The Orthodox factor of Russian’s policy in the Balkans in the late 1850s – 1870s

 
PIIS086956870002232-6-1
DOI10.31857/S086956870002232-6
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Junior Research Fellow
Affiliation: (Institute of Russian History, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 6
Pages147-161
Abstract

 

 

Keywords
Received07.11.2018
Publication date12.11.2018
Number of characters49105
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

Предыстория Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. в историографии, как правило, связывается с Восточным кризисом середины 1870-х гг., главной составляющей которого было широкое развитие национально-освободительной борьбы южнославянских народов против власти Порты (лето 1875 г. – восстание в Боснии и Герцеговине, апрель 1876 г. – восстание в Болгарии, июнь 1876 г. – вступление в войну против Турции Сербии и Черногории). Между тем предпосылки этого международного конфликта уходят гораздо глубже и логически вытекают из последствий неудачной для России Крымской войны 1853–1856 гг. «Сосредотачиваясь», по словам министра иностранных дел А.М. Горчакова, после понесённого поражения, Россия искала пути для восстановления своих позиций на Балканах и Ближнем Востоке. В это время активизировалось движение болгарского народа за национальную автокефальную Церковь (выход из Константинопольского патриархата), ставшее, по сути, началом борьбы за политическое освобождение Болгарии. Россия, опасаясь дальнейшего снижения своего влияния в регионе, прилагала немалые дипломатические усилия для умиротворения противоборствовавших сторон и разрешения разгоравшегося конфликта путём разумного компромисса. Развитие греко-болгарской церковной распри вызвало в российском обществе рост панславистских настроений, пик которых пришёлся на время Восточного кризиса и стал одной из причин, повлиявших на решение российского императора Александра II объявить войну Османской империи.

2 Русская политика в греко-болгарском церковном вопросе неоднократно становилась предметом изучения исследователей международных отношений1. При этом в их работах в основном рассматривается деятельность в данном направлении российских дипломатов (главным образом гр. Н.П. Игнатьева), гораздо меньше показаны канонические отношения Русской Церкви с Константинопольским патриархатом и представителями болгарского духовенства по заявленной проблеме, а также реакция на происходившее различных слоёв российского общества. Цель данной статьи – подробно осветить эти вопросы, а также проследить, как постановление Константинопольского собора 1872 г. о провозглашении Болгарской Церкви схизматической повлияло на отношение Русской Церкви к болгарам в ходе Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. 1. Филиппов Т.И. Вселенский патриарх Григорий VI и греко-болгарская распря. СПб., 1870; Теплов В.А. Греко-болгарский церковный вопрос по неизданным источникам. СПб., 1889; Дмитриевский А.А. Граф Н.П. Игнатьев как церковно-политический деятель на православном Востоке. СПб., 1909; Кирил, патриарх Български. Граф Н.П. Игнатиев и българският църковен въпрос. Изследоване и документи. Т. 1. София, 1958; Лилуашвили К.С. Национально-освободительная борьба болгарского народа против фанариотского ига и Россия. Тбилиси, 1978; Герд Л.А. Константинополь и Петербург: церковная политика России на православном Востоке (1878–1898). М., 2006; Хевролина В.М. Николай Павлович Игнатьев. Российский дипломат. М., 2009; и др.
3

***

 

После завоевания турками Болгарии её народ лишился не только своей государственности, но и национальной Церкви (Тырновский патриархат был подчинён Константинопольскому престолу в 1393 г., Охридская архиепископия – в 1767 г.). Начало борьбы за церковную автокефалию было связано с пробуждением национального самосознания болгарского народа, ярким проявлением которого стало появление и широкое распространение в списках «Истории славяно-болгарской» иеромонаха Паисия Хилендарского (1762), явившейся своеобразным манифестом патриотизма. Как и движение за просвещение болгар, борьба за церковную независимость основывалась на изданных османским правительством реформаторских актах – Гюльханском хатт-и шерифе (1839) и хатт-и хумаюне (1856), которые уравняли в правах всех подданных султана без различия вероисповедания, но во многом остались «мёртвой буквой закона». Болгарский церковный вопрос практически сразу приобрёл политический характер, ибо болгары, находившиеся под двойным гнётом – османским и греко-фанариотским – фактически боролись за национальное выживание. Восстановление автокефальной Болгарской Церкви означало бы официальное признание турецким правительством самобытности болгарского народа и явилось бы шагом к получению им политических прав. Неслучайно в болгарской историографии период борьбы за церковную независимость принято характеризовать как «мирный этап» национальной революции2.

2. Маркова З. Българското църковно-национално движение до Кримската война. София, 1976; Маркова З. Българската екзархия. 1870–1879. София, 1989; и др.

Number of purchasers: 0, views: 454

Readers community rating: votes 0

1. Liluashvili K.S. Natsional'no-osvoboditel'naya bor'ba bolgarskogo naroda protiv fanariotskogo iga i Rossiya. Tbilisi, 1978;

2. Gerd L.A. Konstantinopol' i Peterburg: tserkovnaya politika Rossii na pravoslavnom Vostoke (1878–1898). M., 2006;

3. Khevrolina V.M. Nikolaj Pavlovich Ignat'ev. Rossijskij diplomat. M., 2009; i dr.

4. Markova Z. B'lgarskoto ts'rkovno-natsionalno dvizhenie do Krimskata vojna. Sofiya, 1976;

5. Skurat K.E. Istoriya Pomestnykh Pravoslavnykh Tserkvej. V 2 t. T. 1. M., 1994. S. 155.

6. Popovkin A.A. Moskovskij Slavyanskij komitet i «Kukushskaya uniya» (1859 g.) // Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Ser. Istoriya. Politologiya. Sotsiologiya. 2011. № 2. S. 158–161.

7. Gerd L.A. Konstantinopol' i Peterburg… S. 231; Gerd L.A. «V delakh Vostoka pervoj zabotoj nashej dolzhna byt' Svyataya Tserkov'…». Dve zapiski ober-prokurora Sv. Sinoda A.P. Tolstogo po greko-bolgarskomu voprosu s kommentariyami imperatora Aleksandra II. 1860 g. // Istoricheskij arkhiv. 2003. № 2. S. 50.

8. Graf N.P. Ignat'ev i Pravoslavnyj Vostok: dokumenty, perepiska, vospominaniya. T. 1. Zapiski o russkoj politike na Vostoke. 1864–1887 gg. / Izd. podg. O.V. Anisimov, K.A. Vakh; otv. red. P.V. Stegnij. M., 2015. S. 366.

9. Vorob'yova I.G. Greko-bolgarskaya tserkovnaya bor'ba v rabotakh istorika-slavista N.A. Popova // Vestnik Tverskogo gosudarstvennogo universiteta. Ser. Istoriya. 2014. № 1. S. 82.

Система Orphus

Loading...
Up