A book about the Soviet school’s best years

 
PIIS086956870012942-7-1
DOI10.31857/S086956870012942-7
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Russian History, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameRossiiskaia istoriia
EditionIssue 6
Pages156-160
Abstract

            

Keywords
Received21.10.2020
Publication date18.12.2020
Number of characters13874
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 На мой взгляд, сфера отечественного образования, и в первую очередь школа, в результате революции и Гражданской войны понесли наиболее тяжкие потери в сравнении с другими сферами общественной деятельности. Последствия их не осмыслены ни историками, ни профессионалами (педагогами и специалистами из РАО) до наших дней. Сменилась власть, исчез партийный диктат и его идеология, скукожилось прежнее самосознание, но школа сохранила тоталитарную советскую природу. Коллизии, сопровождающие бесконечные дискуссии о различных аспектах школьных реформ, оценки работы системы среднего образования (в первую очередь, конечно, ЕГЭ) свидетельствуют о непреодолённом до сих пор расхождении в понимании корневой проблемы. Для кого работает школа? Для личности, ищущей в ней помощника на трудном пути становления и развития, или на государственную власть, навязывающую установки и задачи в своих политических целях? Последнее – большая проблема для историка: мы изучаем устремления власти через лицемерно написанные ею же источники, тем самым давая ей возможность скрытно сохранять влияние на наши оценки её работы.
2 После 1917 г. педагогическая элита была отодвинута от самостоятельной творческой политической и профессиональной деятельности. Большинство её представителей оказались в эмиграции, в сложных условиях обучая детей в ряде европейских и восточных стран. Они не смогли противостоять новой для молодёжи задаче «врасти» в иную культурную среду, освоить её правила жизни и деятельности (конечно же, в стенах зарубежных учебных заведений). И родители, и эмигранты-педагоги горестно констатировали спад у подрастающего поколения стремления сохранить идентичность, наблюдая процесс его затухания уже к 1930-м гг.1 1. Русская школа за рубежом. Исторический опыт 20-х годов. Сборник документов / Сост. В.А. Владыкина, Т.Ю. Красовицкая. М., 1995; Шевченко В.А. Русская школа в эмиграции. От Белграда до Харбина. М., 2017.
3 В Советской России большевики избрали школу плацдармом навязывания идеологического диктата культуре и науке. Эту линию неуклонно проводила главный реформатор в данной сфере Н.К. Крупская. Однако большевики не имели концепции культурной политики. Можно говорить лишь об общих целях и принципах партийной линии. У самой Крупской не хватило профессиональных знаний освоить высокий замысел профессиональных решений классиков зарубежной и отечественной педагогики. Отечественных теоретиков она не любила, либеральных педагогов (особенно П.Ф. Каптерева) порицала, отдавая должное только тем, кто оставил след в революционном движении. В статье «Общественная сторона педагогических вопросов», написанной ещё в уфимской ссылке, она отмечала: «В нашей педагогике царит наивная вера во всемогущество педагогических идей». Рассматривая чью-то педагогическую работу, сетовала: «Кого тут только нет: Локк, Песталоцци, Амос Коменский, Ушинский, Пирогов, Новиков, Екатерина Великая, Бецкий. Читатель подавлен этим потоком педагогических имён. Сыпятся они, сыпятся на него, как мелкий осенний моросящий дождик, и на душе у него так же тоскливо и скучно, как пасмурный осенний день… Особенно утомляет отсутствие в книге какой бы то ни было руководящей идеи». Так, ещё до прихода к власти большевики начали отучать читателя от профессиональной литературы. Идя по следам мужа, Крупская выделяла, конечно же, А.И. Герцена и Н.Г. Чернышевского, педагогами ни в теории, ни в практике не являвшихся, хотя несть числа советским диссертантам, доказывавшим их «вклад» в «прогрессивную» педагогику.

Number of purchasers: 0, views: 443

Readers community rating: votes 0

1. Russkaya shkola za rubezhom. Istoricheskij opyt 20-kh godov. Sbornik dokumentov / Sost. V.A. Vladykina, T.Yu. Krasovitskaya. M., 1995; Shevchenko V.A. Russkaya shkola v ehmigratsii. Ot Belgrada do Kharbina. M., 2017.

2. «Nuzhen bol'shevistskij Ilovajskij». Iz stenogrammy soveschaniya narkoma prosvescheniya RSFSR A.S. Bubnova s istorikami o stabil'nom uchebnike / Publ. T.Yu. Krasovitskoj (URL: http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside).

Система Orphus

Loading...
Up