External «challenges» for Russian territory and the formation of a civilizational «response»

 
PIIS086904990014738-3-1
DOI10.31857/S086904990014738-3
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Chief Researcher Fellow, Head of the Departement of the Philosophical Problems of Politics
Affiliation: Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, 14/1 Goncharnaya Str., Moscow, 109240, Russian Federation
Journal nameObshchestvennye nauki i sovremennost
EditionIssue 3
Pages19-29
Abstract

In the context of unipolar hegemony, external threats to the unity of the Russian territory are formulated. They are caused, on the one hand, by the cultural and historical features of the American mentality, such as the concepts of the «shifted frontier», «no man's land» and expansionist messianism, which have been preserved as deep archetypes of the American consciousness and are being actualized in the modern world. On the other hand, the Russian space after the catastrophe of the 90s remains «empty», «no man's land» from the ideological point of view, since no new independent civilizational Project of existence and social ideal has been developed. In this situation, the impetus for the birth of a new identity can be a new «geopolitical task», which forms the comprehensionof Russia as a metaphysical «North» and is based on the concept of «Northern Eurasia».

KeywordsRussian civilizational project, external threats, «terra nullius», space, territory, «geopolitical task», Northern Eurasia
Received24.06.2021
Publication date27.06.2021
Number of characters31142
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Эпоха однополярной гегемонии – период нового, скрытого под личиной глобализма, передела мира в пользу его безальтернативного властелина. В рамках новой риторики США называют себя империей нового типа – «нетерриториальной империей». Под данным термином они имеют в виду перспективы, которые открывают технологии гибридных войн. Однако это вовсе не означает, что территориальный вопрос их не интересует. Особенно, когда дело касается их главного геополитического «экзистенциального врага». Еще в начале XX века В. Вильсон сказал, что «Россия является слишком большой и слишком монолитной страной. Необходимо сократить ее до размеров Среднерусской возвышенности… Мы должны иметь перед собой чистый лист бумаги» [Бенуа 2009, 463]. Уже тогда предлагалось одобрить программу постепенного расчленения страны с помощью череды территориальных самоопределений – начиная с Польши, Финляндии, Литвы и т.д.
2 В конце XX века появилась редкая возможность возобновить данную политику. Тогда З. Бжезинский предложил план создания на российской территории трех «свободных государств»: Европейской России, Сибирской республики и Дальневосточной Республики [Бжезинский 1998]. Не менее откровенно об американских проектах в отношении России высказался в начале XXI столетия известный американский политолог Р. Пайпс: «Американцам нужна маленькая Россия… Думаю, Россия очень большая страна, и она не может управлять собой эффективно. Ей нужно стать меньше» [Шевченко 2015, 17].
3 Несмотря на то, что риторика в начале и в конце XX века совпадала, контекст и стратегические цели мировой политики в отношении России тогда были совсем разными. Во времена Вильсона США делили мировую власть с крупнейшими европейскими державами, что могло привести к конкуренции между ними. После геополитической катастрофы распада СССР, с наступлением так называемого «однополярного момента», американская гегемония окончательно решила вопрос о власти над миром в свою пользу. Отныне стало ясно, что мировое сообщество должно было быть построено по образу и подобию своего нового и единственного лидера. При таком повороте событий важными становятся главные идеи и характерные особенности поведения, которые составляют социально-психологический портрет нового мирового гегемона, а также определяют способы, средства и итоги его воздействия на другие страны.
4 Цивилизационные факторы и социально-культурные особенности американского лидерства
5 Как отмечает К. Шмитт, само историческое вхождение Нового Света в мировую историю, которая до того момента была исключительно европейской историей, было сопряжено с невероятным открытием. Старый Свет понял, что «внезапно появившийся новый мир был не новым врагом, а свободным пространством, свободным полем для европейской оккупации и экспансии» [Шмитт 2008, 75]. Это стало серьезным основанием для того, чтобы «права и свободы человека» превратились в исключительные права и свободу действий колонистов на вновь открытых территориях. Немецкий философ показывает на историческом материале, насколько легко и естественно первоначальная миссионерская деятельность по распространению христианства трансформируется сначала в правовое основание справедливой войны, а следом в право на оккупацию и аннексию территорий. Одновременно происходит очищение их от туземцев, которые расцениваются как варвары, нелегитимно владеющие землей, где они жили и вели хозяйство до пришествия европейцев. Такое восприятие «нового пространства» составило едва ли не «родовую травму» американского сознания, которое сохраняет ее отголоски вплоть до современности. Приведенные выше высказывания свидетельствуют о том, что США хотели бы видеть Россию не только раздробленным государством (или, как сказал один из современных американских президентов, «разорванной в клочья») но, к тому же, и «чистым листом бумаги».

