Integral-institutional paradigm and the Russian way: overcoming the defects of the concepts of "Power–Property" and "X-Y matrices"

 
PIIS086904990000616-9-1
DOI10.31857/S086904990000616-9
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Institute of Economics and Industrial Engineering, Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Novosibirsk
Journal nameObshchestvennye nauki i sovremennost
EditionIssue 4
Pages129-144
Abstract

The article presents the results of the integral-institutional paradigm, which is a new tool for analyzing institutional evolution and the historical path of Russian society. In this paradigm, the market and razdatok (non-market economies) are viewed both as universal development mechanisms and as "equal hands" of the state. The confrontation between market and razdatok economies is replaced in the 21st century synthesis of market institutions and razdatok. Inclusive synthesis in the form of contractual razdatok gives rise to a new institutional matrix of the social state and democracy for the economies, both with the market and with the razdatok prior development. This is the key difference of the new paradigm from the concepts of "power-property" and "X-Y matrices", which are based on antagonistic dichotomies and pre-set results.
Keywordsintegral institutional paradigm, power-property, open access social order, quasi-market, contractual razdatok.
Received18.08.2018
Publication date08.10.2018
Number of characters28523
Cite   Download pdf To download PDF you should sign in
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 В предлагаемой в статье новой интегрально-институциональной парадигме преодолевается антагонистическая дихотомия концепций типа "Запад – Восток" ("власть-собственность – частная собственность", "Х-матрица – Y-матрица", "рыночная экономика – редистрибутивная экономика"), а также опровергается однозначная связь типов экономики с типами политических режимов (рынок и демократия, нерынок и авторитаризм). В итоге устраняется конфронтация идеологий либерализма и социализма, а также институтов рынка и раздатка, что позволяет избежать интеллектуальной и теоретической ловушки, в которой находится общественная мысль в России. Новая парадигма вскрывает внутренние институциональные резервы для эволюционного перехода российского общества к демократическому порядку открытого доступа. Концепция "Х–Y матриц" настойчиво претендует на роль доказательной базы предопределенности и сохранения авторитарного режима для России. Не менее распространенная концепция "власти-собственности", по сути, отрицает возможность развития демократии в России, поскольку для ее внедрения нужна практически невозможная институциональная ломка российской матрицы. Несмотря на обширную критику этих концепций (см., например, [Колганов 2017; Черныш 2015]), не показан главный методологический дефект – предзаданность результатов относительно исторического пути развития России и ее перспектив. В чем же состоят ключевые результаты интегрально-институциональной парадигмы?
2

Рынок и раздаток – универсальные механизмы координации и "равноценные руки" государства

