Rec. ad. op.: O.A. Valkova. Shturmuya tsitadel’ nauki: zhenshchiny-uchonyye Rossiyskoy imperii. Moscow, 2018

 
PIIS086956870016620-3-1
DOI10.31857/S086956870016620-3
Publication type Review
Status Published
Authors
Affiliation: S. I. Vavilov Institute for the History of Science and Technology, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 5
Pages247-250
Abstract

        

Keywords
Received18.05.2021
Publication date19.10.2021
Number of characters9572
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Женщины-учёные в России – одна из важнейших тем гендерной истории. Общеизвестен образ С.И. Ковалевской, которая в советское время была символом борьбы женщин за место в науке. Определённой известностью в профессиональных кругах пользуются имена Ю.В. Лермонтовой, О.А. Федченко, Л.П. Цераской, М.В. Павловой, М.П. Садовниковой-Кольцовой, А.А. Глаголевой-Аркадьевой, Н.Н. Ладыгиной-Котс. В постсоветское время особое внимание привлекала фигура кн. Е.Р. Дашковой – организатора научных исследований, ставшая популярным образом русского «дамского века». Однако эти единичные примеры не составляли цельной картины присутствия женщин-естествоиспытателей в научном пространстве дореволюционной России.
2 Восполнить этот пробел призвано исследование О.А. Вальковой, охватившее период от начала XVIII в. до падения Российской империи. На страницах этого труда, опирающегося на огромную источниковую базу (архивные документы личного происхождения, научная периодика, литературные произведения, памятники искусства), перед читателем разворачивается процесс постепенной профессионализации исследовательской работы женщин в области точных и естественных наук. Показано, как из разрозненного, индивидуального любительства в конечном итоге сложилось целое сообщество женщин-учёных, ставшее органичной частью научного мира позднеимперской России.
3 первая часть книги посвящена дореформенному периоду. Отправная точка повествования – 1710-е гг., когда в Петербург по приглашению Петра I приехала дочь Сибиллы Мериан Доротея-Мария Гзель – первая в истории страны женщина, принятая на службу в Академию наук. Доротея Мария преподавала живопись в Фигурной палате Академии наук, зарисовывала зоологические экспонаты Кунсткамеры и завершила третью часть книги своей матери, посвящённой происхождению и питанию гусениц (чему способствовало её путешествие вместе с Мериан в Суринам). Главы о второй половине XVIII – начале XIX в. носят новаторский характер. Если женщины-учёные второй половины XIX – начала XX в. ещё упоминаются в исследованиях (пусть разрозненно и эпизодически), то предшествующее время представляло собой почти абсолютную terra incognita. Да и личный вклад кн. Дашковой в науку (а не её административно-организаторская деятельность) до сих пор не был предметом специального рассмотрения. Валькова же обращает внимание на серьёзный интерес княгини к естественной истории и на собирание ею коллекций минералов, окаменелостей и гербария.
4 Автор попыталась собрать воедино скупые сведения о любительницах наук того времени. В основном они принадлежали тогда к кругу русской аристократии, а некоторые были связаны родством с мужчинами-учёными (например, супруга выдающегося физика кн. Д.А. Голицына Амалия Самуиловна, которая, будучи весьма образованной в математике, философии и других научных областях, собрала в своём доме кружок учёных, получивший европейскую известность). Надо заметить, что такая «генеалогическая традиция» (дочери или жёны учёных) сохранялась в гендерной истории науки.

Price publication: 100

Number of purchasers: 0, views: 27

Readers community rating: votes 0

Система Orphus

Loading...
Up