Number of purchasers: 0, views: 52

Readers community rating: votes 0

1. Balakleecz N.A. Terra nullius i otnosheniya vlasti v social`nom prostranstve [Terra nullius and power relations in social space] // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2015. № 396. S. 38-42.

2. Benua A. De O Rossii [About Russia] // de Benua A. Protiv liberalizma. [Against liberalism] M.: Amfora. 2009. S. 463-466.

3. Bzhezinskij Z. Shaxmatnaya doska [Chess board]. M.: «Mezhdunarodny`e otnosheniya». 1998.

4. Grocij G. O prave vojny` i mira. [On the law of war and peace]. M.: Ladomir. 1994.

5. Zamyatina N.Yu. Zona osvoeniya (frontir) i ee mesto v amerikanskoj i russkoj kul`turax [Development zone (The Frontier) and its place in American and Russian cultures] // Obshhestvenny`e nauki i sovremennost`. M. 1998. № 5. S. 75-89.

6. Kara-Murza A.A. Rossiya kak «Sever». Metamorfozy` nacional`noj identichnosti v XVIII-XIX vv.: G.R. Derzhavin [Russia as the «North». Metamorphoses of national identity in the XVIII-XIX centuries: G. R. Derzhavin] // Filosofskie nauki. M. 2017. № 8. S. 121-134.

7. Kara-Murza A.A., Sharova V.L. «Novaya rossijskaya civilizaciya budet civilizaciej Pushkina» (k voprosu o «civilizacionnom vy`bore») [«The new Russian civilization will be the Pushkin civilization» (on the question of «civilizational choice»)] // Polilog. 2021.№ 1. Tom 5. [E`lektronny`j resurs]. URL: https://polylogos-journal.ru/S258770110014153-0-1 (accessed on: 18.04.2021).

8. Mendeleev D.I. K poznaniyu Rossii [Towards the knowledge of Russia]. M.: Ajris Press. 2002.

9. Obama B. Derzost` nadezhdy`. My`sli o vozrozhdenii amerikanskoj mechty` [The audacity of hope. Thoughts on reviving the American dream] Spb.: Izdatel`skij Dom «Azbuka-klassika». 2008.

10. Obrashhenie Trampa k nacii [Trump's address to the Nation] / Universe-tss. 06.02.2020 // https://universe-tss.su/main/politika/world/76841-obraschenie-trampa-k-nacii-2020-polnyj-tekst.html (accessed on: 17.04.2021).

11. Russo Zh.-Zh. Ob obshhestvennom dogovore. Principy` politicheskogo prava [About the social contract. Principles of political law] M.: Gosudarstvennoe social`no-politicheskoe izdatel`stvo. 1938.

12. Sogrin V.V. Civilizacionnoe i mezhdisciplinarnoe izuchenie istorii SShA [Civilizational and interdisciplinary study of U.S. history] // Novaya i novejshaya istoriya [Civilizational and interdisciplinary study of U.S. history]. 2012. № 1. S. 25-43.

13. Terner F. Dzh. Frontir v amerikanskoj istorii [The Frontier in American history]. M.: Ves` mir. 2009.

14. Trubeczkoj N.S. Vzglyad na russkuyu istoriyu ne s Zapada, a s Vostoka [A look at Russian history not from the West, but from the East] // Nasledie Chingisxana [The legacy of Genghis Khan]. M.: E`ksmo. 2019. S. 15-88.

15. Trubeczkoj N.S. K probleme russkogo samosoznaniya [On the problem of Russian identity] // Nasledie Chingisxana [The legacy of Genghis Khan ]. M.: E`ksmo. 2019. S. 141-248.

16. Xardt M., Negri A. Imperiya [The Empire]. M.: Praksis. 2004.

17. Shevchenko V.N. Problema celostnosti sovremennoj Rossii kak filosofsko-metodologicheskaya problema [The problem of the integrity of modern Russia as a philosophical and methodological problem] // Integracionny`e i dezintegracionny`e processy` v istorii rossijskogo gosudarstva: social`no-filosofskie aspekty` [Integration and disintegration processes in the History of the Russian state: Socio-philosophical aspects]. M.: IFRAN. 2015. S. 11-44.

18. Shmitt K. Nomos zemli v prave na¬rodov jus publicum europaeum [Nomos of the earth in the law of peoples jus publicum europaeum]. SPb.: Vladimir Dal`. 2008.

19. Pasquier D. Dans l’océan arctique, la Russie ne perd pas le Nord // Revue de Défense Nationale. 2021. № 3. PP.107-114.

Система Orphus

Loading...
Up