олонецкого края в XIX – начале ХХ века. СПб., 2009; Калинина Е.А. Директор народных училищ в системе народного просвещения // Российская история. 2010. № 6. С. 47–56; Калинина Е.А. Училища Министерства государственных имуществ: достижения и проблемы // Вопросы образования. 2011. № 1. С. 229–243; Калинина Е.А. Реформа среднего и начального образования в России при Николае I // Вопросы образования. 2014. № 4. С. 227–245; Калинина Е.А. Школы Олонецкой губернии в первой половине XIX в.: исторические очерки и документы. СПб., 2015.
3 Монография включает пять глав и приложения, раскрывающие механизмы руководства учебными заведениями и взаимодействия чиновников, общественности и населения, состояние частного образования, социальное положение воспитанников и т.д. В первое десятилетие XIX в. правительство пыталось выстроить «цельную и законченную конструкцию», которая включала четыре ступени образования, основанные на единстве управления, связанные преемственностью программ обучения и предоставлявшие возможность беспрепятственного их прохождения представителям разных сословий (с. 101–102). Но уже в середине 1810-х гг. наметился отход от «бессословного принципа школьной реформы» (с. 115). Финансовый кризис привёл к ухудшению материальной обеспеченности школ и не позволил сделать их бесплатными для учащихся (с. 113–115). Одновременно осуществлялась клерикализация образования «с усилением нравственного и дисциплинарного надзора» (с. 117). При Николае I курс был существенно скорректирован: предпочтение теперь отдавалось принципам сословности и «законченного курса обучения» в училищах каждой ступени. Во второй четверти XIX в. значительно расширилась сеть учебных заведений (и в городах, и в сельской местности), улучшилось их материальное положение, но вместе с тем вводилась строгая регламентация преподавания (с. 139). По словам Калининой, «провозглашённая относительная свобода университетского правления в подведомственном учебном округе в начале XIX в. постепенно уходила в прошлое, на её место пришла чёткая организация контроля и наблюдения над училищным ведомством» (с. 140). В итоге «завершение этапа становления российской системы народного образования можно отнести к концу 1850-х гг., когда удалось не номинально, но на практике создать сеть начальных школ в сельской местности, завершивших всю конструкцию училищ, строившуюся сверху вниз: университет – гимназия – уездное училище – начальное училище» (с. 700).

Number of purchasers: 0, views: 1268

Readers community rating: votes 0

1. Kalinina E.A. Narodnye shkoly Olonetskogo kraya v XIX – nachale KhKh veka. SPb., 2009.

Система Orphus

Loading...
Up