На материале эволюции российских институтов мною в 1990-е гг. был получен новый исследовательский инструмент – категория раздаток1. По мнению представителя австрийской школы политэкономии Ф. Визера, “язык жизни оказывает высшую услугу научному мышлению, показывая пути, по которым можно проникнуть в скрытое ядро жизненного опыта” [Австрийская школа… 1992, с. 442]. Категория раздаток не имеет аналога в научной литературе, поскольку описывает нерыночные экономики как объективные и саморегулирующиеся. Для описания "социалистических" экономик ХХ в. обычно используются внешне похожие категории – распределительная, редистрибутивная, административно-командная, но предполагающие, что такие экономики искусственно управляются авторитарными режимами. Введение и использование категории раздаток привело к созданию теории раздаточной экономики, и на ее основе – интегрально-институциональной парадигмы, которая синтезирует классические подходы, такие как цивилизационный, формационный, институциональный с новыми институциональными теориями Д. Норта, Д. Асемоглу (Аджемоглу) – Д. Робинсона, Ф. Блока [Норт, Уоллис, Вайнгаст 2011; Аджемоглу, Робинсон 2015; Блок 2004; Бессонова 2015]. Главное отличие этой парадигмы состоит в том, что рынку противопоставляется не государство (план), а раздаток как однотипный рынку объективный механизм координации, в то время как государство в лице его иерархических органов управления – только субъект использования этих отношений (и рыночных, и раздаточных) в конкретных целях. Государством разрабатывается и внедряется хозяйственный механизм, который создает институциональную матрицу, осуществляющую воспроизводственные процессы и координирующую деятельность разных социальных групп. Раздаток как нерыночный способ координации – равнозначный способ экономической организации наряду с рынком с самого начального этапа развития человечества и актуален и ныне. Поскольку рынок и раздаток в новой парадигме рассматриваются как два универсальных и взаимно необходимых способа координации, экономическая эволюция впервые представлена как рыночно-раздаточное развитие. Закономерности понимаются как наличие эволюционной программы с широкими возможностями субъектов по качественной ее реализации, а не как неотвратимая данность, регламентирующая общественный процесс и блокирующая свободу воли. Переходя на практический уровень, можно вспомнить высказывание Ш. Талейрана: "…искусство управления государственными делами состоит в том, чтобы предвидеть неизбежное и способствовать его свершению" (https://culture.wikireading.ru/46974). Новая парадигма построена на целостном (холистическом) восприятии социальной реальности и методологии матричного подхода, которая ориентирует на выявление базовых, исторически повторяющихся моделей развития, составляющих суть любой "матрицы" как системы с эндогенной программой по самовоспроизводству. Исходя из этого, интегрально-институциональная парадигма задает новую концептуальную рамку. Для выживания человечества необходимо, чтобы одновременно воспроизводился и каждый отдельный человек, и все общество в целом. Все совершаемые действия можно классифицировать как "получение" – направленные на себя, и как "отдачу" – направленные от себя на поддержание общества. Баланс "получений" и "отдач" представляет латентный, эмпирически не верифицируемый механизм воспроизводства жизни на Земле. Необходимость баланса "отдач" и "получений" заложена, в частности, в христианской доктрине в виде формулы "возлюби ближнего (от себя) как (баланс) самого себя (к себе)". Для его поддержания социально-экономические отношения между людьми организованы одновременно по типу рынка и по типу раздатка. Модель раздатка включает отношения сдач-раздач, общественно-служебную собственность и административные жалобы в виде обратной связи, а модель рынка — это отношения купли-продажи, частная собственность и прибыль как сигнальный институт. В рынке "получение" превалирует над "отдачей", а личная мотивация стремления к прибыли обеспечивает реализацию общественных потребностей. В раздатке – мотивация служения определяет доминирование отношений "отдач" над "получениями". Оба типа экономик всегда существовали вместе, дополняли или временно замещали друг друга на разных отрезках времени. Рынок и раздаток – два базовых механизма координации, над которыми человечество неустанно работает, изобретая их новые формы. Правильное соотношение рыночных и раздаточных отношений на глобальном уровне приводит к балансу "отдач" и "получений", а следовательно, способствует выживанию и развитию общества. Если соотношение неравновесное, то возникает либо дефицит экономической свободы и частной инициативы, порождаемой рынком, либо отсутствие необходимого уровня социальной защищенности, обеспечиваемой раздатком. В случаях резкого нарушения баланса "отдач-получений" в обществе происходят революции либо рыночного/буржуазного, либо раздаточного/социалистического типа. Возникают новые религии и идеологии с ориентацией либо на индивидуальности (протестантизм, либерализм), либо на коллективности (православие, социализм). Однако только вместе институты рынка и раздатка представляют то противоречивое единство, которое позволяет человечеству двигаться вперед. Движение это циклическое, и за ним скрыта определенная логика эволюционного развития, которая базируется на регулярной переоценке и преобразовании устаревших форм рынка и раздатка. Несмотря на объективные ограничения цивилизационных матриц роль личности в них является определяющей, поскольку в ней заложен механизм познания и развития — "бытие определяет сознание, но осознание изменяет бытие". "Пассионарные" личности раньше других улавливают дисбалансы между экономической свободой и социальной справедливостью, угрожающие выживанию, и возглавляют общественные движения по коррекции социального механизма. Потому поиск равновесия между рынком и раздатком сопровождает постоянная борьба сторонников их развития. Однако есть механизм перехода от одной эволюционной ступени к другой. Таким образом, центральная идея интегрально-институциональной парадигмы состоит в том, что рынок и раздаток – универсальные способы экономической координации, которые выработала мировая цивилизация в длительном процессе эволюции. Они образуют своего рода социально-экономическую спираль "ДНК" заимствуя друг у друга формы, которые дополняются и компенсируются в стабильные фазы, меняясь доминантными ролями в кризисы и трансформации. Рыночные и раздаточные экономики содержат в себе механизмы как эффективного динамического саморазвития, так и "узкие места", которые при определенных обстоятельствах могут спровоцировать кризисы и даже разрушение экономической системы.

