Legacy of the War of 1846—1848 in U.S.—Mexico Relations throughout the Mexican Revolution

 
PIIS013038640003817-6-1
DOI10.31857/S013038640003817-6
Publication type Article
Status Published
Authors
Occupation: Senior Researcher
Affiliation: Institute for Latin American Studies, RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Journal nameNovaia i noveishaia istoriia
EditionIssue 1
Pages213-222
Abstract

The article examines the impact which the experience of the Mexican war (1846—1848) had on U.S. policy towards Mexico throughout the Revolution, 1910—1917. Great attention is given to psychological stereotypes coming from mid-19th century that had undergone some evolution. It is concluded that a new model of U.S. domineering was established, as compared to the earlier era of conflict.

Keywordsthe United States, Mexico, war, politics, revolution, diplomacy, expansion
Received07.02.2019
Publication date07.02.2019
Number of characters37563
Cite  
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1

Мексикано-американская война 1846—1848 гг. по праву может считаться поворотным событием в истории Нового Света. Во многом она стала высшей отметкой территориальной экспансии США на Американском континенте. Ее итоги наложили большой отпечаток на дальнейшее развитие отношений между Мексикой и США. Во втором десятилетии ХХ в. эти отношения характеризовались нестабильностью, грозившей привести к новой войне. Мексиканская революция 1910— 1917 гг. вновь поставила важные вопросы для обеих стран, включая такие, как допустимые пределы экспансии и конфликтности, формы и цели сотрудничества. Наконец, сама проблема границы между США и Мексикой, обострившаяся в наши дни и игравшая чрезвычайно важную роль в годы революции, уходит корнями во времена мексикано-американской войны. Стоит отметить, что в историографии эти страницы мексикано-американских отношений практически не сопоставлялись. В настоящей статье будут рассмотрены военные, дипломатические, внутриполитические и идеологические аспекты отношений политики США в мексиканском вопросе, чтобы определить, в какой степени наследие войны 1846—1848 гг. сказывалось на ней.

2

После договора Гуадалупе-Идальго единственным территориальным приобретением США у Мексики стала долина Месилья между реками Колорадо, Хила и Рио-Гранде, купленная за 10 млн долл. стараниями американского посланника Джеймса Гадсдена у правительства Антонио Лопеса де Санта-Анны1. Во время Войны реформы 1858—1861 гг. и франко-англо-испанской интервенции 1861—1867 гг. США поддерживали конституционное правительство Бенито Хуареса. На завершающем этапе освободительной войны администрации Авраама Линкольна и Эндрю Джонсона путем разрешения продажи в Мексику оружия и боеприпасов способствовали победе Республики2. Дальнейшая дипломатическая практика США заключалась в автоматическом признании нового правительства де-факто, если оно демонстрировало готовность брать на себя ответственность по имущественным искам американцев3.

1. Альперович М.С., Слезкин Л.Ю. Образование независимых государств в Латинской Америке. М., 1966, с. 180.

2. Там же, с. 193—194.

3. Zorrilla L.G. História de las relaciones entre México y los Estados Unidos de América, 1800—1958, t. 1. México, 1965, p. 498—507.
3

В этом смысле приход к власти в 1876 г. генерала Порфирио Диаса, выступавшего защитником либеральной мексиканской конституции 1857 г., на первый взгляд не должен был принести крупных перемен. Однако Диас привел Мексику к невиданной ранее стабильности4. Постепенно в мексиканских верхах оформилась правящая группировка в лице “científicos” («ученых»), которая выработала негласную внешнеполитическую доктрину. Согласно ей Мексика должна была стать открытой иностранному капиталу. Помимо помощи в модернизации различных отраслей экономики, такой курс должен был предотвратить новые территориальные аппетиты «северного колосса»5.

4. Новая краткая история Мексики. М., 2008, с. 189—192, 200—202.

