Is Postmodernism a Worldview of Youth?

 
PIIS086904990010749-5-1
DOI10.31857/S086904990010749-5
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Sociological Institute of the Federal Center of Theoretical and Applied Sociology of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, St.-Petersburg
Journal nameObshchestvennye nauki i sovremennost
EditionIssue 4
Pages31-40
Abstract

The article, based on the materials of a sociological survey, raises the question of the fact that the postmodern paradigms of perception of reality are increasingly penetrating the worldview of contemporary Russian youth. Thus native collective identities, such as peoples, nationality, lose their meaning. The last stronghold of the traditional among young people remains the family, to which they attach great importance, although elements of a postmodern worldview penetrate here too. Within the framework of this mental picture, there are interethnic marriages, the proportion of which has changed little since the times of the USSR, but the perception of which has since become radically different.

Keywordsinterethnic marriages, postmodernism, youth, tradition, family, social community, people(s), nationality
Received01.09.2020
Publication date03.09.2020
Number of characters31974
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Исследование, которое я задумала, было рядовым: я продолжала свою тему изучения межэтнических браков, о которых уже писала в “Общественных науках и современностиˮ [Лурье 2018; Лурье 2019]. На этот раз меня интересовало отношение к межэтническим бракам молодежи от 18 до 21 года, тех, кто на 7-8 лет моложе опрошенных ранее [Лурье 2019], в контексте их установок по отношению к будущему, семье, народу1. Но результаты интервью заставили задуматься не только над темой исследования, но и над более философскими категориями. Они показали некоторый очевидный культурный разрыв с более старшим поколением и вступление российской молодежи в новую цивилизацию с совершенно другим пониманием человека и общества. Так, отношение к культуре, к категории народа, национального и индивидуального, восприятие своего будущего лежит у этой части молодежи в некой постмодернистской перспективе. И все-таки остается якорь, привязывающий ее к традиционным ценностям. Этот якорь – отношение к институту семьи, значение которой в глазах молодых растет. Правда, и тут не все однозначно… 1. Это был опрос с помощью закрытой анкеты, который проводился в Красноярске среди студентов русской национальности СФУ. Выборка 270 человек (111 юношей и 159 девушек). Выражаю благодарность кандидату политических наук С. Подъяпольскому за организацию проведения опроса.
2 Об отрицании коллективной идентичности в постмодернистской парадигме С размышлений о “веке семˮ мы и начнем. Пожалуй, дьявол кроется в коннотациях, а именно, в том, что идеи, являющиеся фактами общественного сознания, выступают не сами по себе, а в связи с определенными ассоциациями. Одна идея влечет за собой другую, логически с ней непосредственно не связанную, но которая по привычке мышления, сложившейся в ту или иную эпоху, мыслится в совокупности с первой так, как если бы одна следовала из второй.
3 Культура нашего времени – десятых годов XXI в. – переходная. Это культура перехода в иную цивилизацию. Еще в массах устойчивы традиционно-религиозная и гуманистически-модернистская парадигмы, которые у нас порой причудливо переплетаются, но плацдарм за плацдармом завоевывает постмодернизм – нечто, противоречащее не только традиции, но и гуманизму. Современные изменения в культуре, накапливаясь, переводят ее в иное качество.
4 И традиционная, и гуманистические парадигмы выражают себя уже как консервативные ценности. Обе они предполагают естественную мораль, некие естественные, согласующиеся с естеством человека проявления, в их противопоставлении противоестественному. Правда, классический гуманизм подразумевает, что причина последнего – несовершенство мироустройства, а не греховность природы самого человека, как то было при религиозном мировоззрении. Но перед лицом современной постмодернистской парадигмы у этих двух мировоззрений неожиданно выявляется что-то общее. Ведь в наше время формируется иное понимание естественного и противоестественного, которые вполне отчетливо формулируется.
5 Не буду перечислять все атрибуты постмодернистского мировоззрения, но остановлюсь на том, который важен в данной работе. Это – разрушение права на естественную групповую идентичность. В традиционной и гуманистической парадигме право личности в определенной ситуации не признавалось выше права коллектива. Так, право беженца переселиться в чужую среду и сохранять в ней свои обычаи в отличие от постмодернистской перспективы, не ставится выше, чем право этой среды защищать свою коллективную целостность. Не то в постмодернистской перспективе: там доминируют права одиночки, индивида, который не то что не обязан смотреть на себя в контексте своих естественных общностей, к которым принадлежит, но уже скорее обязан видеть себя вне их контекста. Как показывает мое исследование, размывается само понятие “народˮ как существенная категория, превращаясь в агломерат индивидов-одиночек, скрепленных несущественными формальными связями. И это происходит не где-то в других странах, а в России. Среди русской молодежи идут подспудные процессы, результатом которых оказывается существенное ослабление русской национальной идентичности.

Number of purchasers: 0, views: 280

Readers community rating: votes 0

1. Itogi Vserossiyskoy perepisi naseleniya 2002 g. V 14 t., t. 4 (2004) [The results of the 2002 All-Russian Population Census: In 14 vols. V. 4]. Moscow: Statistika.

2. Lourie S.V. (2018) Mezhnacional'nye braki kak chast' sovetskogo gosudarstvennogo scenariya: sociokulturniy podhod [Inter-ethnic marriages as the Soviet state script part: a sociocultural approach]. Obshchestvennye nauki i sovremennost', no. 3, pp. 108–121.

3. Lourie S.V. (2019) Nacionalnyy scenariy v sovremennoy Rossii cherez zerkalo chastnoy zhizni rossiyan (Dinamika i osobennosti mezhetnicheskoy brachnosti v postsovetskiy period). [The National Script in Contemporary Russia through the Mirror of the Private Life of Russians]. Obshchestvennye nauki i sovremennost', no. 6, pp. 127–140.

4. Naselenie Rossii 2003–2004 (2006) Odinnadcatiy-dvenadcatiy ezhegodny demograficheskiy doklad [Population of Russia 2003–2004. The 11th-12th annual demographic report]. Moscow: Institute of Economic Planning RAS.

5. Naselenie SSSR po dannym vsesoyuznoy perepisi naseleniya 1989 g. (1990) [The USSR population according to the all-Union census of 1989]. Moscow: Finansy i statistika.

6. Soroko E.L. (2014) Ehtnicheski smeshannye supruzheskie pary v Rossiyskoy Federacii [Ethnically mixed married couples in the Russian Federation]. Demograficheskoe obozrenie, vol. 1, no. 4, pp. 96–123.

7. Sostoyanie v brake i rozhdaemost' v Rossii po dannym mikroperepisi naseleniya 1994g. (1995) [Marital status and birth rate in Russia according to the 1994 micro-census data]. Moscow: Goskomizdat.

Система Orphus

Loading...
Up