1. Раздаточная экономика — экономическая система, в которой нерыночные механизмы играют доминирующую роль, а рыночные — вспомогательную функцию. Слово "раздаток" взято из словаря В. Даля ( >>>> ).

views: 498

Readers community rating: votes 0

1. Avstrijskaya shkola v politicheskoj ehkonomii (1992) M.: Ehkonomika.

2. Adzhemoglu D., Robinson D. (2015) Pochemu odni strany bogatye, a drugie bednye. Proiskhozhdenie vlasti, protsvetaniya i nischety. M.:ACT.

3. Bessonova O.Eh. (2006) Obschaya teoriya institutsional'nykh transformatsij kak novaya kartina mira // Obschestvennye nauki i sovremennost'. № 2. S. 130–142.

4. Bessonova O.Eh. (2015) Rynok i razdatok v rossijskoj matritse: ot konfrontatsii k integratsii. M.: ROSSPEhN.

5. Bessonova O.Eh. (2007) Fenomen teorii institutsional'nykh matrits: restavratsiya ustarevshej paradigmy // Ehkonomicheskaya nauka sovremennoj Rossii. № 2. S. 23–33.

6. Blok F. (2004) Roli gosudarstva v khozyajstve // Ehkonomicheskaya sotsiologiya. № 2 (5). S. 37–56 (ecsoc.hse.ru).

7. Kirdina S.G. (2000) Institutsional'nye matritsy i razvitie Rossii, M.: TEIS.

8. Klark D. (2011) Za ramkami gosudarstvennogo i chastnogo? Transformatsiya smeshannoj modeli blagosostoyaniya // Zhurnal issledovanij sotsial'noj politiki. № 9. S. 151–168.

9. Kolganov A. (2017) K kritike kontseptsii "vlasti-sobstvennosti" // Voprosy ehkonomiki. № 7. S. 79–95.

10. Kun T. (2001) Struktura nauchnykh revolyutsij. M.: AST.

11. Nort D., Uollis D., Vajngast B. (2011) Nasilie i sotsial'nye poryadki. Kontseptual'nye ramki dlya interpretatsii pis'mennoj istorii chelovechestva. M.: Izdatel'stvo Instituta Gajdara.

12. Nureev R. M. (2009) Rossiya: varianty institutsional'nogo razvitiya. M.: Norma.

13. Pliskevich N.M. (2015) Transformatsiya sistemy vlasti-sobstvennosti v Rossii: regional'nyj aspekt. Mogut li regiony nachat' svoj put' k modernizatsii? // Mir Rossii. № 2. S. 89–104.

14. Chernysh M. F. (2015) Teoriya institutsional'nykh matrits: kriticheskij analiz // Sotsiologicheskie issledovaniya. № 10. S. 74–83.

15. Hayden G. F. (2017) An Evaluation of Institutional Matrices Theory Which Was Designed to Illustrate Differences Between Russian and Western Political Economies // Journal of Economic Issues. Vol. 5. No. 2. Pp. 467–475 (http:// dx.doi.org/10.1080/00213624.2017.1321404).

16. Klimina A. (2016) The Role of Culture, Historicity, and Human Agency in the Evolution of the State: A Case against Culture of Fatalism // Journal of Economic Issues. Vol. 50. No. 2. Pp. 557–565 (https://doi.org/10. 1080/00213624.2016. 1179064).

17. Quasi-Markets and Social Policy. (1993) Ed. by Grand J.L. and W. Bartlett. London: Palgrave Macmillan (http://dx.doi.org/10.1007/978-1-349-22873-7).



Additional sources and materials

 

Система Orphus

Loading...
Up