Global external debt during COVID-19 pandemic

 
PIIS020736760016809-8-1
DOI10.31857/S020736760016809-8
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation: Associate Professor at the Department of World Economy and World Finance, Financial University under the Government of the Russian Federation
Address: Russian Federation, Moscow
Affiliation: Independent Researcher
Address: Russian Federation
Journal nameObshchestvo i ekonomika
EditionIssue 9
Pages54-72
Abstract

The article contains an analysis of the dynamics and structure of the external debt of various countries and groups of countries in the context of the coronavirus pandemic. The authors conclude that at the beginning of 2021, the ratio of external debt to GDP almost reached the level that was noted on the eve of the global financial and economic crisis of 2008-2009. A trigger for a new global crisis may be the exacerbation of problems in one or more segments of the economy of the European Union, Great Britain, the United States, or a number of large developing countries.

Keywordsglobal external debt, world GDP, government debt, corporate external debt, international debt market
Received23.09.2021
Publication date23.09.2021
Number of characters31254
Cite   Download pdf To download PDF you should sign in
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
1 В условиях продолжающейся пандемии COVID-19 произошло дальнейшее обострение проблемы глобальной внешней задолженности. По нашим расчетам, основанным на данных Всемирного банка [1], за девять месяцев 2020 г. величина совокупного мирового внешнего долга возросла на 5,7% и достигла 91,8 трлн долл. США. При этом основной прирост был отмечен в III квартале (особенно в рамках еврозоны).
2 По итогам 2020 г. соотношение совокупного мирового внешнего долга и величины мирового ВВП (см. Рис. 1) составило 108,3% (для сравнения: в 2019 г. – 98,9%). Такое усиление внешнедолгового бремени мировой экономики существенно повышает риск возникновения нового глобального финансово-экономического кризиса, особенно если принять во внимание тот факт, что внешний долг является лишь частью общей задолженности субъектов экономической деятельности страны.
3 Рис. 1. Динамика совокупного объема мирового внешнего долга и мирового ВВП (трлн долл. США)
4
1

5 Источник: составлено авторами на основе данных Всемирного банка и Международного валютного фонда [1, 3].
6 Величина совокупного внешнего долга десяти стран, лидирующих по этому показателю в мировом масштабе, отражена на Рис. 2.
7
2

8 Рис. 2. Величина совокупного внешнего долга десяти стран, лидирующих по этому показателю в мировом масштабе,
9 в IV кв. 2019 г. и в III кв. 2020 г. (млрд долл. США)
10 Источник: составлено авторами на основе данных Всемирного банка [1].
11 Как видно из представленных данных, практически во всех странах-лидерах, за исключением Люксембурга, в течение первых девяти месяцев 2020 г. объем совокупного внешнего долга возрос. Из 5 трлн долл. США прироста глобального внешнего долга за девять месяцев 2020 г. почти 77%. пришлось на десять стран, лидирующих по величине совокупного внешнего долга, Максимальный рост отмечен в Германии (почти 16%), во Франции (13,6%) и в Японии (11,8%). Вследствие этого повысилась степень концентрации глобальной внешней задолженности. Удельный вес десяти стран, лидирующих по величине совокупного внешнего долга, увеличился на 0,3% до 71,3%, а доля первых пяти стран – на 0,8% до 53,3%. При этом совокупная величина внешней задолженности десяти стран, лидирующих по этому показателю в мировом масштабе, возросла на 6,2%, а величина внешней задолженности пяти стран, лидирующих по этому показателю в мировом масштабе, возросла в среднем на 7,4%.
12 Распределение первых десяти стран, лидирующих по величине совокупного внешнего долга на душу населения, отражено на Рис. 3. Как видно из диаграммы, наибольшая величина показателя характерна для стран, относящихся к офшорным зонам:
13
3

14

Рис. 3. Величина совокупного внешнего долга на душу населения десяти стран, лидирующих по этому показателю в мировом масштабе (долл. США)

15 Источник: составлено авторами на основе данных Всемирного банка [1].
16 В структуре совокупного внешнего долга в первом полугодии 2020 г. рост корпоративного долга (3,2%) опередил рост государственного внешнего долга (2,8%), а за 9 месяцев 2020 г. ситуация изменилась – корпоративный внешний долг вырос на 5,0%, а государственный – на 6,7%. В результате удельный вес государственного внешнего долга в общем объеме мирового внешнего долга увеличился с 21,9% до 22,1%, а доля корпоративного долга сократилась с 73,2% до 72,7%. Таким образом, в совокупном приросте мирового внешнего долга за девять месяцев 2020 г. 64,3% было обеспечено за счет корпоративного долга и 25,4% за счет суверенного долга.

Price publication: 0

Number of purchasers: 0, views: 533

Readers community rating: votes 0

1. Ofitsial'nyj sajt Vsemirnogo banka. URL: https://databank.worldbank.org

2. International Monetary Fund. World Economic Outlook Update January 2021. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2021/01/26/2021-world-economic-outlook-update

3. Ofitsial'nyj sajt Mezhdunarodnogo valyutnogo fonda. URL: https://www.imf.org

4. Statisticheskij portal Banka mezhdunarodnykh raschetov. URL: https://www.bis.org/statistics

5. Goel T., Serena J.M. Bonds and syndicated loans during the Covid-19 crisis: decoupled again? // BIS Bulletin. no 29, 14 August 2020, pp. 1-7.

6. World Bank. Debt Report 2021 Edition I. URL: https://pubdocs.worldbank.org/en/202241611602419508/Debt-Report-2021-Edition-I.pdf

7. Cantú C., Goel T., Schanz J. EME government debt: cause for concern? // BIS Quarterly Review. June 2020. Rr. 15-16.

8. Micic K. Recent trends in EME government debt volume and composition // BIS Quarterly Review. September 2017. Rr. 22-24.

9. Hofmann B., Shim I., Shin H.S. Emerging market economy exchange rates and local currency bond markets amid the Covid-19 pandemic // BIS Bulletin, no 5, 7 April 2020. Rp. 1-7.

10. Hördahl P., Shim I. EME bond portfolio flows and long-term interest rates during the Covid-19 pandemic // BIS Bulletin, no 18, 20 May 2020. Rp. 1-7.

11. Balyuk I.A. Vliyanie vneshnikh sanktsij na dolgovuyu politiku Rossii // Ehkonomika. Nalogi. Pravo. 2020. № 4 (13). S. 29-43.

12. Malpass D. Foreword. International Debt Statistics 2021. World Bank Group, p. vii. URL: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/34588/9781464816109.pdf

13. Rucaj E., Hamaden N., Fu H. Understanding global debt: Relieving the COVID-19 impact on the most vulnerable. URL: https://blogs.worldbank.org/opendata/understanding-global-debt-relieving-covid-19-impact-most-vulnerable

14. Malpass D. To Cope With Covid, the World’s Poor Need Debt Relief // Wall Street Journal, Nov. 4, 2020.

15. COVID 19: Debt Service Suspension Initiative. URL: https://www.worldbank.org/en/topic/debt/brief/covid-19-debt-service-suspension-initiative

16. Zvonova E.A. Transformatsiya mirovoj ehkonomiki i pandemiya // Ehkonomika. Nalogi. Pravo. 2020. № 4 (13). S. 6-19.

Система Orphus

Loading...
Up