On the Policy of the USSR in Connection with Japanese Aggression in Manchuria in 1931

 
PIIS013128120008836-0-1
DOI10.31857/S013128120008836-0
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: National Research Tomsk State University
Address: Tomsk, 36 Lenin Prosp., Tomsk, 634050, Russian Federation
Affiliation: National Research Tomsk State University
Address: Russian Federation
Journal nameProblemy Dalnego Vostoka
EditionIssue 1
Pages110-120
Abstract

The article discusses the actions of the Soviet government in connection with the Japanese invasion to Manchuria, which was detrimental to the economic and geopolitical interests of theUSSRin theFar East. These actions were of a “defensive" nature, which was caused by the military weakness of theUSSRin this region and the desire to maintain good relations withJapan. Specifically, this was expressed in numerous concessions toJapan, culminating in the sale of the CER and theUSSR’s departure fromManchuria.

KeywordsFar Eastern policy of the USSR, Manchu crisis of 1931, Sino-Eastern Railway, Manzhou-Go
Received18.03.2020
Publication date20.03.2020
Number of characters35877
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

К вопросу о политике СССР в связи с японской агрессией в Маньчжурии в 1931 г.

2 В ночь с 18 на 19 сентября 1931 г. японские войска, спровоцировав незначительный инцидент на ЮМЖД, начали оккупацию Северо-Восточного Китая, образовав тем самым очаг войны на Дальнем Востоке. Эти действия Японии непосредственно затрагивали интересы СССР, имевшего в Северной Маньчжурии КВЖД и тысячекилометровую сухопутную границу с Китаем.
3 В советской и современной отечественной историографии сюжет о том, как реагировал СССР на действия Японии, не получил достаточно полного освещения. В работах общего характера отмечается лишь, что «среди великих держав СССР в этот период занимал наиболее осторожную позицию». Это выражалось во внешне спокойном отношении советского правительства к маньчжурским событиям, в отсутствии демарша в отношении действий Японии, подчеркивании невмешательства и нейтралитета1. 1. Системная история международных отношений. В четырех томах. 1918–2000. Т. 1 М., 2000. С. 252–253.
4 Советско-японские дипломатические отношения были установлены в 1925 г. подписанием Пекинской декларации. Во второй половине 1920х годов они развивались в спокойном и мирном русле. Отношения были, конечно, не безоблачными, но главная спорная тогда проблема — рыболовные дела — была урегулирована после долгих споров подписанием в 1928 г. Рыболовной конвенции. Работавший в 1927–1928 гг. советником полпредства в Токио И.М. Майский подчеркивал в одном из писем из Японии: «Здесь, по крайней мере внешне, к нам относятся как к великой державе и при том как к дружественной великой державе»2. Что было особенно разительно новым для него после работы в Лондоне. В период советско-китайского конфликта на КВЖД в 1929 г. Япония занимала позицию нейтралитета, что объективно было в интересах СССР и способствовало урегулированию конфликта. 2. Майский И.М. Избранная переписка с российскими корреспондентами. М., 2005. Т. 1. С. 284.
5 В СССР дорожили достигнутым уровнем отношений с Японией. Во всяком случае это подчеркивалось на самом высоком уровне. Так, выступая 8 марта 1931 г. на VI съезде Советов председатель Совнаркома В.М. Молотов говорил: «Наши отношения с Японией продолжают нормально развиваться в сторону дальнейшего упрочнения дружбы и необходимого взаимного понимания, основы которых заложены Пекинским соглашением… За последние два года не зарегистрировано ни одного политического конфликта между СССР и Японией»3. Успешно развивались торговые отношения. Так, в 1930 г. объем торговли между СССР и Японией достиг 43,1 млн йен, что в 4 раза превышало товарооборот между Россией и Японией в 1913 г.4. Хотя на уровне практических отношений разногласия и споры имели место, особенно по рыболовным проблемам. 3. Документы внешней политики СССР Т. XIV. С. 134.

4. Кошкин А. Россия и Япония: узлы противоречий. М., 2010. С. 148.
6 На рубеже 1920х —1930х годов ситуация в мире круто поменялась. Разразился мировой экономический кризис, приведший к обострению международных противоречий. Кризис сильно ударил по японской экономике. В частности, резко сократился японский экспорт в страны азиатского континента. В Токио пришли к выводу, что продолжающаяся гражданская война в Китае, отвлеченность великих держав на свои внутренние проблемы создают благоприятные условия для расширения экспансии в Китае, что нашло отражение во вторжении Квантунской армии в южную Маньчжурию в сентябре 1931 г.

Number of purchasers: 1, views: 434

Readers community rating: votes 0

1. ВКП(б), Коминтерн и Япония (1917–1943 гг.). М., 2001.

2. Документы внешней политики СССР Т. XIV.

3. Документы внешней политики СССР. Т. XV.

4. Документы внешней политики СССР. Т. XVIII.

5. Исаев С. Мероприятия КПСС по укреплению дальневосточных рубежей в 1931–1941 гг. // Военно-исторический журнал. 1981. № 9.

6. Кошкин А. Россия и Япония: узлы противоречий. М., 2010.

7. Лузянин С.Г. Россия—Монголия—Китай в первой половине XX в. М., 2003.

8. Майский И.М. Избранная переписка с российскими корреспондентами. М., 2005. Т. 1.

9. Молодяков В. Россия и Япония поверх барьеров. М., 2003.

10. Системная история международных отношений. В четырех томах. 1918–2000. Т. 1. Документы. М., 2000.

11. Системная история международных отношений. В четырех томах. 1918–2000. Т. 2. Документы. М., 2000.

12. Советское руководство. Переписка. М., 1999.

13. Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1934 гг. М., 2001.

14. Чубаров В.В. Военные конфликты в Китае и позиция СССР (1927–1933 гг.). // Советская внешняя политика. 1919–1945 гг. Поиски новых подходов. М., 1992.

Система Orphus

Loading...
Up