5. The Course of Mexican History. Ed. by M.C. Meyer. 6th ed. Oxford, 2007, p. 382—384.
4

В результате, с одной стороны, большие группы мексиканского населения стали включаться в капиталистические отношения, развивалась инфраструктура, в особенности железные дороги. С другой, американский бизнес, ранее значительно уступавший в Мексике по капиталовложениям европейскому, к началу ХХ в. занял первое место. Общий объем капиталовложений к началу революций достиг 1,5 млрд долл.6 Помимо крупных компаний, в Мексику прибыло много рядовых колонистов: мелких и средних торговцев, фермеров, владельцев ранчо, врачей, учителей. По данным госдепартамента США, к 1910 г. постоянно в Мексике их проживало не менее 70 тыс. чел.7 Вместе это создавало потенциал для использования вопроса защиты жизни и собственности американских граждан в политических целях.

6. United States. Congress. 66th Congress, 1st session. Senate. Hearing before a Subcommittee of the Committee on Foreign Relations: Investigation of Mexican Affairs, v. 2. Washington (D.C.), 1920, p. 3322.

7. Ibid., p. 3311.

Number of purchasers: 3, views: 816

Readers community rating: votes 0

1. Al'perovich M. S., Slezkin L. Yu. Obrazovanie nezavisimykh gosudarstv v Latinskoj Amerike. M., 1966, s. 180.

2. Zorrilla L. G. Historia de las relaciones entre Mexico y los Estados Unidos de America, 1800—1958, t. 1. Mexico, 1965, p. 498—507.

3. Coerver D. M., Hall L. B. Texas and the Mexican Revolution, 1910—1920: A Study in National and State Border Policy. San Antonio, 1984, p. 11—12.

4. Raat D. W. “Revoltosos”. Mexico’s Rebels in the United States, 1903—1923. College Station, 1983, p. 175—199.

5. William Howard Taft Papers (dalee: WHTP), case files, 1904—1913. Microform. Washington (D.C.), 1972, series 6, file 229, p. 30229—30330.

6. Scholes W. V., Scholes M. V. The Foreign Policies of the Taft Administration. Columbia (Minnesota), 1970, p. 90.

7. Noskov V. V. Instituty vlasti i vneshnyaya politika SShA (1901—1913 gg.). SPb., 1993, s. 350.

8. Challener R. Admirals, Generals and American Foreign Policy, 1898—1914. Princeton, 1973, p. 346.

9. Carter W. H. Our Army in San Antonio. — Outlook, v. 99, 1911, p. 972–979.

10. Langley L. D. The Banana Wars: the United States and Intervention in the Caribbean, 1898—1934. Lexington, 1986, p. 105.

11. Wilson W. A History of the American People, v. 2. New York — London, 1902, p. 122.

12. Smith J. H. The American Attitude in the Eve on the War. — The Mexican War: Crisis for American Democracy. Lexington, 1969, p. 10.

13. Harvey G. We Appeal to the President: to Save the Country, to the Save the Pty, to Save Himself. — North American Review, v. 199, 1914, p. 99—101.

14. Connor S. V., Faulk O. B. North America Divided: the Mexican War, 1846—1848. New York, 1971, p. 138—140.

15. Usher R. The Real Mexican Problem. — North American Review, v. 200, 1914, p. 45—52.

16. Min'yar-Beloruchev K. V. SShA v vojne s Meksikoj (1846—1848 gg.): armiya, polkovodtsy, politiki. — Vestnik Voennogo universiteta, 2010, № 2 (22), s. 59.

17. Collins J. R. Sectionalism and Political Fragmentation. — The Mexican War: Changing Interpretations. Chicago, 1973, p. 70.

18. Sweetman J. The Landing at Vera Cruz. Annapolis, 1968, p. 83.

19. Johannsen R. W. To the Hall of the Montezumas: the Mexican War in the American Imagination. New York and Oxford, 1985, p. 78—79.

20. Lutzker M. A. Can the Peace Movement Prevent War? The U.S. — Mexico Crisis of 1914. — Doves and Diplomats: Foreign Offices and Peace Movements in Europe and America in the 20th Century. Westport — London, 1978, p. 140—142.

21. Ulloa B. La Revolucion interventida: relaciones diplomaticas entre Mexico y los Estados Unidos, 1910—1914. Mexico, 1971, p. 188.

22. Finnegan J. P. Against the Specter of a Dragon: the Campaign for American Military Preparedness, 1914—1917. Westport and London, 1974, p. 154—156.

Система Orphus

Loading...
Up