The effect of post-industrial socioeconomic processes on the population growth rate

 
PIIS020736760006419-9-1
DOI10.31857/S020736760006419-9
Publication type Article
Status Published
Authors
Affiliation:
Address: Russian Federation
Journal nameObshchestvo i ekonomika
EditionIssue 9
Pages90-94
Abstract

In the paper historical models of economic success and an experience of transforming national development strategies are being examined with a view to determine and evaluate priority tasks for the promotion of economic growth.

The correlation between ensuring national economic security and strategic objectives as well as strategic projects is revealed.

The course of and the mechanisms for successful implementation of the May (2012 and 2018) Decrees of the President of the Russian Federation are analyzed. For the first time, the “red lines of economic security” are justified, determining vital areas of national economy and management where disruption means threats and risks in terms of fundamental challenges to national security and strategic development.

Keywordsdevelopment strategies, national goals, transformation of national economies, Russia's priorities, economic growth, economic security, red lines of economic security, implementation of the May (2012 and 2018) decrees of the President of the Russian Federation
Received20.09.2019
Publication date20.09.2019
Number of characters10230
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Планирование семьи и динамика воспроизводства населения в значительной мере ориентированы на нарастание конкуренции на рынке труда вследствие радикального сокращения массовых рутинных профессий, профессий, связанных с поточными производствами. Шансы выдержать конкурентную борьбу, сохранить при смене поколений достигнутый в семье уровень жизни в условиях постиндустриальной модернизации экономики определяются тем, насколько семье удается приобрести квалификационные преимущества. В соответствии с прогнозами социальных тенденций постиндустриального этапа (Э. Тоффлер, Э. Белл [1]) за период становления постиндустриальной структуры экономики прослойка высококвалифицированных специалистов (по классификации ЮНЕСКО – МСКО5А) увеличивается более чем в три раза и достигает в экономически развитых постиндустриальных странах свыше половины взрослого населения. Современная научная подготовка и высокий профессионализм предполагают долгие годы, посвященные образованию, значительную нагрузку на семейный бюджет и не способствуют многодетности. Демографические показатели относятся к базовым исходным данным, необходимым для эффективного прогнозирования и планирования. Неопределенность, связанная с переходными процессами становления постиндустриальной экономики повышает актуальность анализа демографических тенденций и системной коррекции количественных оценок.
2 Динамика демографического спада при переходе к постиндустриальному этапу близка к модельному представлению логики снижения воспроизводства вслед за многочисленным поколением, обоснованному Р. Истерлином [2] в середине прошлого века. Принципиальное отличие демографических изменений переходного к постиндустриальному этапу развития периода заключается в том, что регулятором является не избыточная численность работников, вызванная демографическим всплеском, а системный вывод из экономики ряда массовых профессий вследствие постиндустриальной модернизации.
3

Количественные и качественные изменения структуры занятости, связанные с постиндустриальными процессами формирования интеллектуальной инновационно насыщенной экономики, носят не циклический характер, а отражают постоянную тенденцию, характерную для нового этапа развития. Из широкого ряда причин, влияющих на сокращение рождаемости [3], ведущее значение приобретают процессы, связанные с радикальными изменениями конкурентных условий рынка труда. Рефлексивная реакция на подъем квалификационных требований проявляется включением стратегического механизма ограничения рождаемости, направленного на сохранения способности передавать по наследству достигнутый социальный статус. 

4
image1

5 Рис.1. Распределение показателей фертильности - суммарного коэффициента рождаемости (СКР) в зависимости от экономического уровня (ВВП/чел)

Number of purchasers: 3, views: 474

Readers community rating: votes 0

1. Элвин Тофлер. Третья волна // Москва АСТ. 2004.

2. Diane J. Macunovich. Fertity and Easterlin hypothesis // An assessment of the literature Journal of Popul. Econ. 1998. 11:53-111.

3. Демографическая модернизация России // Москва. 2006.

4. Fertility rate, total (births per woman). World Population Prospects: 2017 Revision, United Nations Population Division.

5. А.Н. Косариков, П.А. Гежес. Динамика энергопотребления при переходе к постиндустриальному этапу развития // Общество и экономика. 2017г.№ 10.

6. ООН: Прогноз численности населения мира

7. http://wiki.ru/sites/demografiya/id-articles-399545.html.

Система Orphus

Loading...
Up